Линки доступности

Кризис в Сирии

Лавров: Для меня остается загадкой, почему Женевские договоренности не выполняются


Сергей Лавров

Сергей Лавров

Глава МИДа подчеркнул, что Россия никогда не поддерживала сирийский режим

Сергей Лавров заявил, что Россия активно помогает продвижению Женевских конвенций «работая как с правительством Сирии, так и со всеми без исключения группами оппозиции», однако при этом отметил, что «большинство других участников Женевской встречи работают только с оппозицией, причем в одном направлении».

На пресс-конференции по итогам переговоров c министром иностранных дел Королевства Бельгия Дидье Рейндерсом, глава МИД России Сергей Лавров напомнил: главным содержанием Женевских соглашений являются обязательство участников потребовать от всех сирийских сторон прекращения кровопролития, а от правительства и оппозиции – назначения переговорщиков, которые должны между собой достичь согласия о составе и полномочиях «переходного управляющего органа».

«Это – сердцевина Женевских договоренностей. Для меня остается загадкой, почему они сейчас не выполняются», – заявил Лавров. Он также выразил надежду, что страны- участницы и США «понимают необходимость сделать все, чтобы выполнить Женевское коммюнике».

Миссию России на данном этапе Лавров видит в том, чтобы призвать всех участников перестать поддерживать, как он выразился, «войну до победного конца».

Глава МИДа России также воспользовался случаем, и ответил на недавний комментарий представителя Госдепартамента США о том, что последние действия России говорят о том, что она разочаровалась в режиме Башара Асада и прекращает его поддерживать.

«Мы никогда режимом не «очаровывались» и никогда его не поддерживали», – ответил на это Лавров.

«Все наши действия … подтверждают, что мы хотим стабилизации обстановки и создания условий для того, чтобы сами сирийцы определили судьбу своего народа, страны, руководства».

Лавров выразил надежду, что «коллеги из других стран будут более корректно комментировать происходящее в Сирии с точки зрения действий России».

«В перспективе этот режим не устоит»

«Речь идет не об очаровании или разочаровании – это не очень удачный термин. А о практических и прагматических расчетах», – пояснил корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов института США и Канады. – «В одной ситуации можно было сохранять какую-то лояльность режиму, да и сейчас она еще не исчерпывается, если смотреть по формулировкам. Но дается объективная оценка перспективы. И в перспективе этот режим не устоит».

Шумилин указывает, что сейчас признаки падения режима стали более очевидны. «И надо понимать это в оценках и выработке позиций».

Комментируя разногласия между участниками Женевского коммюнике, Шумилин сразу напоминает, что «фундаментальные расхождения» существовали с момента заключения договора. «Женевское коммюнике – как форма компромисса – был под вопросом с самого начала. Как оно было запущено – это другой вопрос».

Шумилин уверен, что необходимо вырабатывать более согласованные и более однозначные позиции по формирования новых органов власти в Сирии всеми странами, заинтересованными в регулировании сирийского конфликта: «Пока это сделано на базе Женевского коммюнике, но нужно искать другие подходы».

«Позиция России по Сирии никогда не менялась»

Павел Фельгенгауэр, независимый военный обозреватель, в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» отметил, что позиция России по Сирии была и остается неизменной. «Мы поддерживаем фактический режим Асада и будем его поддерживать. Прямым доказательством этого является сейчас развертывание российских кораблей и десанта у берегов Сирии».

Фельгенгауэр прокомментировал недавнее интервью Дмитрий Медведева, где он, в том числе, сделал несколько заявлений по сирийскому вопросу: «Медведев не определяет российскую политику по Сирии. Решение было принято Путиным, и решение это неизменно. Сирию мы не сдадим американцам» – считает российский эксперт.

«Все попытки увидеть с помощью микроскопа подвижки в российской позиции напоминает мне какие-то периоды холодной войны. Этого нет. Никаких санкций против Сирии мы не поддержим. Хотя воевать за Асада мы не будем, в отличии, например, от Ирана», – таково мнение независимого военного обозревателя Павла Фельгенгауэра.

Комментарии американских экспертов

Опрошенные «Голосом Америки» американские эксперта сошлись во мнении, что последние высказывания главы российского МИДа не позволяют говорить о переменах в политике Кремля в отношении Сирии.

Мэтью Роджански (Matthew Rojansky), директор программ России и Евразии в Фонде Карнеги за международный мир, сказал в интервью Русской службе, что Россия занимает эту позицию уже давно. «Они говорят, что этот конфликт является гражданской войной, и стороны должны прийти к соглашению без вмешательства иностранных держав, которые признают легитимность повстанцев, или лишают легитимности правящий режим». При этом Роджански обратил внимание на то, что Сергей Лавров вряд ли бы стал использовать специфическую формулировку «….Россия никогда не поддерживала Асада», «если бы Москва верила, что у него все еще есть политическое будущее в Сирии».

Сэмюэль Чарап (Samuel Charap), эксперт Международного института стратегических исследований в Вашингтоне, тоже считает, что высказывания Лаврова вполне последовательны. «Представители России давно говорят, что их политика не основана на привязанности к Башару Асаду. Дело больше в их опасениях по поводу принципов международной политики, и потенциальном риске американской интервенции. Именно поэтому они так упорно блокировали жесткие резолюции по поводу Сирии в Совете безопасности. У них нет особого рвения сохранить власть в руках Асада как такового – однако Кремль не хочет быть причастным к его уходу. Что касается возможных преемников – тут России, конечно, не хотелось бы, чтобы к власти пришли религиозные экстремисты, которые могут создавать проблемы».

Тони Бадран, (Tony Badran), эксперт вашингтонского «Фонда по защите демократий», напоминает, что «Это официальная линия России: усадить повстанцев за стол переговоров с Асадом. Представители России уже давно говорят, что они не поддерживают сирийского президента – но, тем не менее, продолжают настаивать на том, чтобы он был частью переходного правительства. Лавров так настаивает на Женевском меморандуме именно потому, что там конкретно не упоминается судьба Асада». Бадран добавляет, что для того, чтобы понять подлинные мотивы Москвы, стоит вспомнить высказывание Лаврова в апреле прошлого года, где он заметил, что в случае падения режима Асада будет оказано давление установить в Сирии режим суннитов. «Иными словами, Москва не усматривает своего интереса в потенциальной стратегической перегруппировке Сирии с суннитскими странами в регионе, вроде Саудовской Аравии или Турции.

Брент Скоукрофт, бывший советник по национальной безопасности администраций президентов Форда и Джорджа Буша-старшего, сказал в пятницу Турецкой службе «Голоса Америки», что сирийский кризис гораздо сложнее ливийского. «В Ливии, можно было увидеть альтернативы после свержения Каддафи. В Сирии, альтернативы не очень ясны – и не очень ясно, прекратится ли конфликт даже в том случае, если удастся избавиться от Асада. Это создает очень сложную проблему для всех соседей Сирии, и для США. Я думаю, нам следует пытаться остановить боевые действия. И я убежден, что Россия играет важную роль. Но я не уверен, удастся ли нам убедить Россию, что это в их интересах›.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG