Линки доступности

Американские дипломаты и политологи рассказали «Голосу Америки», что они думают о стиле работы российского министра иностранных дел

Сергей Лавров хорошо владеет искусством ведения переговоров и умеет добиться преимущества для России, считает Джон Болтон (John Bolton). Болтон стал постоянным представителем США при ООН в 2005 году – через год после того, как его коллега Сергей Лавров был назначен министром иностранных дел России и отозван из Нью-Йорка с поста постоянного представителя России при ООН.

Несмотря на то, что Болтон с Лавровым практически не работали вместе, американский представитель успел сформировать свое мнение о российском. Джон Болтон, как и многие бывшие сотрудники внешнеполитического ведомства США, с которыми побеседовал «Голос Америки», считает Сергея Лаврова сильным, высококвалифицированным дипломатом, убежденно защищающим интересы Российской Федерации за границей.

«Сергей Лавров – это серьезный соперник в переговорном процессе, – сказал Джон Болтон в интервью «Голосу Америки». – И, конечно, сильный партнер, если вы с ним – на одной стороне. Полагаю, что таким и должен быть дипломат. Он представляет интересы своей страны, и тут нет места иллюзиям».

В понедельник 11 июля, в день начала визита Сергея Лаврова в Вашингтон, американские аналитики обсуждают, как могут пройти переговоры российского министра с госсекретарем США Хиллари Клинтон, и о чем Лавров будет говорить на встрече с президентом Обамой.

Уэйн Мерри (Wayne Merry), бывший дипломат, работавший в Москве в американском посольстве в 80-е и 90-е годы и занимавшийся там политическим анализом, считает, что Сергей Лавров сам является воплощением того, как за последние 20 лет изменилась российская внешняя политика. Мерри напомнил, что во времена «холодной войны» внешняя политика СССР выстраивалась в основном визави США. Теперь Россия на международной арене стремится к многовекторности.

«Давайте вспомним российских предшественников Сергея Лаврова, – предложил бывший американский дипломат. – Андрей Козырев фокусировался в основном на отношениях с США. Евгений Примаков – на отношениях с Европой, Индией и Китаем. А вот Игорь Иванов и Сергей Лавров уже работали, мне кажется, исходя из посылки, что Россия не является супердержавой, и поэтому должна распространять свое влияние на более широком пространстве. Опыт Лаврова – в многовекторной дипломатии, так как он много лет провел в ООН. Сейчас Россия стремится к укреплению отношений со многими странами – с Китаем, с европейскими государствами. И в такой ситуации опыт Лаврова оказывается особенно ценным».

Уэйн Мерри считает, что Сергей Лавров в качестве постоянного представителя при ООН (Лавров занимал этот пост с 1994 года по 2004) был крайне эффективен.

«Он прекрасно понимает не только вопросы, которые стоят перед крупными государствами – Китаем, например, или США. Он прекрасно разбирается в региональных проблемах Латинской Америки, например, или Африки. Лавров, работая в ООН, стремился максимально расширить российское влияние в мире, чтобы Россия принимала участие в решении множества самых разных вопросов», – считает бывший американский дипломат.

Еще один американский дипломат – Томас Пикеринг (Thomas Pickering), бывший постоянный представитель США в ООН и посол США в России в 1993-96 гг. – хорошо знает Сергея Лаврова лично. Он познакомился с ним еще в начале 90-х годов, когда Лавров был заместителем министра иностранных дел РФ Андрея Козырева. В интервью «Голосу Америки» Пикеринг отметил, что знает Лаврова как «исключительно умного, творческого человека, который всегда был очень хорошо подготовлен к переговорам, всегда был досконально знаком с повесткой дня».

Отличается ли Сергей Лавров в личном общении от Сергея Лаврова – публичного лица? На этот вопрос Томас Пикеринг ответить отказался, выражая тем самым уважение к частной жизни министра. Он отметил, однако, что он и Лавров многому друг у друга научились.

«Мы научились друг от друга тому, что Россия и США могут найти области для сотрудничества, – сказал Томас Пикеринг. – И мы много раз с ним обсуждали, как каждый из нас, дипломатов, может продвигать политику нашей страны. Он всегда был открыт возможности разрешения проблем и конфликтов».

И все же – можно ли отметить в работе и стиле Сергея Лаврова какие-то слабости, недостатки?

«Недостатки? Иногда мы здесь, на Западе, говорим о том, что он защищает российскую позицию со слишком большим энтузиазмом, – отметил Томас Пикеринг. – Но в России это необязательно будет считаться недостатком. Министрам иностранных дел не платят зарплату за то, чтобы они всегда были добрыми и мягкими».

С американским дипломатом согласен профессор Центра российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман (Marshall Goldman).

«У самого Лаврова очень четкие, ярко выраженные позиции по многим вопросам, он очень сильный игрок, – считает профессор Голдман. – Он не боится выражать свое мнение, и у него очень много опыта. Да и разве можно от него ожидать, что вдруг он станет защищать американские интересы вместо российских? С какой стати? Он понимает, что время “холодной войны” прошло, что ему нет необходимости быть таким антагонистичным по отношению к Белому дому, как раньше, но ему также нет необходимости на Белом доме “жениться”».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG