Линки доступности

Лавров подверг критике позицию посла США по ПРО


Майкл Макфол, Сергей Лавров и Дмитрий Медведев

Майкл Макфол, Сергей Лавров и Дмитрий Медведев

Глава МИДа РФ назвал заявления Макфола высокомерными

Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал высокомерными высказывания посла Майкла Макфола о позиции США по вопросу противоракетной обороны.

«Вчера наш коллега – посол США – очень аррогантно заявил, что изменений по ПРО не будет, хотя, казалось бы, посол – друг государства – должен понимать, что нужно учитывать интересы соответствующего государства», – цитируют Лаврова российские СМИ в среду 4 апреля.

Напомним, накануне Майкл Макфол в интервью РИА «Новости» сообщил, что США намерены строить такую систему ПРО, «которая нужна нам для защиты наших союзников и нас самих от реальных ракетных угроз». По словам американского посла в России, Вашингтон не примет «никаких ограничений в этой области, потому что безопасность наших граждан и союзников является нашим главным приоритетом».

Как пишут некоторые политологи, попытка администрации США вернуть процесс «перезагрузки» в правильное русло, отправив послом в Москву фигуру политически нейтральную – бывшего профессора Стэнфордского университета Майкла Макфола, похоже, не увенчалась успехом.

С первых дней пребывания в российской столице на Макфола обрушилась волна критики. Вначале это были государственные СМИ, обвинявшие новоиспеченного американского посла в экспорте демократии и финансировании оппозиционных партий и движений, а теперь это самые высокопоставленные российские чиновники.

«Мне кажется, что сейчас еще рано говорить о том, что кроется за такой реакцией на Макфола, – считает Питер Ставракис, профессор политологии при Национальном университете обороны США. – Возможно, что эта атака не связана с ним лично. Данное поведение [российских СМИ и официальных лиц] может быть частью тщательно спланированной кампании. Об этом мы должны спросить российских чиновников».

По мнению Ставракиса, если такая кампания имела бы место, и если бы российское руководство хотело изменить политический курс в отношении США, то первым человеком, который бы подвергся давлению, был бы посол.

В свою очередь, вице-президент Атлантического совета Деймон Уилсон утверждает, что риторика Макфола в вопросе ПРО полностью соответствует позиции США.

«Основываясь на оценке уровня иранской ракетной угрозы, США приняли решение сотрудничать с союзниками по НАТО в создании европейской ПРО, используя поэтапный адаптивный подход. Мы еще раз заявляем, что это все делается для того, чтобы обезопасить себя и своих союзников», – отметил он в комментарии для «Голоса Америки».

По словам Уилсона, вместо постоянных возражений против планов строительства американской ПРО Москве, во-первых, стоило бы «удвоить усилия с тем, чтобы не допустить разработку Ираном более точных ракет дальнего радиуса действия, а также попытаться заставить Тегеран отказаться от разработки ядерного оружия».

«Во-вторых, России имеет смысл принять предложение по сотрудничеству в сфере строительства системы ПРО, призванной защитить Европу и Евразию от иранской угрозы», – сказал вице-президент Атлантического совета.

Ведущий научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики, профессор Стэнфордского университета Максим Братерский считает, что внешняя политика США по отношению к России, возможно, будет скорректирована после президентских выборов в Америке.

«Если смотреть в корень разногласий США и России по ПРО, то американская сторона и НАТО настаивают на своем полном политическом суверенитете и праве строить свою оборону так, как они считают нужным, не обращая внимания на протесты окружающих. Россия считает, что такого права у них нет. Россия настаивает на том, что США и НАТО должны принимать во внимание озабоченности стран-партнеров и соседей по поводу собственной безопасности. Но никакого сближения позиций сторон не происходит», – сказал Русской службе «Голоса Америки» Максим Братерский.

По словам эксперта, в данный момент сближения между странами «быть не может».

«В России президентский цикл уже закончился. В США он в самом разгаре, и до ноября никакая американская администрация не пойдет на какие-либо крупные внешнеполитические решения, которые могут вызвать критику противоположной партии. Никакого прогресса в этом вопросе не видно. Ожидать каких-то изменений от американской стороны до ноября было бы слишком наивно. Не говоря уже о том, что потенциальные кандидаты на участие в президентской гонке от республиканцев довольно сильно нападают на Обаму в части взаимоотношений с Россией», – подчеркнул Братерский.

Президент фонда «Новая Евразия», член президиума и генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов полагает, что дискуссии между представителями американской и российской дипломатии необходимо ставить в определенный политической контекст.

«Год избирательной кампании в США – это традиционно год не очень удобный для развития отношений между Вашингтоном и Москвой. Нынешний президент США вынужден, так или иначе, реагировать на критику со стороны республиканцев. Его обвиняют в том, что он занимает излишне прагматичную позицию в отношениях с Москвой и приносит в жертву некоторые принципы американской внешней политики – поддержка прав человека и демократии в мире. Конечно, администрация Обамы вынуждена защищаться и доказывать, что права человека, развитие гражданского общества и права человека остаются приоритетом американской внешнеполитической стратегии, – рассказал Русской службе «Голоса Америки» Андрей Кортунов. – Но нужно отметить, что и Майкл Макфол постоянно подчеркивает, что США не ставят своей задачей вмешательство в политические процессы внутри России. Мол, одно дело поддержка гражданского общества и правозащитников, другое – это воздействие на результаты выборов и развитие политических институтов. Это специфика момента».

Отвечая на вопрос о том, почему российские власти и представители дипломатии резко реагируют на деятельность посла США в России, Кортунов отметил: «Стиль, который привнес Макфол в свою работу посла США в России, является раздражающим фактором. Российские политики и чиновники не очень привыкли к тому, что посол США в России активно дает интервью различным СМИ, выступает в социальных медиа и проводит встречи с представителями гражданского общества».

«Если посмотреть на предшественников Макфола на этом посту, – продолжил эксперт, например, на Джона Байерли или Билла Бернса, то они были профессиональными дипломатами, которые все свою жизнь провели на дипломатической службе и вели себя гораздо более сдержанно. В этом смысле Макфол – это новый тип американского дипломата, во всяком случае, для большинства российских политиков он таковым и является. И этот тип вызывает у российских властей раздражение и реакцию отторжения. Наверное, со временем все успокоится. И посол, возможно, изменит стиль поведения, а российские политики привыкнут».

США и демократическое общество в России

Между тем, во вторник 3 апреля пресс-секретарь Госдепартамента США Виктория Нуланд, реагируя на высказывание представителя МИДа России о том, что США финансируют российскую оппозицию, отметила: «Во-первых, я хочу обратить ваше внимание на интервью, которое госсекретарь [Хиллари Клинтон] дала журналисту телеканала CNN Джилл Доэрти в минувший уикенд. Она ясно рассказала о нашей поддержке права россиян работать и открыто говорить о своей заинтересованности в более широкой свободе, демократии, транспарентности и открытости».

«Мы, как подтвердила и госсекретарь Клинтон, обратились в Конгресс с предложением создать новый фонд в поддержку российского гражданского общества, для защиты прав человека, для укрепления свободного и плюралистического информационного пространства, для работы с НПО и расширения диалога с американскими НПО в поддержку развития политического лидерства среди молодежи, – продолжила Нуланд. – Бюджет этого фонда составит 50 миллионов долларов, которые будут перенаправлены в него из бывшего Американо-российского инвестиционного фонда».

«Цель этого фонда – поддержать живое гражданское общество в России и позволить нам сотрудничать с теми российскими НПО, которые хотят с нами работать, – подчеркнула представитель Госдепартамента, – развивать их умения, их голос, их способность представлять стремление россиян к укреплению и расширению демократии в стране».

Вопрос о выделении Соединенными Штатами средств на развитие гражданского общества и демократии в России Максим Братерский называет «болезненным».

«Российские власти не всегда и не везде, но иногда трактуют это как финансирование политической оппозиции. Для США существует два момента, которые объясняют подобную политику», – говорит эксперт.

Первый момент, поясняет он, заключается в американском мировоззрении.

«Для США и политического класса американцев единственным порядком вещей в мире является демократия. Вселенская миссия США состоит в том, чтобы всячески развивать и поддерживать демократию. По-другому американцы просто не мыслят», – сказал Братерский.

Второй момент, по словам профессора, заключается в том, что моральная или материальная поддержка сил, которые не согласны если не с нынешним политическим устройством, то с нынешними персоналиями и текущей конфигурацией власти в России, присутствует.

«Все же нельзя считать США идеалистами, которые работают на благо человечества, – заявил он. – Некие тактические и практические интересы во внешней политике США присутствуют. Естественно, что, кроме раздражения официальных лиц США, подобные заявления ничего другого вызвать не могут. Однако нужно оглянуться на президентскую гонку в США. Полагаю, что некоторые заявления со стороны США вызваны внутриполитическими соображениями. Это не значит, что после окончания президентской кампании американцы откажутся от подобной политики, но, возможно, что эта политика будет скорректирована».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG