Линки доступности

Адвокат: США будут продолжать применять принцип «экстратерриториальной юрисдикции»

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил в пятницу, что российские власти будут продолжать оказывать юридическую и практическую помощь россиянам Виктору Буту и Константину Ярошенко, которые стали фигурантами громких уголовных дел в США. Об этом Лавров сказал во время встречи с главными редакторами радиостанций «Голос России», «Радио России» и «Эхо Москвы».

Ранее в этом году российский летчик Ярошенко был приговорен в Нью-Йорке к 20 годам лишения свободы по обвинению в попытке контрабанды наркотиков. Он был задержан в мае 2010-го года в Либерии в результате совместной операции местных и американских спецслужб. Вскоре после этого Ярошенко был тайно перевезен в США.

Суд над Виктором Бутом идет в настоящее время в Нью-Йорке. Он обвиняется в сговоре с целью убийства американцев, включая должностных лиц, и в сговоре с целью продажи оружия и поддержки терроризма через сотрудничество с леворадикальной группировкой «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC), которую США считают террористической. Бут был арестован в марте 2008 года в Таиланде и в начале этого года экстрадирован в США.

По словам Лаврова, в случаях с Бутом и Ярошенко нарушалось законодательство стран, где они были задержаны, а Россия не была своевременно информирована об арестах ее граждан.

Принцип «экстратерриториальной юрисдикции»


С точки зрения американского правосудия, арест Бута и Ярошенко, ни один из которых никогда прежде не бывал в Америке, и предание их суду в США стало возможным благодаря «экстратерриториальной юрисдикции». Согласно этому принципу, американские законы могут распространяться на граждан других стран, находящихся за пределами США.

По мнению американского адвоката Ли Гинзбурга, представлявшего интересы Ярошенко в федеральном суде, в обозримом будущем Соединенные Штаты будут продолжать применять принцип «экстратерриториальной юрисдикции».

«Американское правительство видит в использовании этого принципа один из методов борьбы с терроризмом, которая стала актуальной после 11 сентября 2001 года, – сказал Гинзбург корреспонденту Русской службы «Голоса Америки», – особенно в свете растущего переплетения террористической деятельности с контрабандой оружия и наркотиков. Этот инструмент позволяет отслеживать находящихся за рубежом, – особенно в странах Африки и Ближнего Востока – лиц, имеющих доступ к большим суммам денег и оружию. Зачастую эти лица могут представлять угрозу Соединенным Штатам и, возможно, другим странам. За последние несколко лет мы наблюдаем растущее число дел, в которых применяется принцип “экстратерриториальной юрисдикции”».

Ли Гинзберг говорил об «экстратерриториальной юрисдикции» в своем выступлении за «круглым столом по вопросам предотвращения международной и транснациональной преступной деятельности», прошедшем в Генеральном консульстве РФ в Нью-Йорке. В этом мероприятии, организованном консульством совместно с американским адвокатом российского происхождения Анной Браун, приняли участие юристы, которым приходилось защищать интересы иностранных граждан в судах США, а также представители прокуратуры Манхэттена и Бруклина, рассказавшие об отличиях нью-йоркского законодательства от федерального и о специальных программах, адресованных русским американцам. По словам Браун, представители федеральной прокуратуры отклонили приглашения на круглый стол в российском консульстве. В то же время, на мероприятии присутствовали консульские работники из Казахстана, Украины, Финляндии, Сербии и ряда других стран.

Открывая круглый стол, Генеральный консул РФ Андрей Юшманов выразил озабоченность применением правоохранительными органами США принципа «экстратерриториальной юрисдикции» и практикой «искусственного создания юрисдикции». Адвокаты Бута и Ярошенко утверждали, что в обоих случаях с уголовным преследованием россиян юрисдикция американского суда была создана «искусственно». Тайные осведомители, работавшие на Управление по борьбе с наркотиками США (DEA), настаивали, что оружие предназначено именно для убийства американцев (в случае Бута) или что наркотики предназначены для доставки именно в США (в случае Ярошенко).

По словам бывшего адвоката Ярошенко Ли Гинзбурга, «до того, как появились агенты DEA, никто из обвиняемых и не помышлял о доставке кокаина в США». Адвокат назвал дело Ярошенко «экстремальным примером экстратерриториальной юрисдикции».

В то же время, по мнению адвоката, в случаях, когда затрагиваются «легитимные интересы» США, применение «экстратерриториальной юрисдикции» может быть вполне оправданно. В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Гинзбург отметил, что некоторые американские законы всегда предусматривали возможность их применения за пределами США. Принцип экстратерриториальности время от времени применяется и другими странами, в частности, Великобританией и Францией. «Но никто не интерпретирует этот принцип так широко, как США», - добавил адвокат.

Вопросы без ответов

Возвращаясь к делу Ярошенко, Гинзбург подчеркнул, что «продажа кокаина запрещена по всему миру», но вопрос состоит в том, где должен привлекаться к суду обвиняемый. В то же время, адвокат признал, что, «возможно, в интересах Ярошенко было, чтобы его судили в Нью-Йорке, а не в Либерии».

По мнению Гинзбурга, в отсутствии четких международных норм такая правоприменительная практика поднимает ряд вопросов, которые не могут быть урегулированы судом одной отдельно взятой страны. Так, например, во многих странах правоохранительные органы не имеют права инициировать действия, которые приведут к нарушениям закона. В ряде случаев проведения подставных операций агентами спецслужб США именно они инициировали противоправные действия. И хотя это не противоречило американским законам, операции проводились в третьих странах.

В разных странах также существуют отличающиеся друг от друга законы, регулирующие прослушку телефонных разговоров и перехват электронной почты. Таким образом, при сборе улик по тому или иному делу сотрудники американских правоохранительных органов могут, оставаясь в рамках американского закона, нарушить законы тех стран, где ведется расследование.

К тому же, добавил Гинзбург, США – одна из немногих стран, где уголовным кодексом предусмотрено наказание за «участие в сговоре» с целью совершения преступления. Такое обвинение может быть предъявлено даже если до самого преступления дело не дошло. Во многих странах, в частности, в России подобные обвинения не являются, а зачастую и противоречат сложившемуся правосознанию. По словам адвоката, Константин Ярошенко не раз спрашивал своего защитника, за что его судят. «Ведь мы только разговаривали», - недоуменно говорил российский пилот, осужденный за то, что обсуждал контрабанду кокаина с подельниками.

Гинзбург также подчеркнул, что в США – прецедентное право, и не так давно Аппеляционный суд утвердил приговор, вынесенный в Нью-Йорке торговцу оружием сирийцу Монзеру аль Кассару (30 лет лишения свободы). Дело аль Кассара также основывалось на принципе «экстратерриториальной юрисдикции» и очень похоже на дело Виктора Бута: к сирийцу, как и к россиянину, были подосланы мнимые эмиссары FARC, он также был арестован в третьей стране – Испании – и экстрадирован в США.

«В настоящее время нет оснований полагать, что американские суды вынесут иные решения по вопросам экстратерриториальной юрисдикции», - заключил Гинзбург. По его словам, попытка аннулировать обвинения против Ярошенко на основании того, что российский летчик был «похищен» в Либерии и незаконно доставлен в США, закончилась безрезультатно. «Мне посоветовали подать в суд на DEA за похищение», - рассказал адвокат, добавив, что бесперспективность такого шага очевидна.

Политический вопрос

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Ли Гинзбург провел аналогию между принципом «экстратерриториальной юрисдикции» и практикой применения пыток, выразил опасение, что расширение такой практики может привести к юридическому хаосу на международном уровне.

«Во время предвыборной кампании 2008 года в США не раз поднимался вопрос о применении пыток, - сказал он. Оба кандидата – Барак Обама и Джон Маккейн – выступали против этой практики, хотя многие представители Республиканской партии занимали иную позицию. Но Маккейн говорил: “Если мы будем применять пытки, то что мы скажем, когда будут пытать захваченного в плен американского солдата? Тогда мы не сможем протестовать, потому что мы сами нарушаем международные законы”. То же самое можно сказать и о принципе “экстратерриториальной юрисдикции”. Если бы американский гражданин был арестован в результате подобной подставной операции в третьей стране, я не думаю, что Соединенные Штаты были бы довольны таким развитием событий».

По мнению Гинзбурга, решение о применении «экстратерриториальной юрисдикции» является политическим. «Мы, адвокаты, можем оспаривать эти решения в суде, но, в конечном итоге, этот вопрос дожен быть решен на международном уровне», – заключил он.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG