Линки доступности

Латвия: чем националисты в правительстве лучше «Центра согласия»?

  • Виктор Васильев

Президент Латвии Андрис Берзиньш

Президент Латвии Андрис Берзиньш

Российские эксперты о парадоксальной ситуации в политической жизни прибалтийских соседей

Прошедшее в минувший понедельник голосование по кандидатуре спикера латвийского сейма завершилось провалом, передало 18 октября агентство «Росбалт» со ссылкой на латвийский новостной портал Mixnews. Бывший президент Латвии Валдис Затлерс, которого прочили на этот пост, не набрал нужного количества голосов.

Как сообщает балтийский информационный портал Delfi, лидер фракции «Центр согласия» Янис Урбанович заявил, что сейчас президент Андрис Берзиньш может помешать этнической дискриминации, направленной против избирателей ЦС. Он не исключил того, что жители Латвии начнут сбор подписей за роспуск сейма. По его мнению, было бы разумно доверить формирование правительства Центру согласия, который выиграл выборы.

Как сообщал «Голос Америки», левоцентристская партия «Центр согласия», во многом стоящая на пророссийских позициях, заняла первое место на состоявшихся в сентябре досрочных выборах. Подобный прецедент произошел впервые за годы независимости Латвии. Вначале «Партия реформ» Затлерса предполагала взять в коалицию «Центр согласия», но затем объединилась в союз с «Единством» действующего премьера Валдиса Домбровскиса и откровенными националистами.

Загадочный политический пасьянс

Из-за чего экс-президент страны решил проводить досрочные выборы? Заведующий отделом стран Балтии Института стран СНГ и Балтии Михаил Александров считает, что Затлерс пошел на них в расчете на то, что сможет осуществить необходимые стране политические и экономические реформы, и благодаря успеху ЦС фактически получил мандат на осуществление декларируемых им целей, но оказался слишком «подверженным давлению».

«Как только возникла реальность его коалиции с ЦС, все международные силы – прежде всего посольство США и западные кредиторы – подключились к тому, чтобы этого не допустить, и стали давить на него. Его чуть ли не называли агентом Москвы. В результате он капитулировал», – резюмировал эксперт в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

На его взгляд, правящая партия Валдиса Домбровскиса, закручивая экономические гайки, поставила население страны в трудное положение, а «русская» партия могла изменить ситуацию в лучшую сторону.

Эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров полагает, что обстановка в Латвии намного сложнее. Ему кажется, что лидер ЦС Нил Ушаков, получив очень хороший результат на выборах, не особенно заинтересован в том, чтобы входить в правящую коалицию.

«Понятно, что новому правительству предстоит предпринимать очень непопулярные шаги. Поэтому, стоя в стороне и имея имидж партии, мнение которой не учли, Ушаков может политически выиграть. В пору глубокого кризиса лучше находиться в оппозиции», – аргументирует он в интервью «Голосу Америки».

В силу этого эксперт не расценивает ситуацию в Латвии как простое игнорирование большого числа избирателей и сознательную игру на изоляцию партии, которая получила относительное большинство голосов.

Заместитель декана факультета мировой экономики и политики ГУ-ВШЭ Андрей Суздальцев в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» отметил, что всякое государство строится как многонациональное, а в Латвии придерживаются другой тенденции вопреки политике Евросоюза.

«Это глубинный кризис. В Латвии стремятся создать этакую национальную резервацию в рамках многонациональной страны. Но в результате все равно повсюду будет мультикультурное общество, которое строит Евросоюз», – обобщил он.

Эксперт Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Сергей Рекеда убежден, что сложившаяся ситуация хорошо объясняется развитием Латвии в предыдущее десятилетие, и не относит победу ЦС на выборах к разряду сенсационных.

«Сенсация тут заключается в том, что ее не произошло. Партии, которые отстаивают интересы русскоязычного населения, играли значительную роль в политической жизни Латвии, начиная с 2000-х годов, и уже тогда была проработана схема, когда правоконсервативное большинство объединялось против прорусских организаций и отправляло их в оппозицию», – подчеркивает он.

Сформированная «Партией реформ» Затлерса коалиция начала потихоньку рассыпаться еще до голосования по спикеру. В воскресенье ряды сторонников экс-президента покинули шесть законодателей, в результате чего у триумвирата осталось всего 50 из 100 мест в парламенте.

Как представляется Михаилу Александрову, последний маневр части депутатов партии Затлерса показывает, что «не все в его партии смирились с капитулянтским настроем».

«Выйдя из партии, они создали собственную группу в парламенте. Поэтому новая коалиция оказалась в подвешенном состоянии. У них даже меньше голосов, чем могло бы получиться, объединись “Партия реформ” с ЦС», – говорит он.

Андрей Петров обратил внимание, что во время голосования в сейме никаких предложений со стороны Ушакова на позицию спикера не было.

«Естественно, Ушакову хотелось бы не только капитализировать, но и сохранить преимущества своего довольно быстрого политического роста. Но следствием этого роста для ЦС стало и то, что у них нет готовой обоймы людей, которых они могли бы поставить на высокие правительственные посты. Кроме самого Ушакова, других сильных фигур, которые могли бы от имени этой партии реально работать в правительстве, в общем, нет», – утверждает он.

Чего опасаются латыши и чего боится Запад?

Хотя этнические русские и представители других меньшинств составляют треть населения Латвии, за последние 20 лет в состав латвийского правительства ни разу не вошла партия, представляющая их интересы. Характерно и то, что примерно треть электората ЦС составляют коренные латыши.

Михаил Александров объясняет это тем, что они поняли, «в какое болото загнали их прозападные правительства».

«Антироссийский во внешней политике и антирусский во внутренней политике курс деструктивен по своей сути. Участие представителей русской общины в политической жизни страны могло бы создать условия для межнационального мира и придать дополнительный импульс развитию страны».

Он уверен, что Запад панически боится того, что Латвия вернется в российскую сферу влияния и станет плохим примером для остальных.

«После этого может начаться эффект домино», – заключает эксперт.

По словам Андрея Петрова, было бы «глупо» называть ЦС пророссийским.

«Это партия, которая получает поддержку со стороны русского меньшинства, но это совершенно не означает, что она пророссийская. Мы видим, как этот фактор не работает в украинской политике. В латвийской политике он работает еще меньше», – подытоживает он.

Теперь на выборах спикера Сейма могут быть выдвинуты новые кандидатов. Но когда состоится следующая попытка, пока неизвестно.

XS
SM
MD
LG