Линки доступности

Экс-представитель США в ООН о ситуации на Ближнем Востоке

«Мы составляли нераздельное целое – как единая американская семья», – так президент Обама охарактеризовал чувство, охватившее американцев после терактов 11 сентября. «Я знаю, – продолжил глава Белого дома, – что порой оно (чувство единения – А.П.) ослабевало. Однако сегодняшнее достижение (ликвидация Усамы бин Ладена, скрывавшегося на вилле вблизи пакистанской столицы – А.П.) – свидетельствует о величии нашей страны и о решимости американского народа».

Впрочем, подчеркнул президент, борьба с терроризмом не завершилась. «”Аль-Кайда”, – констатировал Барак Обама, – по-прежнему планирует нападения на нашу страну». Как – на новом этапе и в новом контексте – вести борьбу с давним противником? В политических кругах США продолжаются дискуссии на эту тему – приобретающие особую остроту на фоне постепенно приближающихся президентских выборов. Как оценивают происходящее республиканцы? Русская служба «Голоса Америки» обратилась за комментарием к бывшему представителю США в ООН Джону Болтону.

Алексей Пименов: Господин посол, позвольте мне начать с частного вопроса. Как вы оцениваете решение администрации США не публиковать снимков убитого бин Ладена?

Джон Болтон: Я не вижу ничего страшного в публикации фотографий. Люди достаточно подготовлены, чтобы понять, что речь идет о вооруженной операции. Не думаю, что фотографии, демонстрирующие убийство бин Ладена, вызвали бы нежелательные последствия в мире. Однако мне представляется, что в данном случае допущена и более серьезная ошибка. Я не стал бы хоронить тело бин Ладена. Я предпочел бы перевезти его на базу в Гуантанамо, чтобы дать международным экспертам возможность удостовериться в том, что это именно бин Ладен. Думаю, что мы упустили хорошую возможность пресечь слухи противоположного содержания, и это весьма досадно: поскольку речь идет о чрезвычайно важном, поворотном моменте в развитии ситуации, и мне горько видеть, что его значение преуменьшается.

А.П.: Как вы оцениваете стратегическое значение операции по устранению бин Ладена?

Д.Б.: Полагаю, что она была чрезвычайно важна – по целому ряду причин. И прежде всего – Соединенные Штаты показали, что держат данное слово: в свое время мы заявили, что непременно захватим бин Ладена и заставим его ответить за содеянное. Именно это и произошло. Второе: то обстоятельство, что бин Ладену на протяжении почти что десяти лет удавалось уходить от возмездия, придавало призывам, которые «Аль-Кайда» обращает ко всему миру, дополнительную убедительность. Это оказывало весьма существенное негативное воздействие на ситуацию в мире. Не думаю, что бин Ладен руководил операциями «Аль-Кайды», но его роль как вдохновителя боевиков была огромна. Поэтому его устранение имеет важнейшее политическое значение. Речь не идет о том, что война с терроризмом завершена, однако она переходит в новую фазу. Иными словами, то, что произошло, – огромная победа Соединенных Штатов.

А.П.: Следующий вопрос – о ситуации в Пакистане. Бин Ладен жил на вилле вблизи Исламабада. В этой связи неизбежен вопрос о роли пакистанских спецслужб и иных госструктур. Ваш комментарий?

Д.Б.: Это очень серьезный вопрос – как для Пакистана, так и для США. Нам нужна помощь Пакистана. Мы должны быть уверены в том, что пакистанское ядерное оружие не попадет в руки террористов. Таким образом, Соединенные Штаты зависят от Пакистана. Но, разумеется, и у нас есть рычаги воздействия на них. В прошлом нам приходилось сталкиваться с двуличием пакистанской стороны, годами отрицавшей, что в стране ведется работа по созданию ядерного оружия. Поэтому сегодня у нас должен состояться с пакистанцами как можно более прямой и откровенный разговор. Ведь исламистский терроризм – это угроза самой возможности сколько-нибудь демократического режима в Пакистане. Он угрожает даже пакистанским военным, и я полагаю, что нам необходимо побудить их осознать реальность этой угрозы.

А.П.: Господин посол, давайте обратимся к общей ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. В одной из своих последних статей вы констатируете ее ухудшение. В частности, по вашим словам, ситуация вокруг Израиля возвращается к шестидесятым и даже пятидесятым годам. Что именно вы имеете в виду?

Д.Б.: Меня очень беспокоят процессы, разворачивающиеся в Египте, Иордании, да и в других арабских странах. Чаще всего в этой связи говорят об «арабской весне», о прорыве к демократии, но, откровенно говоря, я этого не вижу. А что я вижу, так это, к примеру, угрозу пересмотра Кэмп-дэвидских соглашений – основы мира и стабильности на Ближнем Востоке. Беспокоит меня и то, что Каддафи вполне может остаться у власти – или во всей Ливии, или в какой-то части страны. И действия иранских властей, с успехом ловящих рыбу в мутных бахрейнских водах… И то, что Сирия продолжает поддерживать ХАМАС в секторе Газа и «Хезболлу» в Ливане… Все это очень опасно, и ликвидация бин Ладена не должна побудить нас ослабить внимание к событиям, разворачивающимся в ближневосточном регионе.

А.П.: В одной из недавно опубликованных статей вы констатируете, что президент Ирака Нури Малики демонстрирует все большую почтительность к Ирану.

Д.Б.: Да, и это чрезвычайно тревожная тенденция. Иран давно и активно действует на иракском направлении, проявляя большую настойчивость. И это объяснимо, учитывая шиитский фактор. Думаю, что дело тут не в том, составляют ли шииты большинство населения, а в другом: к примеру, в готовности правительства заключить с Ираном соглашение об экстрадиции, в желании напасть на лагерь иранских беженцев-оппозиционеров. Но прежде всего – в нежелании оставить в Ираке американские войска после 31 декабря. Все это вызывает у меня тревогу по поводу той роли, которую будет играть Ирак, с точки зрения наших позиций на Ближнем Востоке.

А.П.: Обратимся к ситуации в Афганистане. Не так давно вы подвергли критике политику администрации США в вопросе о выводе войск… По вашим словам, это решение обусловлено скорее внутриполитическими соображениями, нежели военными. Почему?

Д.Б.:
Думаю, что президент очень хочет избежать серьезнейшей проблемы, исходящей от его собственной партии. Афганская война все менее популярна среди демократов, хотя прежде они характеризовали ее как «правильную» войну – в отличие от иракской, против которой они решительно выступали. Устранение бин Ладена дает президенту политическую возможность заявить, что, по существу, он может уже летом начать крупномасштабное сокращение американских войск в Афганистане. И я полагаю, что это – ошибка. Сегодня надо не уменьшать, а наращивать давление на Талибан и «Аль-Кайду». Важно, чтобы президент решительно отстаивал интересы США во всем мире и защищал друзей Америки.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG