Линки доступности

Ситуация на юге Кыргызстана

  • Эрика Марат

Спустя шесть дней после вспышки насилия на юге Кыргызстана, временное правительство страны все еще не в состоянии полностью контролировать ситуацию в Ошской и Джалалабадской областях. В ходе волнений погибли по меньшей мере 187 человек, тысячи получили ранения. Более 100 тыс беженцев пытаются пересечь границу с Узбекистаном.

Временное правительство Кыргызстана, которое пришло к власти всего три месяца назад, обратилось к России с просьбой о военной поддержке. Однако вопрос о вводе российских миротворцев на территорию Кыргызстана повис в воздухе.

«Голос Америки» приводит мнения экспертов о причинах возникновения конфликта на юге Кыргызстана, а также о роли России и международного сообщества в деле урегулирования конфликта.

Эрик Макглинчи (Eric Mcglinchey), профессор Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University):

Грустен и парадоксален тот факт, что на протяжении долгого времени Россия включала Кыргызстан в зону своих интересов, но, когда Кыргызстан столкнулся с серьезным кризисом, Россия направила войска лишь для защиты своей военной базы в Канте, которая абсолютно не нуждается в защите! Я понимаю, что президент России Дмитрий Медведев и президент США Барак Обама пытаются действовать осторожно, чтобы не повредить своим политическим интересам в этой стране. Однако, если Россия намерена укрепить свое влияние в этом регионе – то кризис в Кыргызстане предоставлял практически идеальную возможность для достижения этой цели.

Учитывая, что по сравнению с, например, военными США, военные России, скорее всего, будут восприняты местным населением в Кыргызстане с уважением – мне не понятно решение Москвы не посылать своих миротворцев.

Аркадий Дубнов, журналист, сотрудник газеты «Время новостей»:

Вопрос о вводе российских войск был более актуален несколько дней назад, когда Кыргызстан просил о помощи, а не сейчас, когда уже погибли многие сотни людей. Сейчас пик бесчинств и насилия позади по двум причинам: во-первых, истощается запал деятельности бандитских группировок; во-вторых, власти Кыргызстана стали действовать более эффективно во многом благодаря достаточно удачным кадровым назначениям – в качестве комендантов в Оше были назначены силовики Кубатбек Байболов и Омурбек Суваналиев. По мере того, как ситуация стабилизируется, некоторые члены временного правительства выступают против того чтобы вводились российские войска.

Я думаю, что причины, из-за которых в Москве тормозят с политическим решением ввести миротворческие войска в Кыргызстан, связанны в первую очередь с категорическими возражениями президента Узбекистана. В Ташкенте всегда весьма резко реагировали, когда возникала возможность усиления российского военного присутствия в Центральной Азии, особенно вблизи границ Узбекистана. Хочу напомнить, что, когда в 1999 году Москва приняла решение переформировать 201 дивизию в Таджикистане в военную базу, президент Узбекистана Ислам Каримов счел это совершенно неприемлемым для своей страны, и это послужило одним из аргументов в пользу выхода Ташкента их Договора о коллективной безопасности. Сегодня позиция Ташкента по этому направлению мало изменилась.

Примечательно, что на следующий день, после того как президент России Дмитрий Медведев вернулся из Ташкента после саммита Шанхайской организации сотрудничества, где он увиделся с Каримовым, он провел еще один телефонный разговор по поводу ситуации в Кыргызстане. Других сведений о разговорах Медведева с другими лидерами по поводу Кыргызстана, не сообщалось.

Скотт Радниц (Scott Radnitz), профессор политологии Университета Сиэтла (University of Seattle):

Сегодня мы не можем с точностью указать, что послужило причиной конфликта на юге Кыргызстана. Существуют две распространенные версии, которые часто озвучиваются в прессе. Первая – это то, что конфликт был спровоцирован «внешними силами». Вторая версия утверждает, что столкнулись сторонники бывшего президента Курманбека Бакиева (кыргызы) и сторонники временного правительства (узбеки).

Я скептически отношусь к первой версии, поскольку в чрезвычайных ситуациях люди склонны винить внешние силы. Вторая версия еще больше далека от правды. Пока наиболее близкой к истине считается версия о том, что причины конфликта кроются в межэтнической вражде между кыргызами и узбеками.

В ближайшем будущем, скорее всего, произойдет следующее: миллион этнических узбеков Кыргызстана, которые больше не чувствуют себя в безопасности, постараются эмигрировать из страны и таким образом изменят демографический баланс в Кыргызстане. В свою очередь Узбекистан будет рассматриваться в мире в позитивном свете, если примет беженцев из Кыргызстана. Ташкент использует эту возможность для того, чтобы улучшить свой имидж, также как и в 1990-е годы, кода Узбекистан вмешался в гражданскую войну в Таджикистане.

Мадлен Ривз (Madeleine Reeves), профессор Манчестерского университета (Manchester University):

Конфликт в Кыргызстане принял форму межэтнического после того, как по городу Ош распространились слухи о вооруженном нападении киргизов на узбеков. В прошлом стычки бытового характера между местными кыргызами и узбеками происходили достаточно часто, однако они не носили признаков межэтнической борьбы. Узбеки занимают довольно солидные позиции в сфере бизнеса, но не представлены в государственных структурах Кыргызстана. Несмотря на эти различия, существовали неформальные рамки поведения, которые не позволяли обеим сторонам прибегать к насилию, разногласия урегулировали мирным путем.

В ситуациях кризиса существующие различия экономического и политического характера между узбекским и кыргызским населением приняли межэтническое значение. Перед Кыргызстаном сегодня стоит задача воссоздать нарушенный межэтнический баланс, предоставив всем этническим группам возможность свободно и открыто говорить о своих проблемах и о ситуации в стране.

Эдиль Байслов, глава политической партии Ай-Кол, до недавнего времени член временного правительства Кыргызстана:

Безопасность, безопасность, безопасность – была моя главная тема разговоров с президентом переходного периода Розой Отунбаевой во время моей работы во временном правительстве. Но до сих пор она не назначила ни одного силовика. Кадровая политика ведется у нее за спиной другими членами правительства. При назначениях в основном учитываются политические воззрения, а не профессиональная компетентность. Я считаю, что лица, занимающие должности в органах безопасности, а также мэр Оша Мелис Мырзахматов, которые действовали крайне непрофессионально во время кризиса, должны добровольно уйти со своих позиций, или быть уволены. Временное правительство Кыргызстана должно попытаться хоть как-то соответствовать ожиданиям и чаяниям народа.

Вирджини Коудоуллон (Virginie Coulloudon), пресс-секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе:

На встрече ОБСЕ, все 56 членов организации решили, что Кыргызстану необходимо оказать немедленную помощь в восстановлении порядка в стране. ОБСЕ выдвинет список неотложных мер, включая реформы полиции и приграничного контроля. Конфликт может перекинуться и на другие страны региона. Необходимо принять срочные меры, чтобы предотвратить распространение насилия. Однако ОБСЕ не военная структура и поэтому для дальнейших действий нам необходима поддержка всех членов организации. Мы сотрудничаем с США по предоставлению гуманитарной помощи.

XS
SM
MD
LG