Линки доступности

Кыргызстан: события в Оше и преступное сообщество

  • Алишер Хамидов

Возвращаясь к недавнему взрыву насилия на юге Кыргызстана, эксперты задаются вопросом: не просматривается ли тут след преступных сообществ? По мнению некоторых кыргызских наблюдателей, произошедшая междоусобица – результат борьбы за влияние между бандами. Другие полагают, что криминальные группы, может быть, и не явились инициаторами кровопролития, но зато сегодня они явно извлекают выгоду из его последствий. Аналитики едины в одном: к войне с криминалом правительство оказалось не подготовлено.

Преступные сообщества Кыргызстана делятся в большинстве своем на два типа, утверждают эксперты. К первому относятся иерархически организованные группы с тюремной закваской, возглавляемые матерыми преступниками, следующими установленному кодексу правил. Ко второму типу принадлежат группировки так называемых «спортсменов». Эти последние занимаются вымогательством, торговлей контрафактной продукцией, контрабандой наркотиков, отмыванием денег и мошенничеством. Их главари, по имеющимся данным, финансируют молодежные спортклубы, дома отдыха и частные заведения – привлекая толпы молодых безработных.

Трудно не заметить сходства этих двух типов – однако не менее существенны и различия между ними, считают эксперты из Оша, с которыми побеседовал корреспондент «Голоса Америки». По их мнению, тюремные сообщества держатся в стороне от политики – тогда как «спортсмены» известны тем, что одалживали свои «мышцы» кыргызским политическим группировкам во время выступлений протеста. Еще одно немаловажное различие состоит в том, что тюремные группировки установили иерархию и четкий кодекс правил, регулирующий отношения между ними. У «нетюремных» банд этот кодекс носит условный характер, а иерархия отсутствует.

По словам местных наблюдателей, криминальные группировки сыграли прямую роль в дестабилизации обстановки. Вот что – на условиях анонимности – сообщил корреспонденту «Голоса Америки» один из экспертов в Оше, хорошо знакомый с образом мысли преступного сообщества: «Ош разделен на несколько неофициальных зон влияния. Каждая такая зона контролируется кем-то из криминальных лидеров. Их интересы уже давно сталкивались. Поэтому именно они начали волнения». Эксперт отметил также, что основным мотивом, которым руководствовались главари банд, было желание захватить имущество конкурирующих групп – именно для этого и понадобились беспорядки.

15 июня московский комментатор Аркадий Дубнов сказал в интервью агентству «Ассошиэйтед пресс»: «Внешне это выглядит, как межнациональный конфликт, но те, кто это провоцировал, рассчитывали именно на такое впечатление». По мнению Дубнова, конфликт разожгли молодежные банды, которые были специально собраны, наняты и оплачены. Их задачей было осуществить серию хаотичных нападений – с тем, чтобы спровоцировать обострение вражды между группировками. Аркадий Дубнов предположил, что главари мобилизовали безработную деревенскую из окрестностей Оша.

Однако некоторые местные наблюдатели находят аргументы в пользу этой версии малоубедительными. Сабир – преподаватель Ошского университета – констатирует, что конфликт уходит своими корнями в многолетнюю вражду, разделяющую кыргызов и узбеков. По его словам, драка между киргизской и узбекской молодежью и стала для недавних межэтнических столкновений «спусковым крючком». Сабир признал, однако, что падение Бакиева разрушило хрупкий баланс сил и развязало борьбу за власть между различными криминальными группировками.

Бывший заключенный по имени Ибрагим, отсидевший четыре года за распространение наркотиков и хорошо знакомый с настроениями, царящими в преступных сообществах, сказал корреспонденту «Голоса Америки», что основную ответственность за вспышку насилия несут «нетюремные» группировки. Ибрагим убежден, что тюремные сообщества могли бы разрешить противоречия, основываясь на «понятиях». Ибрагим отметил также, что и до начала конфликта, и в ходе его банды, действующие за пределами тюрем, снабжали оружием и взрывчаткой как кыргызов, так и узбеков. «Они (главари кыргызских банд – А Х) также собирали своих людей для нападений на военные части, чтобы завладеть оружием и военными грузовиками», – рассказал Ибрагим.

По словам Ибрагима, несмотря на участие в беспорядках, некоторые главари – как с кыргызской, так и с узбекской стороны – понесли потери. Во время волнений погибли и некоторые рядовые представители члены наркомафии; из-за пожаров и разрушений многие потеряли свое имущество. «Никто не ожидал, что все это выйдет из-под контроля», – рассказывает эксперт.
По его сведениям, последовавшее за волнениями наращивание сил правопорядка на юге страны нарушило привычные маршруты наркотрафика и поставок контрафактных товаров.

По мнению наблюдателей, вакуум власти и порожденный им разгул беззакония может привести к дальнейшему обострению соперничества между бандами. Эксперт из Оша по имени Абдурахман сказал корреспонденту «Голоса Америки»: «У меня есть информация о том, что банды сейчас перегруппировываются (с целью дальнейшей дестабилизации политической ситуации – А Х). В будущем мы увидим еще больше столкновений».
Чолпон Жакупова – правозащитница из Бишкека – заявила в ходе круглого стола, состоявшегося в Бишкеке 14 июля, что в отсутствие порядка в Южном Кыргызстане произошло перераспределение собственности.

Кыргызские официальные лица возлагают ответственность за вспышку насилия на юге страны (она продолжалась с 10 по 15 июня) на сторонников бывшего президента Курманбека Бакиева и на международные террористические группировки. Однако, как показывают недавние меры, принятые полицией, власти расследуют потенциальную роль организованной преступности в организации беспорядков. Курсан Асанов, заместитель коменданта Ошской области, сказал, выступая перед журналистами первого июля, что в связи с беспорядками возбуждено около 850 уголовных дел. Среди находящихся под следствием – известный криминальный авторитет Камчи Кольбаев. Некоторые бывшие чиновники правительства Бакиева также подозреваются в связях с криминальными группировками.

Некоторые аналитики из Оша полагают, что официальный Бишкек слишком слаб и плохо подготовлен к противоборству с организованными криминальными группировками.

Офицер полиции из Оша по имени Саламат сказал корреспонденту Голоса Америки: «Есть предел (в борьбе с криминалом – А Х). Трудно бороться с ними, когда такая низкая зарплата, а государство не обеспечивает технической и материальной помощи. По словам Саламата, кыргызская полиция, как правило, разрешает споры с главарями банд, прибегая к неформальным переговорам.

Далее о последних событиях в Кыргызстане читать здесь

XS
SM
MD
LG