Линки доступности

Кыргызстан: резня в Оше

  • Василий Львов

Только что в Москве прошло экстренное заседание Совета коллективной безопасности ОДКБ под председательством Дмитрия Медведева. Страны-члены организации должны были решить, вводить ли им в Кыргызстан миротворческие силы и если да, то чьи именно.

Напомним, в пятницу в киргизском городе Ош, втором по величине городе страны, начались кровопролитные столкновения между киргизами и узбеками. В воскресенье беспорядки перекинулись и на город Джалал-Абад.

По данным Минздрава Кыргызстана, в ходе столкновение погибли 124 человека, ранены более полутора тысяч, среди погибших – 6 милиционеров. Сообщения, поступающие с мест событий, противоречивы. Так, представители узбекской общины Джалал-Абада утверждают, что убиты около семисот этнических узбеков.

О том, что сейчас происходит в зоне межэтнических столкновений, в прямом эфире «Эха Москвы» рассказал житель Джалал-Абада Фурик. По его словам, узбеки боятся выходить из домов, в городе введен комендантский час, все время сообщают, как кого-то ограбили или убили, погибших не успевают хоронить.

Сегодня, 14 июня, в Джалал-Абаде проходит митинг. В основном на нем присутствуют представители киргизской общины.

Остановить кровопролитие требуют манифестанты, собравшиеся перед зданием ООН в Нью-Йорке. В их обращении сказано: «Киргизы и узбеки – братские народы. Нас связывает одна религия, схожие языки и культура».

Временное правительство Кыргызстана не справляется с ситуацией. Еще в субботу его лидер Роза Отунбаева призвала Россию ввести в страну российских миротворцев. Президент Дмитрий Медведев ответил, что это «внутренний конфликт» и что Россия пока не может в него вмешиваться. Впрочем, российский президент направил в Кыргызстан 200 десантников, но они будут исключительно охранять российскую военную базу Кант и семьи военнослужащих.

Всем ясно, что от решения Москвы и государств-членов ОДКБ зависит очень многое. Председатель комитета секретарей Советов безопасности стран ОДКБ Николай Патрушев сказал пока лишь (цитируется по сообщению информационного агентства Interfax): секретари Совбезов организации «не исключили использования никаких средств, которые есть в потенциале ОДКБ и применение которых возможно в зависимости от развития ситуации в Киргизии». Таким образом, решения по-прежнему нет.

Каким оно будет? Следует ли все-таки вступать России в конфликт? С этими вопросами Русская служба «Голоса Америки» обратилась к экспертам.

Сергей Марков, депутат Госдумы от «Единой России», директор Института политических исследований, отмечает: «Поскольку Кыргызстан является членом ОДКБ, обязанность всех государств-членов ОДКБ – помочь республике. Я, честно говоря, думаю, что сделать это надо было раньше. Речь, конечно, не должна идти о вводе российских войск. Скорее, речь должна идти о вводе подразделений различных стран ОДКБ. Но самое главное – нужно оказать помощь не столько войсками, сколько экономическую, политическую, для того чтобы наконец была твердая власть в республике».

В свою очередь независимый военный обозреватель Александр Гольц считает, что ввод российских войск, в рамках ОДКБ или вне их, подкрепил бы «ту точку зрения, что Россия имеет собственные интересы на постсоветском пространстве». «В последние годы деятельность России на этом направлении носила довольно рациональный характер, – говорит Гольц, – Попытка сформировать коллективные силы оперативного реагирования, куда, замечу, были выделены одна военно-воздушная дивизия, одна воздушно-штурмовая бригада российских войск, на мой взгляд, – достаточно рациональный подход». «Более или менее очевидно, – продолжает Гольц, – что в Центральной Азии – слабые авторитарные режимы, которые рухнут, если закончится неудачей операция НАТО в Афганистане. И тогда Россия в районе российско-казахской границы окажется перед лицом тех самых беженцев, которые сегодня идут из Кыргызстана в сторону границы с Узбекистаном».

Александр Гольц убежден, что «Россия поступала совершенно правильно, создавая коллективные силы оперативного реагирования, чтобы как минимум иметь возможность легитимного вмешательства в подобный конфликт на ранней стадии», но теперь, когда конфликт начался, она медлит. Гольц допускает, что причина бездействия – неподготовленность российских вооруженных сил.

Иной взгляд у эксперта Московского Центра Карнеги Алексея Малашенко. С его точки зрения, ОДКБ не станет вводить свои войска в зону конфликта. «Я думаю, – говорит Малашенко, – никто не захочет участвовать в этом конфликте, потому что ситуация неясна. Это фактически вмешательство в гражданскую войну. Такой вариант нежелателен и вряд ли он пройдет».

Однако Малашенко не исключает участия российских войск в разворачивающихся событиях: «Одной ротой тут не отделаешься. Посылать какую-то символическую помощь – значит подставляться. А направлять действительно серьезную военную помощь – рискованно, потому что это вмешательство во внутренний конфликт, против чего всегда выступала Россия». Но политика невмешательства, развивает свою мысль Малашенко, означает, что Россия «бросает союзников на произвол судьбы». «Кроме того, – добавил он, – Ош и Джалал-Абад – это кусок Ферганской долины, которая охватывает не только Кыргызстан, но и другие государства, и получается, что ни Россия, ни ОДКБ не выполняют той миссии, которую они на себя приняли».

Напомним, что ОДКБ объявила своей целью защиту территориальной и экономической целостности государств, входящих в эту организацию, от внешних врагов и международного терроризма.

Как раз в связи с последним Малашенко говорит о «хитром варианте» с вводом войск: «Если будет объявлено, что там действуют террористические силы, да еще международные, – это будет достойный повод. Поскольку в этом случае, это будет попытка оградить Кыргызстан и всю Ферганскую долину от неких «темных сил». Но эта версия тоже будет шита белыми нитками».

«Единственное, что, на мой взгляд, позитивно, так это то что, если вмешательство состоится, никто из российских партнеров не будет против этого, – подводит итог Малашенко. – Вмешательство должно быть успешным. Я не завидую тому, кто будет принимать это решение, но решение надо принимать как можно быстрее, и уж если вводить войска, то с полной гарантией успеха».

Вопрос о том, из-за чего возникли столкновения, является одним из ключевых. «Голос Америки» уже приводил мнения экспертов на этот счет. О том же мы поинтересовались и у экспертов, с которыми беседовали на этот раз.

Сергей Марков видит причину в «распавшихся государственных институтах» и «наркомафии». На вопрос о том, считает ли он правдоподобной версию о причастности свергнутого президента Курманбека Бакиева к столкновениям, Марков ответил: «Трудно сказать. Сторонники Бакиева могли стараться как-то это использовать, но это вопрос недоказанный. Все-таки Бакиев – цивилизованный политик. Ни в коем случае нельзя спешить с такого рода обвинениями».

Алексей Малашенко отметил, что «юг Кыргызстана всегда был в кризисном состоянии», там «всегда были непростые отношения между узбеками и киргизами». Аналитик уверен, что имели место провокации. Относительно версии о роли свергнутого президента Бакиева он сказал: «У бакиевцев, и в том числе у родственников Бакиева, очень сильные позиции на юге и очень много материальных ценностей, которые они начали терять. Фактически это борьба за сохранение собственности, это борьба за то, что было при Бакиеве нажито. В этом деле использовать можно что угодно, в том числе межэтнические отношения». Малашенко добавил, что, по его сведениям, в эпоху правления Бакиева бизнес узбеков «был потеснен».

Эксперты склоняются к тому, что США, сосредоточившие свое внимание на Афганистане, едва ли вмешаются в происходящее в Кыргызстане, несмотря на то, что имеют там транзитный центр. Напомним, что слухи о военной помощи со стороны США уже опровергло временное правительство Кыргызстана. Впрочем, Малашенко допустил, что гипотетически США могли бы выделить некоторое число солдат, но «только на трехсторонней основе» – вместе с Кыргызстаном и Россией.

XS
SM
MD
LG