Линки доступности

Кыргызстан после двух революций

  • Эрика Марат

Кыргызстан после двух революций

Кыргызстан после двух революций

24 марта и 7 апреля в истории Кыргызстана

Спустя почти год после свержения режима Курманбека Бакиева Кыргызстан сегодня – первая страна Центральной Азии, где была принята парламентская система правления, где президент – женщина, и где намечается передача президентской власти через открытые выборы. Об этом рассказывает глава Коалиции НПО Кыргызстана Динара Ошурахунова.

Принято называть революцию 24 марта 2005 года «украденной», отмечает Ошурахунова. Оправдает ли «революция» 7 апреля 2010 года надежды населения и гражданского общества, пока остается неясным, комментирует она.

По словам Ошурахуновой, хотя в стране заметны некоторые позитивные изменения, бывшие оппозиционеры, которые пришли к власти во многом благодаря поддержке гражданского общества, сегодня сами предпочитают ограничивать работу НПО. Такую же тенденцию она наблюдала и после «украденной» революции 24 марта.

Итоги апрельской революции подвели правозащитники Кыргызстана на встрече в Институте открытого общества в Вашингтоне. В дискуссии приняли участие руководитель организации «Справедливость» Валентина Гриценко, председатель правления ОФ «Голос свободы» Сардарбек Багишбеков и Дмитрий Кабак, глава общественного объединения «Открытая позиция».

Ситуация на юге

Правозащитники Кыргызстана настаивают на необходимости реформы правоохранительной и судебной системы страны. Они отметили, что чувствуют существенную поддержку со стороны президента страны Розы Отунбаевой. Однако они также подчеркивают, что, согласно новой конституции, президент не обладает достаточными полномочиями для проведения реформ.

«Сегодня мы пытаемся научиться работать с фракциями, представленными в парламенте, а также с правительством», – комментирует Ошурахунова. По ее словам, как гражданскому обществу страны, так и парламентариям, и чиновникам предстоит научиться новым способам взаимодействия.

Межэтнический конфликт на юге Кыргызстана в июне прошлого года обнажил серьезные проблемы в работе правоохранительных органов и судебной системы. Согласно данным Национальной комиссии Кыргызстана, в ходе конфликта было убито 426 человек, из них 276 этнических узбеков и 105 этнических кыргызов. Личности остальных убитых выясняются.

По словам правозащитников, в преступлениях во время июньских беспорядком в основном обвиняются этнические узбеки. Валентина Гриценко считает, что ситуация на юге остается напряженной во многом потому, что некоторые политики предпочитают накалять обстановку ради собственной выгоды, а правоохранительные органы, в основном, преследуют этнических узбеков.

По словам Гриценко, практически все обвиняемые по делам, связанным с июньскими событиями, подвергались пыткам. «Пытки сегодня в правоохранительной системе стали не просто жестоким методом взыскания доказательств, но средством физического наказания обвиняемых», – отмечает она.

Более того, адвокаты обвиняемых подвергаются нападкам, были случаи избиения. Некоторых судей запугивают. Всего, отмечает Гриценко, до суда дошло только 20 процентов дел, а 80 процентов дел приостановлены.

Сардарбек Багишбеков отмечает, что до сих пор не было возбуждено ни одного уголовного дела для расследования случаев применения пыток. По его словам, дело известного правозащитника Азимжона Аскарова, который обвиняется в разжигании межнационального насилия, является примером коррумпированной и несправедливой работы правоохранительной системы.

Как и другие задержанные в связи с июньскими событиями обвиняемые, Аскаров подвергался пыткам со стороны представителей правоохранительных органов. Однако до сих пор нет убедительных доказательств его вины.

Этническая политика

Учитывая постконфликтную ситуацию в стране, президент Отунбаева инициировала разработку межэтнической политики, рассказывает Дмитрий Кабак. По его словам, сегодня некоторые политики предпочитают продвигать идею об особом статусе кыргызского языка в ущерб языкам этнических меньшинств. Однако наряду с изучением кыргызского языка необходимо публиковать учебники на языках этнических меньшинств, подчеркивает правозащитник.

«Изучению языка способствует принятие серьезной программы, включающей разработку учебников, словарей, проведение конкурсов, введение многоязычного обучения с детского сада, – комментирует Кабак. – Но для успеха необходимо финансовое обеспечение».

В то же время, Кабак считает, что политики используют незащищенность этнических узбеков в собственных целях, раздавая пустые обещания о том, что они будут представлять их интересы.

«Межэтническая политика должна продвигать идею гражданского равенства», – комментирует правозащитник. С помощью открытых дебатов, публицистики и социальной рекламы жители Кыргызстана должны научиться ценить полиэтничность общества и признать равные права всех граждан, вне зависимости от их этнической принадлежности, считает Кабак.

Что дальше?

Президент страны остается одним из немногих инициаторов демократических преобразований, соглашаются правозащитники. Однако получат ли эти инициативы продолжение в будущем, остается неясным.

Ошурахунова отметила, что Кыгызстану требуется время, чтобы осуществить реальные реформы. Впервые в стране нет одной четко выраженной политической силы, и пока неясно, какая из партий лидирует, добавила она.

В то же время, многие политики, претендующие на пост президента, заявляют о том, что Кыргызстан не готов для парламентской системы правления, выступая за возврат сильной президентской власти. «Ситуация в стране может заметно измениться с приходом к власти нового президента в этом году», – резюмирует правозащитница.

«К власти не пришли демократы – у власти, в основном, те же самые люди, которые правили страной до революций», – отмечает правозащитница. Поэтому, продолжает Ошурахунова, Кыргызстан сегодня «сталкивается с многочисленными вызовами, но также перед ним открываются огромные возможности».

Другие материалы читайте в нашей рубрике «Центральная Азия»

XS
SM
MD
LG