Линки доступности

Быть ли второй российской базе в Кыргызстане?

  • Наджия Бадыкова

Вскоре после того, как официальный Бишкек подписал соглашение с Вашингтоном о продлении использования базы «Манас» американскими военными для осуществления операций в Афганистане, Москва подняла вопрос о размещении второй российской военной базы в Оше на юге Кыргызстана.
В преддверии открытия неформального саммита Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) который проходит в Кыргызстане, помощник президента России Дмитрия Медведева Сергей Приходько сообщил журналистам, что вопрос о размещении военной базы на юге Кыргызстана согласован с Бишкеком. Однако была сделана оговорка, что база вовсе не российская, а создается в рамках концепции ОДКБ в увязке с формированием Коллективных сил оперативного реагирования.

По сообщению официального представителя ОДКБ, вопрос об открытии базы в Оше не включен в повестку дня саммита организации. Кыргызский официальный представитель пожелавший остаться неназванным, сказал, что «соглашение по открытию новой базы на стадии согласования и пока не готово к подписанию».

Известный казахстанский политолог Рустам Бурнашев согласился прокомментировать вопрос размещения российской базы в Кыргызстане, отметив, что он излагает свою персональную точку зрения. По его мнению, в обсуждении вопроса размещения баз возникла путаница. «Надо выяснить, о какой базе идет речь: о второй российской базе или о военной базе Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ? Давайте начнем с того, что вторая российская база никому не нужна, хотя понятно, что есть определенная аргументация со стороны Москвы. База проталкивается российским военным лобби. Я не думаю, что в этом случае речь может идти о конкуренции между Москвой и Вашингтоном.

Поэтому я хочу еще раз уточнить, что вторая российская база в Оше, о которой идет речь, это пока российская база, а не ОДКБ. Более того, переговоры о базе с Бишкеком ведет только Москва, а не члены ОДБК. Если говорить о базе ОДБК, то следует понять, что пока на повестке дня стоит только вопрос о создании Коллективных сил оперативного реагирования. Поэтому на этой стадии нет смысла обсуждать необходимость открытия базы. Слишком рано. То, что вопрос базы не включен в обсуждение саммита ОДКБ, свидетельствует об этом».

Дональд Дженсен - эксперт Центра трансатлантических исследований университета Джонса Хопкинса, считает, что действия Росси вполне объяснимы: «Россия была крайне недовольна тем, что американцы остались в Кыргызстане. Поэтому Москва делает очередной ход. Открывая новую базу, она пытается восстановить свое доминирование в регионе».

Эксперт из Узбекистана пожелавший остаться неназванным, отметил, что в регионе «идет жесткая конкуренция между США и Россией во всех областях, включая военную. Это нормально, когда конкурируют в экономической области, но вот в военной, - это ни к чему хорошему не приведет. Военная конкуренция между США и Россией в конечном итоге может привести к милитаризации региона».

По его мнению, ни ОДКБ, ни Россия не нуждаются в дополнительной базе в Кыргызстане. В Кыргызстане уже есть российская военная база, которая находится в городе Кант, что в 20 километрах от Бишкека.

Николай Соков, старший научный сотрудник Монтерейского института международных отношений, считает, что вопрос размещения баз не нов. «Желание России открыть новую базу в Кыргызстане – это «отрыжка советского образа мышления». Во времена «холодной войны» было глубокое убеждение, что размещение базы увеличивает влияние страны в том или ином регионе, при этом ссылались на опыт США. На самом деле, все наоборот: вначале должно быть «влияние», а потом база».

Будет ли размещена вторая российская база в Кыргызстане? Будут ли с этим согласны все лидеры стран Центральной Азии, и как Россия поступит для достижения консенсуса? Ответов на эти вопросы пока нет, за исключением предположений, например, узбекских экспертов, что Ислам Каримов может публично заявить о неприемлемости размещения на юге Кыргызстана объединенного воинского контингента государств ОДКБ, не говоря уже о чисто российской базе.

По мнению Дональда Дженсена, вопрос открытия новой российской базы - это дело времени и денег: «Если Москва уже сказала, что откроет базу, то значит, она ее откроет, если даже какие-то лидеры региона будут против этого».




XS
SM
MD
LG