Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону – Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Помощь развитию демократии: эпилог



Взгляд из Вашингтона:
Москва указала Агентству по международному развитию США на дверь



Помощь развитию демократии: эпилог

Почти 20 лет назад, будучи молодым журналистом, я случайно оказался на неожиданной должности. Меня взяли спичрайтером в американскую компанию, которая, получив крупный грант от Агентства США по международному развитию (USAID), приступила к работе по информационно-пропагандистской поддержке приватизации в России. Продержался я там неполный год, став за это время идейным противником любой помощи развитию. То, насколько непрофессионально и бессмысленно тратились деньги американских налогоплательщиков, просто поражало. Вполне искренние энтузиасты, приехавшие содействовать переходу России от «коммунистического рабства» к рыночной экономике, до такой степени не понимали, куда попали, что были откровенно вредоносны.

С тех пор многое изменилось. В частности, западные «инструкторы по рынку и демократии» давно сюда не едут, поддержка поступает российским организациям, которые, ясное дело, хорошо понимают национальную специфику. Однако проблема, связанная с иностранной помощью общественно-политическим начинаниям, теперь иная – Российское государство со свойственной ему подозрительностью видит в них планы по подрыву строя. В результате USAID прекращает деятельность в России. Ведомство ссылается на указание российского руководства, в Москве это официально не подтверждают, однако заявление МИДа обвиняет агентство в попытках влиять на политические процессы в России. Это отвечает курсу властей на ограничение присутствия в стране иностранных организаций, финансовое содействие которых может быть истолковано как участие в политической жизни. О недопустимости подобных форм воздействия заявил в своей предвыборной статье Владимир Путин (новое понятие «противоправная мягкая сила»), а недавно принят закон, предписывающий получателем грантов из-за рубежа регистрироваться в качестве иностранных агентов.

USAID участвовало в реализации и программ совершенно неполитического свойства, например, по борьбе с туберкулезом, ВИЧ/СПИД, помощь детям из неблагополучных семей и пр. В то же время на официальном сайте ведомства среди достижений упоминается, что финансируемые им организации помогали составлять Конституцию РФ, российский Гражданский и Налоговый кодекс, а содействие USAID напрямую привело к принятию в 2001 году Земельного кодекса, который узаконил право «продавать, покупать городские и сельские земли, а также владеть ими». Участие в написании национального законодательства трудно не считать политической акцией, что бы при этом ни имелось в виду.

Финансирование извне процессов, имеющих отношение к функционированию государственности, является сложной и деликатной темой. Американский, подход к внешней помощи исходит из того, что существует «правильная» модель общественно-политического устройства. И содействие ее формированию в других странах есть миссия, не подлежащая сомнению. При этом в любом документе, который определяет рамки и характер такого рода помощи, говорится и о том, что она служит инструментом политики США.
Америка в силу собственного понимания своей роли и места в мире, уверена в своем праве содействовать развитию других стран в направлении, которое американцы считают правильным. Этот подход разделяется далеко не всеми в мире, и дело тут не только в авторитарных замашках лидеров, но и в понимании многообразия и отношения к суверенности.

Глобальная среда делает государственные границы прозрачными, уязвимыми перед лицом самых разных воздействий, и попытки защититься от них будут предприниматься все время. В этом смысле Россия не исключение, хотя ее специфический опыт 20 лет усугубляет недоверие, иногда доводя его до уровня паранойи. Как бы то ни было, уход USAID из России, чем бы это ни было вызвано, закономерен. Россия – не развивающаяся страна, у которой нет ресурсов для обеспечения собственного прогресса, она обладает и ресурсами, и возможностями. Почему именно на нее следует расходовать деньги, поступающие от налогоплательщиков, да еще в условиях, когда американское правительство добивается сокращения расходов. Что же касается стремления к переменам и демократическому обновлению России, то опыт показал, что внешние стимулы малоэффективны. Реальных сдвигов не будет до тех пор, пока само российское общество не осознает свои интересы и не потребует соблюдения прав. И тогда никакие гранты USAID ему уже не понадобятся.

Москва указала Агентству по международному развитию США на дверь

18 сентября Госдепартамент Соединенных Штатов объявил, что Москва попросила Агентство по международному развитию США (USAID), которое за два десятилетия предоставило финансовую поддержку в размере почти 3 миллиардов долларов широкому ряду программ по охране окружающей среды, общественному здравоохранению и во многих других сферах, свернуть свои операции в России к 1 октября 2012 года. Это решение Кремля лишит финансовой поддержки, объем которой сейчас составляет порядка 50 миллионов долларов в года, про-демократические организации, зависящие от нее на фоне все большего подавления Владимиром Путиным политического инакомыслия (Ассоциация «Голос», выявившая фальсификацию голосов на выборах в прошлом декабре, согласно прессе получает половину своих средств от АМР США). Среди других недавних шагов Кремль принял новый закон, требующий от получающих иностранное финансирование неправительственных политических организаций зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов», увеличил штрафы за клевету и арестовал ряд лидеров оппозиции.

Отношения между Вашингтоном и Москвой осложнились после того, как Владимир Путин вернулся прошлой весной на пост президента – особенно в отношении Сирии. Однако остановка работы АМР США является новым напористым шагом Кремля по прекращению того, что он считает вмешательством Соединенных Штатов в свои внутренние дела. Министерство иностранных дел России 19 сентября раскритиковало попытки Агентства «влиять через распределение грантов на политические процессы». Характер работы АМР США, по мнению российского МИДа, «не всегда отвечал заявленным целям содействия развитию двустороннего гуманитарного сотрудничества». Кроме того, момент, выбранный Кремлем для своего решения, говорит о том, что российские власти считают: так как администрация Обамы представляет «перезагрузку» отношений с Россией как серьезное достижение во внешнеполитической сфере, и концентрирует свои усилия на предвыборной кампании, у нее не будет политической возможности или желания давать отпор (хотя российские чиновники, тем не менее, однозначно предпочитают Обаму Ромни). Наконец, московские комментаторы в последние недели заявляли, что, успешно завершив присоединение к ВТО при поддержке Вашингтона, Россия гораздо меньше нуждается в Соединенных Штатах, чем в недавнем прошлом.

И наоборот, США нуждаются в России для обеспечения логистической поддержки операций НАТО в Афганистане. Они заключают, что Россия является великой державой и членом «Большой восьмерки», и не нуждается в иностранной помощи.

Закрытие АМР США иллюстрирует собой фундаментальную проблему с «теорией» «перезагрузки», существовавшую с самого начала: ее неоднозначные допущения. С одной стороны, администрация Обамы правильно пыталась отталкиваться от общих интересов с Россией, расширять связи и улучшать тон взаимоотношений. С другой стороны, она не могла эффективно реализовать свой так называемый «двусторонний» подход по ключевым вопросам, таким как продвижение демократии – заключающийся в одновременном взаимодействии с российским правительством и обществом – на фоне расширения пропасти между Кремлем и массами. В то время как усиление взаимодействия принесло, как на то надеялся Вашингтон, ряд взаимовыгодных результатов, этот прогресс заключался главным образом в борьбе со СПИДом, туберкулезом и охране природы, а не на ключевых целях АМР США – таких как укрепление гражданского общества. На протяжении большей части своей работы действующая администрация США справлялась с противоречиями «перезагрузки», оставив в стороне риторику, за счет преуменьшения значения продвижения демократии. Как мы в очередной раз увидели из реакции Белого дома на этой неделе и усилий администрации по ослаблению эффекта предложенного Акта Магнитского, избежать увязывания не связанных между собой вопросов (что являлось еще одной целью «перезагрузки») практически невозможно.

Пресс-секретарь Госдепартамента США Виктория Нуланд выразила «озабоченность» в связи с прекращением работы АМР США, хотя президент Обама ничего не сказал по этому поводу. Нуланд заявила, что правительство Соединенных Штатов гордится достижениями Агентства – выразив в интервью журналистам нереалистичную надежду на то, что Россия позволит ему продолжить свою работу в этой стране. В прошлом году администрация Обамы предложила, к примеру, создать частный фонд в размере 5- миллионов долларов на развитие гражданского общества в России. Согласно изданию New York Times, источник в администрации заявил, что работа по этому проекту будет ускорена. Однако неясно, смогут ли текущие программы АМР США продолжать свою работу без прямой американской поддержки и без присутствия в стране иностранных консультантов (на настоящий момент в агентстве работают 13 американских дипломатов и 60 граждан России).

Критика со стороны республиканцев, между тем, была резкой. Сенатор Джон Маккейн назвал вынужденное окончания работы АМР США в России «оскорблением для Соединенных Штатов и бревном в глазу администрации Обамы, которая постоянно трубит о якобы достигнутом успехе своей так называемой “перезагрузки” в отношениях с Москвой». Без достоверных усилий по продвижению демократии в России шансы на значимое сотрудничество обеих партий по вопросу противоракетной обороны – и без того низкие – теперь полностью испарились. Однако для обиженного на Соединенные Штаты Владимира Путина, для которого больше опасности исходит с московских улиц, чем от американских ракет, закрытие АМР США было хотя и рискованной, но стоящей ставкой. Кроме того, это – решение, которое он мог принять, не опасаясь заплатить существенную цену за счет своих отношений с Вашингтоном.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG