Линки доступности

Список претендентов на Кремль сокращается


Григорий Явлинский

Григорий Явлинский

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону - Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Без соперников, но с трудностями



Взгляд из Вашингтона:
Явлинский снят с гонки



Без соперников, но с трудностями

В России определился круг кандидатов в президенты. Неожиданностью стало снятие с дистанции Григория Явлинского – в политических кулуарах была распространена версия о том, что его участие в кампании очень выгодно Кремлю и Белому дому, поскольку оно создает дополнительную легитимность, особенно в глазах Запада и либералов. Поэтому, как полагали комментаторы, «Яблоку» помогут собрать подписи и не будут сильно придираться. Случилось иначе, и причины мы вряд ли узнаем. То ли никакого плана, на самом деле, не было, то ли он изменился по ходу игры. Сам Явлинский и его соратники считают, что власть испугалась наблюдателей от «Яблока» – у этой тающей партии действительно относительно много активных сторонников, которые способны обеспечить плотный контроль на участках.

При этом сам факт наличия брака среди подписей, вероятно, реален – собрать за пару недель два миллиона автографов физически невозможно, так что вопрос всегда в том, насколько пристрастны контролеры. В нынешнем случае они явно отнеслись снисходительно к миллиардеру Михаилу Прохорову, а вот к Явлинскому подошли принципиально. Самый комический эпизод – выдвижение губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева, которого явно настоятельно «попросили» составить компанию Путину, а потом его же и сняли за подписанной брак. Причем сам он сердечно поблагодарил Центризбирком.

Как бы то ни было, диспозиция ясна. Реальных соперников у Путина нет – будь выборы предельно честными, он, вероятнее всего, выиграл бы и их, хотя и не без борьбы. Относительным авторитетом выглядит Геннадий Зюганов – он имеет шанс перевалить за 20%. Потолок Жириновского известен (10-12), Сергей Миронов не повторит успеха своей партии – тот случай, когда партийный бренд сильнее своего лидера, вероятно, он может в лучшем случае рассчитывать процентов на 6-7. Аура, окружающая Прохорова, непонятна – от него почему-то ждут сюрприза, рывка, хотя основания для такого ожидания неясны. На стороне миллиардера – его состояние и, похоже, скрытая поддержка властей, хотя и не безусловная. Против него – тоже его состояние, в смысле отношения россиян к богачам, отсутствие политического опыта и – по крайней мере, пока – харизмы. Возможно, он сумеет развить в себе качества, необходимые политику, но находится в начале пути. Так что рассуждения о том, что Прохорову, мол, уготована роль генерала Лебедя в 1996 году, когда тот, набрав 15% в первом туре, призвал голосовать за Ельцина во втором, удивительны – успехом Прохорова, скорее всего, станет мироновский результат.

В общем, второй тур при таком раскладе не получается, хотя по текущим социологическим данным даже лояльных агентств более половины голосов Путин не набирает. Но он ведет агрессивную кампанию в американском стиле, создавая информационные поводы каждый день. Добрать недостающие проценты он, скорее всего, может и без злоупотреблений. Однако проблема премьер-министра России совсем в другом. Он борется не с соперниками, а с общественным восприятием. Ведь если даже он чисто и красиво победит в первом туре, необходимо, чтобы общество это признало. Именно от восприятия зависит легитимность. На прошлых выборах Путин побеждал без напряжения и без настоящих соперников (в 2004 году вовсе был фарс с охранником Жириновского – кандидатом в президенты от ЛДПР), но большинство населения это не смущало.

Путин в их глазах был легитимен, поскольку отвечал на запрос людей. Сейчас иначе, скептицизм растет, харизма перестала быть всемогущей, да и нет ощущения (которое было раньше), что политик номер один знает, что делать. Скорее наоборот, чем больше выступает Владимир Путин, тем яснее, что у него нет не только четкой программы, но и собственного понимания, что дальше. И это трудно скрыть. Значит это влияет на публику.

Когда Путин решил вернуться на президентский пост, он, наверняка, предвидел проблемы в будущем. Но совсем не там, где они начались, не так рано, выборы не считались какой-либо сложностью. Похоже, Владимиру Путину предстоит намного более тяжелый период, чем думали, вне зависимости от качества его формальных конкурентов на выборах.

Явлинский снят с гонки

Я считаю, что российский Центризбирком нанес удар по легитимности президентских выборов, объявив, что Григорий Явлинский, многолетний лидер оппозиции и либеральной партии «Яблоко», был дисквалифицирован. ЦИК посчитал, что более 25 процентов подписей, собранных за выдвижение Явлинского, недействительны. Так как «Яблоко» не имеет представительства в Думе с 2007 года, кандидат от этой партии должен собрать 2 миллиона подписей в свою поддержку. ЦИК также отказался зарегистрировать губернатора Иркутска Дмитрия Мезенцева (запасного пропутинского кандидата, который, вероятно, должен был придать юридическую легитимность выборов в том случае, если бы все другие кандидаты, кроме Путина, покинули гонку. При этом Центризбирком утвердил заявку близкого к Кремлю олигарха Михаила Прохорова, так как, согласно официальному заявлению, собранные в его поддержку подписи отвечали законным требованиям. Прохоров будет единственным независимым кандидатом в списке наряду с кандидатами от четырех парламентских партий.

Исключение Явлинского из гонки, похоже, является частью плана Кремля, цель которого – обеспечить победу Владимира Путина уже в первом раунде. Хотя Явлинский вряд ли представляет собой угрозу этому плану, сокращение числа противостоящих Путину кандидатов может облегчить ему задачу получения 50 процентов для победы в первом туре. «Меня не допускают до выборов, потому что не хотят, чтобы на выборах была альтернатива, – заявил Явлинский на пресс-конференции. – Политическая, экономическая, нравственная».

Похоже, Кремль также надеется на то, что Прохоров направит сторонников Явлинского – интеллектуалов и горожан среднего класса, которые проявили активность на декабрьских протестах – в направлении более надежного кандидата. Дисквалификация Явлинского также не позволит «Яблоку» направить на выборы своих наблюдателей, которые зафиксировали множество случаев фальсификации на декабрьских выборах в Госдуму. Несколько тысяч человек уже записались для выполнения этих функций в марте.

У Кремля есть веские основания нервничать по поводу того, насколько тщательно будет вестись мониторинг этой кампании. Хотя Путин встречается с избирателями, обхаживает губернаторов и подчеркивает иностранную угрозу для безопасности России (проверенный временем способ получения народной поддержки), более надежные опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что его популярность составляет около 40 процентов – и, как можно предположить, продолжит падать. Несомненно, власти могут сфабриковать результаты, чтобы добавить голосов Путину, однако есть предел тому, в какой мере фальсификация может достигнуть цели (по мнению некоторых экспертов, за счет подтасовки можно добавить не более 10-20 процентов голосов). Если манипуляции с результатами окажутся вопиющими, это может привести к политическим осложнениям как внутри страны, так и за рубежом. Цинизм достаточно распространен в народе, чтобы многие россияне не приняли исход президентских выборов, даже если он будет результатом более или менее честного процесса.

Бывший министр финансов Кудрин, который, как мне кажется, может стать премьер-министром при следующей перетасовке правительства, попытался в последние недели выступить посредником между властями и оппозицией, чтобы ослабить протестные настроения – однако пока без особого успеха. Кудрин, говорящий, возможно, от лица Путина, отвергает призыв оппозиции к роспуску Думы и проведению новых парламентских выборов. Путин также не уволил главу Центризбиркома Чурова, которого многие винят в фальсификациях на декабрьских выборах. Один комментатор на этой неделе заявил, что Путин находится в состоянии неопределенности относительно того, какой тактики ему следует придерживаться. Он также подозрительно настроен в отношении решительных шагов, которые могут мобилизовать его поддержку, но в то же время активизировать его оппонентов.

Кудрин высказал предположение, что Путин победит – в первом или втором раунде. И действительно, на настоящий момент этот результат кажется наиболее вероятным. Однако если оппозиция продолжит набирать обороты, результаты дополнительного тура, в котором против Путина выступит один кандидат, могут преподнести сюрприз. Борис Вишневский, один из коллег Григория Явлинского по партии «Яблоко», сказал коллеге из Санкт-Петербурга на этой неделе, что, в случае второго тура выборов, многие люди проголосуют за кого угодно, кроме Путина.

Один из лидеров «Яблока» заявил, что он скорее предпочтет лидера коммунистов Геннадия Зюганова. До неожиданного сезона протестов, начавшегося менее двух месяцев назад, подобное заявление считалось неслыханным.
XS
SM
MD
LG