Линки доступности

Дэвид Крамер, глава правозащитной организации Freedom House, ответил на вопросы корреспондента Украинской службы «Голоса Америки»

Правозащитная организация Freedom House опубликовала традиционный доклад «Государства переходного периода-2014» о ситуации со свободой и правами человека в 29 государствах Евразии – странах бывшего СССР, Восточной и Центральной Европы, а также балканских государствах. Дэвид Крамер согласился прокомментировать некоторые выводы доклада.


Дэвид Крамер: В 12-ти четверо из каждых пяти граждан стран Евразии живут под властью авторитарных режимов. 97% населения этого региона живет в государствах, где свобода прессы значительно ограничена. На протяжении десяти лет в Евразии регионе мы наблюдаем снижение уровня гражданских свобод. На этом фоне прогресс заметен только в Грузии и Молдове, небольшие улучшения наблюдаются в Кыргызстане.

Один из главных выводов, который можно сделать из нашего доклада этого года: показатели России ухудшаются. Россия стала, если хотите, образцом того, как следует бороться с гражданским обществом. Более того, Россия пытается заблокировать усилия других стран региона по демократизации и сближению с Западом. Картина, которая предстает перед нами по результатам нашего исследования, довольно мрачная, в ней не так много позитивных моментов.

Вопрос: Могут ли США что-либо сделать в этой связи, чтобы исправить ситуацию?

Крамер: Я не знаю, могут ли Соединенные Штаты сделать что-то, что мгновенно повлияет на тенденции, которые мы наблюдаем. Но я уверен, что принятие Конгрессом так называемого «Закона Магницкого», стало очень важным шагом. К сожалению, Европейский Союз не последовал этому примеру.

Как вы знаете, в отношении России в связи с ее действиями в Украине были введены международные санкции. Но это совсем другое: «Закон Магницкого» – это реакция на нарушение прав человека в самой России, в то время, как санкции призваны прореагировать на действия России в отношении соседнего государства.

Я верю в важность привлечения к ответственности тех, кто причастен к нарушению прав человека. На фоне полнейшей недееспособности судебной системы в РФ мы видим наиболее активное – со времени распада Советского Союза – подавление гражданского общества. Мы видим атаки на НКО, на активистов гражданского общества, оппозиционеров; мы видим, как власти используют судебную систему для фальсификации процессов и, в целом – сужение пространства, в котором существует гражданское общество. С недавнего времени стали заметны попытки российских властей регулировать Интернет, на который Кремль долгое время не обращал внимания. При этом, популярность президента Владимира Путина растет на фоне ситуации в Украине.

Вопрос: Почему Соединенные Штаты медлят с дополнительными санкциями?

Дэвид Крамер: Соединенные Штаты медлят с дополнительными санкциями, потому что президент Обама ранее говорил, что хочет, что бы санкции были введены одновременно США и ЕС. Как мне кажется, он создает ситуацию, в которой лучшее – союз США и ЕС – враг хорошего, то есть введения односторонних санкций. Компромисс с ЕС по этому вопросу не будет достигнут в ближайшем будущем, ведь речь идет о 28-ми странах. Подумайте об объемах торговли между Европой и Россией – в торговле США и России нет и десятой части того оборота. Поэтому США проще ввести санкции.

Европа сильно разделена в вопросе о выстраивании отношений с Россией, европейцам крайне сложно сформулировать единую позицию. Поэтому мне кажется ошибкой желание Белого дома прийти к единой позиции с ЕС.

Американские санкции ставят перед бизнесами выбор: хотят ли они продолжать вести дела с российскими партнерами, в отношении которых введены санкции, или же они хотят поддерживать хорошие отношения с Соединенными Штатами? В большинстве случаев выбирается второй вариант.

Вопрос: Что можно сказать об Украине?

Дэвид Крамер: В нашем докладе говорится о вызовах, стоявших перед Украиной в 2013 году. Самым большим достижением Украины за последние десять лет стало динамичное гражданское общество, которое отказывается отступать, особенно принимая во внимание разочарование, которое последовало за «Оранжевой революцией». Стоит отметить очень важную роль, которую сыграли журналисты, и прицельные атаки на представителей СМИ, которые начались в конце прошлого года, не являются случайными. В моем понимании, надежды Украины – гражданское общество и СМИ. Один из главных вызовов, стоящих перед страной, это экономический кризис. Часть страны оккупирована Россией; аннексия Крыма не признана международным сообществом, но мало кто об этом говорит сегодня. Мы также видим дестабилизирующие действия России на востоке Украины. В этих условиях очень сложно эффективно управлять страной.

Вопрос: Как обстоят дела в государствах Восточной и Центральной Европы?

Дэвид Крамер: В целом их показатели лучше, чем у стран, которые некогда были частью Советского Союза. Основываясь на данных нашего доклада, я могу назвать три причины этому. Во-первых, исторические различия: эти страны позднее попали под власть коммунистов. Во-вторых, после выхода из-под контроля коммунистов эти страны выбрали парламентскую систему правления, тогда как страны Евразии чаще склонны создавать президентские республики. Получается, что они просто заменили сильного руководителя советской эпохи на лидера другой эпохи. В переходный период парламентские системы оказались более демократическими, более эффективными. Третья причина – перспективы членства в ЕС и НАТО для стран Восточной и Центральной Европы стали своеобразной наградой, символом возвращения и принадлежности к Европе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG