Линки доступности

«Убей их нежно»: гангстерская драма возрождается?


Рэй Лиотта

Рэй Лиотта

Эндрю Доминик и Рэй Лиотта о плохих парнях, чрезмерном насилии и политическом моменте

«Убей их нежно» (Killing Them Softly) – психологический гангстерский триллер режиссера-новозеландца Эндрю Доминика. Ранее он поставил фильмы «Мясник» (Chopper, в российском прокате – «Взгляд изнутри») и «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса». В этот уикенд студия The Weinstein Company выпускает ленту на экраны США. Мировая премьера прошла в мае, на Каннском кинофестивале. В России картина уже несколько недель демонстрируется в прокате под названием «Ограбление казино». В фильме снялись Брэд Питт, Рэй Лиотта, Джеймс Гандольфини, Ричард Дженкинс, Сэм Шепард.

Молодые подонки-беспредельщики грабят тайный клуб, где идет игра в покер на большие деньги. Главным зачинщиком налета они ложно выставляют менеджера клуба Марки Тратмана (Рэй Лиотта). Мафия, которая крышует клуб, присылает разобраться в деле и восстановить статус-кво опытного киллера Джеки Когана (Брэд Питт).

Корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин встретился в нью-йоркском отеле «Уолдорф-Астория» с режиссером фильма Эндрю Домиником и актером Рэем Лиотта.

Эндрю Доминик: «Я не стесняюсь показывать насилие»

Олег Сулькин: Эндрю, это ваша третья игровая картина. Вы удовлетворены результатом?

Эндрю Доминик: В целом, да. Хотя я заметил, что задумываешь одно, а получается всегда нечто отличающееся от первоначального замысла. Мне всегда казалось, что криминальные драмы затрагивают самую суть капитализма, поскольку идею быстрого и неправедного обогащения они иллюстрируют самым наглядным образом. Я связался с Брэдом (Питтом) и изложил ему идею. Он ответил мгновенно, и 45 минут спустя мы ударили по рукам. Оставалось сообщить о проекте нашим агентам и выбрать источник финансирования. Когда у тебя на проекте Брэд, все делается быстро.

О.С.: В самых жестоких моментах фильма звучит сладкая, сентиментальная музыка. Для контраста?

Э.Д.: Это как бы иллюстрация идеи, которую озвучивает герой Брэда, – убивать надо бесшумно и желательно с минимальными страданиями жертвы. Убийство как колыбельная. Отсюда и название фильма – «Убей их нежно», отсылающее к знаменитой песне, принесшей славу Роберте Флэк.

О.С.: Не кажется ли вам, что это чистая «гламуризация» насилия?

Э.Д.: Есть три подхода к насилию в кино. Первый – вообще его не показывать. Второй – показывать как что-то ужасное и уродливое. Третий – показывать его красиво и романтично. Видимо, вы это имеется в виду своим вопросом. Да, признаюсь, я показываю насилие красиво. Собственно, уже в первом моем фильме, «Мясник», я не стремился скрывать свой интерес к детализации насилия и жестокости.

О.С.: Вы уже второй раз работаете с Брэдом Питтом. Чем он вам интересен?

Э.Д.: В нем есть значительность и загадка. Мне трудно представить его покупающим продукты в супермаркете. В нем всегда есть тайна и отрешенность. Какую бы роль он ни играл, он всегда как айсберг, – мы видим лишь часть его персонажа, другая часть скрыта от взглядов. Джеки Коган, каким Брэд его рисует, парень скрытный – и по главному назначению своей профессии, и по своему характеру «тихушника». В реальной жизни Брэд добрейший человек, и играть полную себе противоположность, типа холодного и жестокого, ему очень интересно. Он как бы отдыхает от своих добродетелей.

О.С.: Легко ли было найти общий язык с Джеймсом Гандольфини? Не пытался ли он с высоты опыта и славы звезды «Клана Сопрано» давать советы режиссеру?

Э.Д.: Сложности были. Джимми прожил целую жизнь на экране, и развернуть его с прицелом на новые реалии и новый сюжет, было крайне нелегким делом. Его раздражало, например, обилие диалогов. Но в целом, Гандольфини, Питт, Лиотта, Дженкинс – актеры, которым не нужно подсказывать, как играть. Они все сами знают. Главное – расчистить им площадку для импровизации и выбрать лучшие дубли.

О.С.: Довольно необычно для гангстерского жанра то, что вы даете фоном большую политику. Президент Обама вещает из телевизора, герои фильма размышляют о том, что Америка катится в пропасть. Это ваш скепсис и цинизм транслируются на экран?

Э.Д.: Америка пробуксовывает и в политике, и в экономике, и в идеологии. Пробуксовывает сама концепция лидера мировой цивилизации. Капиталистический постулат «каждый в Америке может достичь успеха и стать богатым» больше не работает. Фильм отражает массовый цинизм и разочарование. Ведь раньше казалось, что люди голосуют за политиков, которые им нравятся, за товары, которые им по вкусу. Сегодня у американца практически нет выбора, ему навязывают то, что выгодно корпорациям. Еще один постулат – «в честной борьбе побеждает сильнейший» – работает, пожалуй, лишь в криминальной среде, и, конечно, в этом случае приходится забыть о «честной борьбе».

Рэй Лиотта: «Они негодяи, а я - нет»

О.С.: Рэй, не могу вспомнить другой фильм, где бы вашего героя столь жестоко избивали...

Рэй Лиотта: Это первый раз, где мой персонаж получает такую страшную взбучку. Обычно мне достаются роли, где я сам кого-то преследую, бью или убиваю. Это-то и было мне интересно – поменять ракурс зрения.

О.С.: Смотреть на это избиение тяжело, хочется закрыть глаза.

Р.Л.: В этом весь смысл. Обычно в криминальном боевике хорошие и плохие парни обмениваются ударами, как в видеоигре. Ты не ощущаешь, что кому-то из них больно. А здесь Эндрю (Доминику) хотелось передать физиологизм избиения, чтобы зритель реально почувствовал, что это такое, когда у тебя сломаны нос и челюсть, брызжет кровь и лицо превращается в отбивную котлету.

О.С.: В жизни вам доводилось драться?

Р.Л.: Насколько я помню, нет. Но полагаю, радости в драке никакой.

О.С.: Вы же из Нью-Джерси – неужели даже в юности не было уличных разборок?

Р.Л.: Я из хорошей части Нью-Джерси (смеется).

О.С.: За свою карьеру вы переиграли целую армию преступников. Что отличает Марки Тратмана?

Р.Л.: Он, пожалуй, самый приятный и безобидный из всех плохих парней, которых мне доводилось играть. Как дилер, руководит тайной карточной игрой. Когда-то, много лет назад, он украл деньги, но усвоил свой урок накрепко. Другое дело, что независимо от его воли, его подставляют, деваться ему некуда, потому что это тупик.

О.С.: Ничего похожего с точки зрения психологического состояния, когда ты бессилен и не видишь выхода, не было в вашей жизни?

Р.Л.: Нет. У меня хорошие родители и хорошие друзья.

О.С.: В этом году умер Генри Хилл, которого вы сыграли в «Хороших парнях» у Мартина Скорсезе. Я читал где-то, что пресса спутала его с вами, и вам звонили встревоженные люди.

Р.Л.: Да, одно из агентств все перепутало и сообщило о моей смерти. Мне в середине ночи позвонил мой менеджер и очень обрадовался, услышав мой голос. Я воспринял эту странную историю как комплимент. Значит, я неплохо его сыграл.

О.С.: «Убей их нежно» выходит на экраны США, вслед за ней последуют «Охотники за гангстерами» (Gangster Squad). Можно ли считать это признаками возрождения интереса к гангстерскому триллеру?

Р.Л.: Не знаю, все зависит от того, будут ли они успешными в прокате. Помню, когда вышли «Хорошие парни», в кинотеатрах показывалось сразу несколько фильмов криминального жанра. Сегодня такое трудно представить.

О.С.: По какому принципу вы соглашаетесь на новые роли?

Р.Л.: Стараюсь играть все понемногу, не зацикливаясь на одном жанре. Очень люблю комедии, мини-серии. Большие телесериалы, которые тянутся сезон и больше, стараюсь теперь избегать. Это мясорубка на много месяцев, она лишает тебя возможности сниматься в других фильмах. Я снялся более чем в 80 фильмах и телесериалах, и хорошо представляю себе, на что каждый раз подписываюсь.

О.С.: Пересматриваете ли фильмы со своим участием?

Р.Л.: Да я добрую половину из них вообще не видел. Эту картину смотрел только потому, что был весной на Каннском фестивале, где состоялась ее премьера. Придется смотреть второй раз, потому что приезжают мои друзья из Нью-Джерси. Им нравится смотреть кино вместе со мной.

О.С.: Не могу не спросить по поводу «Сердцеедок» (Heartbreakers), замечательной, кстати, комедии. Там вы долго несете по гостиничному коридору Сигурни Уивер, и это выглядит очень смешно. Ноги у вас заплетаются.

Р.Л.: А знаете, какая она тяжелая?! Крупная, скажу я вам, женщина, да и коридор чертовски длинный. Пришлось делать несколько дублей, вспоминать страшно. Уж лучше тумаки получать (смеется).
XS
SM
MD
LG