Линки доступности

Невероятная кругосветка детей из Петрограда


Ольга Молкина (крайняя слева), Алек Брук-Красный (крайний справа)

Ольга Молкина (крайняя слева), Алек Брук-Красный (крайний справа)

Американская помощь советской России оказалась забыта по обе стороны Атлантики

В 1920 году почти тысяча петроградских детей совершила невероятное морское путешествие из Владивостока через Японию в Сан-Франциско, затем через Панамский канал в Нью-Йорк, а отсюда через Францию в Финляндию и домой – в Петроград. Эта кругосветка, позволившая детям воссоединиться с родителями, стала возможна благодаря неутомимой подвижнической деятельности американца Райли Аллена, возглавлявшего Сибирскую миссию Американского Красного Креста.

Об этом, выступая на семинаре в российском Институте демократии и сотрудничества в Нью-Йорке, рассказала историк из Санкт-Петербурга Ольга Молкина, чьи бабушка и дедушка познакомились во время этого фантастического путешествия.

«Их звали Юрий Заводчиков и Ольга Копосова, – рассказала Молкина корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Они там познакомились, дружили после возвращения, а потом поженились. Потом родилась моя мама и, соответственно, потом я».

Удивительную историю бабушка рассказывала Ольге Молкиной, когда та была еще маленькой, как сказку о детях, путешествующих на корабле. Со временем Ольга Ивановна, ныне входящая в редколлегию журнала «История Петербурга», заинтересовалась ею уже серьезно. Она провела много времени в российских и американских архивах, по крупицам собирая информацию об этой забытой странице истории.

Райли Аллен и Петроградская колония

Весной 1918 года Петроград был поражен голодом и болезнями, и больше всего в создавшейся ситуации страдали дети. В мае Петроградская областная организация Союза Городов, к тому времени уже формально распущенная большевиками, сумела организовать отправку детей на лето из города в более благополучные районы России в составе так называемых детских питательных колоний.

Однако в охваченной хаосом гражданской войны стране благое начинание вышло боком. Две колонии (почти тысяча детей в возрасте от 3 до 16 лет) в окрестностях Челябинска и Екатеринбурга в результате начавшегося «чехословацого мятежа» и продвижения линии фронта на запад оказались в зоне военных действий.

К осени 1918 года дети, размещенные в разных населенных пунктах, оказались без продовольствия и теплой одежды. Путь обратно в Петроград был отрезан из-за боевых действий.

О судьбе петроградских детей и отчаявшихся воспитателей узнали сотрудники Американского Красного Креста, находившиеся во Владивостоке. Американцы не только наладили доставку «колонистам» (как тогда называли детей) продовольствия и теплой одежды, но даже организовали школьные занятия, обеспечив учебниками и тетрадями. Весной 1918 года под эгидой Американского Красного Креста детей обеих колоний на нескольких железнодорожных составах отправили во Владивосток, подальше от линии фронта. Там они провели почти целый год в составе единой Петроградской колонии под опекой Красного Креста, который полностью финансировал их содержание, обучение и лечение. Возглавил колонию полковник Райли Аллен.

Из Владивостока в Петроград через Нью-Йорк

Весной 1920 года во Владивосток вошла японская армия, и Райли Аллен получил указания свернуть деятельность Американского Красного Креста и покинуть территорию России. Однако Аллен не мог бросить детей на произвол судьбы. Сначала он пытался отправить их в Петроград поездом, но это оказалось невозможно. Тогда под его личную ответственность было принято решение оставить детей под опекой Красного Креста и отправить домой единственно возможным путем – через два океана.

Этот план многим казался невыполнимым, но Райли Аллену удалось добиться от Американского Красного Креста огромных средств для его реализации. Несмотря на очень напряженные в то время отношения с Японией, Аллен сумел зафрахтовать японский сухогруз, в короткие сроки переоборудовать его под пассажирское судно и обеспечить всем необходимым для долгого морского путешествия более тысячи человек, большинство из которых были дети.

13 июля 1920 года судно отправилось в путь, и в течение следующих двух месяцев корабль был плавучим домом для петроградских детей. Их тепло принимали в США, но когда возникла идея не отправлять детей в большевистскую Россию, а оставить в Америке или во Франции, сами дети этому воспротивились. Осенью 1920 года они прибыли в Финляндию, где провели несколько месяцев до отправки на родину в санатории Халила (в настоящее время Сосновый Бор, Ленинградская область).

Из Финляндии детей отправляли в Петроград небольшими группами, и к январю 1921 года все они были возвращены домой, завершив, таким образом, кругосветное путешествие, длившееся два с половиной года.

Все это время – с августа 1919 по январь 1921 года – полковник Райли Аллен был рядом с ними. После того, как петроградские дети сумели воссоединиться с родителями в родном городе, Аллен тоже вернулся домой, на Гавайские острова, где в течение многих лет был главным редактором газеты «Honolulu Star Bulletin», участвовал в различных гуманитарных проектах, в том числе продолжал помогать русским детям. Своих детей у Аллена не было, но когда люди спрашивали, есть ли у него дети, он часто отвечал: «Да, у меня их 800...» Райли Аллен скончался в 1966 году.

«Над нами Красный крест»

Но на этом роль американцев в судьбе петроградских «колонистов» не закончилась. В 1972 году в Россию приезжал из Сиэтла Берл Брэмхолл, который был помощником Аллена в Петроградской колонии. С помощью радио и Красного Креста Брэмхолл разыскал оставшихся к тому времени в живых бывших «колонистов» и около ста из них пришли на встречу с ним спустя 50 лет после возвращения на родину. По словам Ольги Молкиной, которую дедушка тогда познакомил со многими «колонистами», все они с огромной благодарностью вспоминали своих спасителей – сотрудников Американского Красного Креста и Райли Аллена, который сыграл в судьбе каждого из них неоценимую роль.

Среди «колонистов» и их спасителей оказались люди, впоследствии ставшие очень известными. Одним из них был Леонид Якобсон, прославленный советский хореограф. Однако он тщательно скрывал этот эпизод своего детства. Об этом рассказал живущий сейчас в Израиле писатель Владимир Липовецкий, автор трех книг и документального фильма о петроградских «колонистах». По его словам, во время беседы с балериной Майей Плисецкой, бывшей ученицей Якобсона, считавшей, что у нее были весьма доверительные отношения с учителем, она была крайне удивлена, узнав, что Якобсон в детстве побывал в США.

По словам Ольги Молкиной, свое участие в кругосветном путешествии скрывали многие его участники, потому что до определенного времени рассказывать об этом было опасно. «Мне говорили родственники, что были случаи, когда люди попадали в опалу из-за этого», – сказала она.

Молкина, написавшая книгу о «колонистах» – «Над нами Красный крест» – и устраивающая в России выставки, посвященные этой малоизвестной истории, считает важным, что бы о Райли Аллене помнили и в Америке. «Я считаю, что рассказать об этом – мой внутренний долг, – сказала она. – Потому что мой дедушка всю жизнь помнил об этих американцах. Он также вспоминал обо всех полученных здесь впечатлениях, которые повлияли на его мировоззрение, которое он потом передал мне. Это такое антисоветское мировоззрение, очень критическое понимание того, что есть другая жизнь, другой мир, и что свет клином на советской власти не сошелся. При этом он не был диссидентом, и во всех анкетах на вопрос, бывал ли он за границей, всегда отвечал «нет»».

Американцы помогали голодающим в советской России


Малоизвестна и в России, и в Америке еще одна страница истории 1920-х годов, о которой рассказал на семинаре в Нью-Йорке специалист по советской истории, научный сотрудник Гуверовского Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете Бертран Патенод. Осенью 1921 года в ответ на просьбу советского правительства Американская администрация помощи (АРА – American Relief Administration), формально негосударственная организация в США, существовавшая с 1919 до конца 1930-х годов XX века, начала оказывать помощь Советской России в ликвидации голода. Организацию возглавлял Герберт Гувер – будущий президент США, тогда занимавший пост министра торговли. К тому времени Гувер, имевший опыт поставок продовольствия в Бельгию, когда эта страна была оккупирована немцами, уже был известен, как гуманитарный деятель и эффективный менеджер, способный организовать доставку помощи в чрезвычайных обстоятельствах.

«В результате голода начала 1920-х годов погибли от 5 до 10 миллионов советских граждан, – сказал историк, – но миллионы других были спасены благодаря американской помощи». По данным Патенода, на доставку продовольствия и медикаментов было затрачено 60 миллионов долларов, что в пересчете на сегодняшние деньги составило бы примерно 700 миллионов. В основном эта сумма пошла на закупку кукурузы и семян, с помощью которых в России удалось спасти урожай 1922 года.

«Для советских граждан АРА была настоящим спасителем, – сказал Патенод. – А американцы благодаря участию в борьбе с голодом в советской России увидели себя, как нацию филантропов».

Однако в своей работе АРА столкнулась со многими трудностями. Ключевым физическим препятствием эффективной доставки помощи нуждающимся было состояние железных дорог в России, отметил исследователь. Однако, по его словам, может быть, еще более серьезным препятствием для молодых американцев, приехавших в советскую Россию, был эмоциональный барьер. Хотя у многих из них уже был опыт благотворительной работы в Центральной Европе, мало кто был подготовлен к тому, что они увидели в России. «В этих условиях люди проявляли себя по-разному. Как на войне: кто-то был сломлен, кто-то проявлял героизм», – отметил Патенод.

«АРА также сталкивалась с обструкцией со стороны большевиков, – продолжил историк. – Ленинское правительство допустило АРА в советскую Россию, потому что ситуация сложилась действительно отчаянная. В то же время, Ленин и его Политбюро проявляли параноидальный страх перед тем, что могут натворить в стране «мальчики Гувера». У них были основания для этих страхов: в то время Гувер слыл ведущим анти-большевиком в США, и сама идея предоставления гуманитарной помощи Европе имела цель остановить распространение большевизма. Здесь, в США, либералы и политические радикалы обвиняли Гувера в попытке использования продовольственной помощи в интересах смены режима в советской России».

Однако, по мнению Патенода, такие опасения были напрасны. «На самом деле, «мальчики Гувера» не занимались политикой и просто напросто кормили голодных», – утверждает историк, признавая все же, что сверхзадачей АРА было показать нежизнеспособность большевистской системы. «Один из уроков этой истории заключается в том, что даже, несмотря на политическую враждебность, гуманитарная помощь может быть оказана, когда страдают ни в чем не повинные люди, – сказал историк корреспонденту «Голоса Америки». – Это не означает, что Гувер не надеялся, что советское правительство падет, но в своих политических расчетах он глубоко заблуждался».

Советское правительство, опасаясь самого присутствия в стране большого числа американцев, пыталось взять под контроль деятельность АРА, в чьих структурах работало около ста тысяч советских граждан. Некоторые из них, по данным Патенода, подвергались арестам на местах.

Еще одним препятствием в работе АРА были культурные различия между американцами и русскими. «По мнению американцев, – рассказал Патенод, – многие русские были зациклены на своих страданиях, уверены в том, что голод – это Божья кара за грехи, совершенные во время революции. Американцы же были энергичны и верили в то, что если взяться за дело и эффективно организовать работу, можно решить любые проблемы. Однако эти культурные барьеры удалось преодолеть, и доказательство тому – тот факт, что из 300 американцев, работавших в советской России, 26 там женились».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» историк отметил, что, по мнению американских сотрудников АРА, ключевым фактором в упомянутых культурных различиях была религия. «Они считали, что православие с его упором на страдания, спасение души и покаяние приводит к пассивности, – сказал Патенод.
– В себе же они видели олицетворение протестантской этики. Поэтому они постоянно говорили своим русским сотрудникам: прекратите жаловаться и давайте работать. Я должен сказать, что многие из этих американцев считали свой оптимизм и эту самую протестантскую этику признаком собственного превосходства».

Почему об этой истории не вспоминают ни в России, ни в Америке

Бертран Патенод написал книгу об участии АРА в борьбе с голодом в советской России («Большое шоу в большевистской России», Издательство Стэндфордского университета, 2002 год), по которой недавно был снят документальный фильм. Однако, в целом, отмечает он, эта страница истории была забыта как в США, так и в России.

«После того, как АРА свернула свою деятельность в России, советское правительство стало всячески принижать роль этой американской организации, и к 1930-м годам официальная пропаганда стала обвинять ее в «шпионаже под прикрытием благотворительности», – рассказал Патенод. – В результате миссия АРА была постепенно забыта в Советском Союзе».

В Соединенных Штатах для забвения этой гуманитарной миссии были свои мотивы. Разразившаяся при уже президенте Гувере Великая депрессия основательно подмочила его репутацию и наложила перманентный отпечаток на образ этого человека. «В 1920-е годы Гувер считался олицетворением американского индивидуализма, эффективности и деятельного оптимизма, – указал Патенод. – И хотя сами эти ценности пережили Великую депрессию, этого нельзя сказать о репутации Гувера».

«Сегодня в американском политическом лексиконе «Гувер» устойчиво ассоциируется с «неудачником», – добавил исследователь. – Когда мы показывали наш документальный фильм об АРА, люди недоуменно качали головами, будто не в состоянии поверить, что Гувер мог сделать что-то хорошее».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Патенод отметил и еще одну причину: «Американцы не помнят свою историю». «В России история может искажаться, – сказал историк, – но русские ее помнят, а американцы часто забывают».

Депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк, выходец из бывшего Советского Союза Алек Брук-Красный, принимавший участие в семинаре в Нью-Йорке, выразил надежду на то, что обсуждавшиеся здесь забытые страницы истории станут известны и в Соединенных Штатах, и в России. «Это поможет углубить взаимопонимание между США и Российской Федерацией, – сказал он. – Я надеюсь, что народ Российской Федерации лучше узнает американский народ, в чьих традициях – помощь нуждающимся, где бы они ни проживали».

По словам нью-йоркского законодателя, взаимодействие двух народов – американского и российского – приводит к замечательным результатам, а углубление взаимопонимания приведет к дальнейшему улучшению американо-российских отношений, что является «залогом успеха в борьбе с терроризмом, с нераспространением ядерного оружия».

Брук-Красный выразил надежду, что предстоящий в следующем году юбилей – 150-летие Американского Красного Креста – поможет по-новому взглянуть на забытые страницы истории. Эту идею подхватил и Владимир Липовецкий, предложивший повторить кругосветное путешествие петроградских «колонистов» с привлечением международных знаменитостей. Израильский писатель также надеется с помощью этой акции вдохнуть новую жизнь в идею создания художественного фильма о «кругосветке петроградских детей». По его словам, в свое время интерес к написанному им сценарию проявляли американский и советский режиссеры Стэнли Крамер и Григорий Чухрай, но они так и не сумели осуществить свои замыслы.

XS
SM
MD
LG