Линки доступности

Кристин Кер: «Семья – это система, которая постоянно развивается»


Семейная арт-терапия для детей военных

Семейная арт-терапия для детей военных

Что такое семейная арт-терапия, как различаются семейные проблемы в разных странах и что нужно для того, чтобы создать свою систему арт-терапии в России.

Уже неделю специалисты из США по арт-терапии работают в детском доме №4 города Павловска под Санкт-Петербургом. Три профессора и 18 студентов из Университета Лонг-Айленда (Нью-Йорк), рассказывают и показывают, что такое арт-терапия, и как она может помочь детям-инвалидам. Из Нью-Йорка они привезли специальные инструменты, заготовки и краски, которые обещают оставить работникам детских домов для дальнейшей практики.

Детей разделяют на мини-группы по 4-6 человек. С каждой группой работает и одновременно учится воспитатель детского дома, 2-3 арт-терапевта, переводчик и оператор, который оставит потом видео-уроки.

Эту необычную группу возглавляет Кристин Кер, доктор психологических наук, ведущий американский специалист и эксперт в области семейной арт-терапии, работающая в этой сфере уже 30 лет. Кристин Кер преподает в университетах, пишет статьи и книги, а также воспитывает последователей по всему миру.

В Россию американские психологи приехали вместе с International Social Action Program. Это программа, в рамках которой доктора и другие профессионалы сами собираются и едут с гуманитарной и социальной помощью в разные страны.

«Мы делаем это каждый год, - рассказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Кристин Кер. - Мы уже были в Бразилии, в Никарагуа, но в Россию приехали впервые».

Сама Кер, оставив рабочую группу в Санкт-Петербурге, поехала в Москву, где прочитала лекцию на философском факультете МГУ, а также организовала мастер-классы: семейная арт-терапия для всех желающих.

«Языкового барьера в искусстве не существует, это доступно и понятно каждому, - объяснила Кер «Голосу Америки». – Хотя у семейных проблем совершенно точно есть свои культурные границы. Несмотря на кажущуюся универсальность семейных проблем, всегда нужно иметь в виду, где это происходит».

Тем не менее, несмотря на существующую «географию» семейных проблем, с какими-то бедами семьи во всем мире сталкиваются все чаще и чаще:

«Развод родителей теперь – самая большая проблема, - начала перечислять Кер. – Наркотики – их принимают как дети, так и родители. Куда бы ты ни поехал, везде можно встретить семейные последствия финансовых проблем, долгов, кредитов. Все чаще ко мне приходят родители, которые работают так много, что почти не бывают дома и не видят детей.

Постоянно встречается синдром рассеянного внимания у детей, проблемы в школе…. Особый момент - конфликт, который возникает, когда бабушка или дедушка переезжают жить обратно к своим детям, в их семью. Это часто нарушает устоявшуюся семейную систему. Просто в одних странах это ожидаемый, нормальный процесс. Но в США – нет! Правда, я не знаю, как обстоит с этим дела в России».

«Хотя, по-прежнему, чаще всего ко мне приходят родители, которые ссорятся из-за того, как им воспитывать детей. У всех разное понимание свободы и близости, здесь включается свой опыт уже со своими родителями, и все запутывается», – со смехом подвела итоги доктор.

Как художественное выражение может помочь семье?

На своих лекциях в Москве Кристин Кер рассказывала про основы семейной арт-терапии.

«Главное, чтобы в терапии принимали участие все члены семьи, - подчеркивала Кер. – Любое желательное и нежелательное поведение членов семьи связано с поступками всех остальных. Индивидуальность каждого имеет в этой системе намного меньшее значение, чем мы привыкли думать».

Для Кер семья – это система, которая состоит из нескольких микросистем и уровней, связанных друг с другом. И эта система постоянно развивается, эволюционирует и приспосабливается к изменяющимся внешним обстоятельствам.

Наблюдения за этой системой начинаются, как только семья приходит к терапевту. На сеансе они будут рисовать вместе и по отдельности, делать коллажи, лепить из глины, делать скульптуры. «Терапевт смотрит с самого начала: кто и как начинает рисовать, кто делает первый взмах карандашом, чьи советы учитываются, а чьи нет, насколько все включены в процесс. Это, порой, может сказать больше, чем сам рисунок», – объяснила Кер студентам.

«Это творчество выражает на бумаге и снимает напряжение, помогает обнаружить и, самое главное, начать обсуждать конфликт», – подчеркнула Кер. Техник существует множество. Есть привычное «нарисуй свою семью на белом листе». Можно нарисовать автопортрет, изобразить семью на листе с очерченным кругом.

Члены семьи могут нарисовать сами себя на одном листе бумаги, используя разные цвета. Это удивительно просто позволяет увидеть как члены семьи воспринимают свою роль, свое место в системе, как они уважают или не уважают личное пространство друг друга и многое другое.

«Мое любимое задание – это нарисовать дом или сделать коллаж дома из фотографий, – поделилась Кер. – Это всегда очень важно для взрослых – увидеть, как на самом деле воспринимают и чувствуют дом дети».

Через час лекции Кристин Кер неожиданно выключила презентацию: « Давайте лучше посмотрим на примеры», – сказала она и следующий час показывала работы детей и взрослых из своей практики. «Неужели если я нарисую себя и свою семью – все мои проблемы и конфликты будут также очевидны со стороны?», – с удивлением спросила студентка философского факультета МГУ Елена после лекции.

Что такое арт-терапия в России?

Среди членов Американской Арт-терапевтической Ассоциации есть и русский практикующий терапевт Анна Ше. Бывшая студентка Кристин Кер, Анна работала в международных гуманитарных миссиях. А после возвращения в Москву открыла первую студию арт-терапии в России. К школе Кристин Кер, тем не менее, Анна относится критически, утверждая, что России необходима собственная практика.

«Я получила грант Full Bright, и меня отправили учиться в Институт Лонг-Айленда на клиническую арт-терапию. Я уже училась в аспирантуре философского факультета МГУ, на кафедре эстетики, начала писать диссертацию по эстетическому анализу практики арт-терапии, – рассказала Анна «Голосу Америки». - Я занималась со сложными подростками, с подростками с алкогольной и наркотической зависимостью.

Это было, скажем так, полевое использование творческих практик, больше интуитивное. Сделать из всего этого систему только предстоит».

«С нашей студией мы ездим по городам России. Мы столкнулись с тем, что представление о том, что такое арт-терапия – очень размытое, – добавила она. – Многие считают, что это либо клиническая работа с диагностированными пациентами, либо просто развлечение для детей. А это ни то и ни другое».

«Еще стало понятно, что не удастся так просто взять и развернуть в России американский или европейский опыт. Надо разработать аутентичную систему.

Но чтобы это сделать, нужно понимать контекст. Кристин Кер – первая ласточка международного опыта, который мы можем рассмотреть и понять, каким образом мы можем использовать эту систему у нас, как ее можно адаптировать и стоит ли это делать, – объясняет Анна. – У России совсем другая культурная ситуация. То, что я вижу в работе со своими клиентами, с какими запросами приходят клиенты, и с какими вопросами они не приходят на арт-терапевтическую поддержку, очень сильно отличается от того, что я видела в США».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG