Линки доступности

Чечня: федеральная власть бессильна против похищений людей?

  • Виктор Васильев

Чечня: федеральная власть бессильна против похищений людей?

Чечня: федеральная власть бессильна против похищений людей?

Российские правозащитники обнародовали документы силовых структур и написали открытое письмо президенту Медведеву

Прокуратура и Следственный комитет (СК) РФ фактически признают свою неспособность обеспечить расследование похищений людей сотрудниками силовых структур в Чечне. Об этом свидетельствуют официальные документы, представленные правозащитниками на прошедшей в среду 20 апреля в информагентстве «Интерфакс» пресс-конференции, посвященной ситуации с правами человека в Чеченской Республике. По мнению правозащитников, МВД ЧР откровенно саботирует расследования тяжких преступлений.

Письмо президенту

Межрегиональные общественные организации «Комитет против пыток» и правозащитный центр «Мемориал», Московская Хельсинкская группа, комитет «Гражданское содействие» и международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч» написали открытое письмо президенту РФ Дмитрию Медведеву, в котором призвали его принять «исчерпывающие меры для обеспечения законности на территории Чеченской Республики».

В письме, в частности, указывается: «До настоящего момента наши организации вели активное взаимодействие с органами прокуратуры и следственного комитета в надежде добиться эффективного расследования конкретных дел о похищениях людей в Чечне, освобождения похищенных лиц и привлечения виновных к установленной законом ответственности. Однако цитируемые выше документы демонстрируют системный саботаж со стороны республиканских органов внутренних дел и неспособности следственного комитета исполнять своим обязанности по расследованию преступлений».

Председатель Межрегионального комитета против пыток, координаторсводных мобильных групп правозащитных организаций в Чечне Игорь Каляпин утверждает, что отдельные подразделения органов внутренних дел Чечни находятся вне правового поля Российской Федерации и абсолютно не контролируются уполномоченными на то государственными органами – прокуратурой, следственном комитетом.

«Жалобы на незаконные действия сотрудников этих подразделений фактически не расследуются, невзирая на их очевидную причастность к совершенным преступлениям. Более того, ситуация, когда требования и указания высокопоставленных следователей и прокуроров игнорируются сотрудниками силовых структур, порой рядовыми милиционерами, просто немыслима в любом правовом и демократическом государстве», – заявляет он.

За что похищают в Чечне?

Игорь Каляпин в ответ на вопрос корреспондента «Голоса Америки»: «За что в Чечне могут похитить человека?» привел множество примеров. «Одного задержали за то, что он по мобильному телефону “костерил” работников милиции. Потом он исчез. Обнаружили его четыре месяца, избитого, с уже отросшей бородой. Но это, пожалуй, самый легкий из всех эпизодов.

Зарему Гайсанову заподозрили в том, что она гражданская жена боевика. Спецоперацией, в ходе которой ее захватили, командовал лично глава Чечни Кадыров – это официальный факт. Она пропала в ноябре 2009 года. Преступление до сих пор не раскрыто», – рассказал он. И таким случаям, по его свидетельству, несть числа.

По убеждению главы правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова, нельзядобиться обеспечения мира и стабильности на Северном Кавказе без соблюдения там прав человека и законности. «Нельзя разделять эти вопросы, тем более противопоставлять их. Это непременное условие мира и безопасности в регионе», – подчеркнул он.

По его словам, в Чечне наиболее ярко, последовательно и демонстративно нарушались права человека. Он напомнил, что целый ряд резолюций Парламентской ассамблеи Совета Европы был посвящен этой проблематике, а последняя подобная резолюция была принята 22 июня 2010 года. «В Чеченской Республике власти продолжают поддерживать атмосферу всеобщего страха, невзирая на бесспорные успехи в восстановлении и заметном улучшении инфраструктуры региона. Положение в области прав человека вызывает крайнюю обеспокоенность. Исчезновения представителей оппозиции и правозащитников зачастую остаются безнаказанными и не расследуются…» – процитировал Олег Орлов документ.

На его взгляд, слово «безнаказанность» – ключевое по отношению к ситуации в Чечне. «Безнаказанность почти полная и абсолютная за совершение преступлений представителями государственных силовых органов на Северном Кавказе и в Чечне прежде всего», – уточнил он.

Резолюции и реалии

Глава «Мемориала» акцентировал внимание на том, что за данную резолюцию проголосовала и российская делегация. «Это дало нам надежды и в какой-то степени нас окрылило. Значит, где-то в Кремле было принято решение о таком голосовании. Следовательно, думали мы, надо ожидать системных изменений, по крайней мере, в области расследования преступлений и пресечения атмосферы безнаказанности. Увы, этого не произошло», – констатировал правозащитник.

С точки зрения эксперта по России «Хьюман Райтс Вотч» Татьяны Локшиной, в Чечне системно внедряется коллективная ответственность за преступление. «Российское право на территории республики не действует. После того как сотрудники российской прокуратуры и Следственного комитета расписались в собственной беспомощности, нам остается апеллировать только к высшему руководству РФ. Все остальное бессмысленно», – заключила она.

По ее оценке, с момента прошлогодней встречи правозащитников с Дмитрием Медведевым для исправления ситуации в Чечне ровным счетом ничего не было сделано, кроме создания общественного совета при полпреде президента на Северном Кавказе Александре Хлопонине. «Но сейчас становится очевидно, что и этот орган создан скорее всего для галочки», – заметила Татьяна Локшина.

С ней солидарна председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. «Недавно нас пригласили на очередное заседание этого совета – я не поехала. Убедилась, что это бесполезный орган. Совет не работает – мы объясним это при встрече президенту», – добавила она.

Олег Орлов объяснил, чего именно правозащитники ждут от президента, обратившись к нему с письмом. «Чтобы он дал распоряжение завершить находящиеся в производстве уголовные дела. Нам известно, что некоторые из них – по Гайсановой, например, де-факто расследованы. СК надо только завершить его и предъявить конкретные обвинения», – заверил он.

Кроме того, глава «Мемориала» проинформировал, что по делу Натальи Эстемировой прогресса нет. «Ранее выдвинутая версия о причастности к ее убийству боевиков отпала. Другие версии реально, на наш взгляд, не проверяются. Следствие находится в стагнации», – сообщил Орлов.

Игорю Каляпину очевидно, что ситуация в Чечне нисколько не меняется к лучшему. «Буквально недавно меня уведомили, что идет проверка относительно того, каким образом у нас в руках оказалась служебная переписка прокуратуры и Следственного комитета. Их пугает только это – огласка, а не то, что они не могут довести до логического конца хотя бы одно начатое дело», – подытожил он.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

XS
SM
MD
LG