Линки доступности

«О Хрущеве мы знаем в основном из анекдотов»


Сергей Хрущев в Российской национальной библиотеке

Сергей Хрущев в Российской национальной библиотеке

Профессор Университета Брауна Сергей Хрущев о своем отце – разоблачителе культа личности Сталина

В Санкт-Петербурге, в Российской национальной библиотеке состоялась встреча с Сергеем Хрущевым – сыном первого секретаря КПСС в 1953-1964 гг. Никиты Хрущева, в настоящее время профессором Института международных исследований Томаса Уотсона Университета Брауна в штате Род-Айленд.

Сергей Никитич приехал в Санкт-Петербург в рамках своей поездки со студентами по странам Европы. По его словам, в Институте Томаса Уотсона существует традиция, когда профессора читают лекции своим ученикам во время путешествия по разным странам. «Я несколько раз отказывался от подобных предложений, но на этот раз согласился, – заметил Сергей Хрущев и добавил, что главная цель его визита в Санкт-Петербург – рассказ о книге «Никита Хрущев. Реформатор», которая завершает трилогию воспоминаний автора о своем отце.

Первая книга – «Пенсионер союзного значения» – рассказывает об обстоятельствах написания мемуаров самим Никитой Хрущевым. Вторая – «Рождение сверхдержавы» – повествует о внешней политике СССР хрущевского периода, а в томе «Реформатор» рассказывается о политике внутренней.

Правда о «насаждении кукурузы» и «хрущевках»

«О Хрущеве мы знаем в основном из анекдотов», – начал свой рассказ Сергей Хрущев. По его словам, язвительные байки о человеке, осмелившимся развенчать культ личности Сталина, распространялись, начиная с 1965 года, с ведома КГБ, когда в Кремле было принято решение о создании отрицательного образа Хрущева.

«Я попытался осмыслить прошлое, попытался понять его. Мне будет приятно, если хотя бы профессиональные историки прочтут мою книгу», – сказал профессор Института Томаса Уотсона, обращаясь к аудитории, собравшейся в конференц-зале Российской национальной библиотеки.

При этом он отметил, что, с его точки зрения, объективных историков вообще не существует. Поэтому всем заинтересованным читателям стоит сравнивать разные источники и на их основе выносить собственные суждения. А самые распространенные мифы о Никите Хрущеве – считает его сын – таковы.

«Насаждение кукурузы». Возглавив СССР после смерти Сталина, Хрущев и его команда встали перед выбором: продолжать наращивать военный бюджет для будущей войны с западным миром или попытаться улучшить жизнь граждан страны. Выбрав второй вариант, Хрущев занимается возрождением сельского хозяйства. «В те времена урожайность составляла семь центнеров с гектара – против нынешних шестидесяти», – напоминает Сергей Никитич.

Первый секретарь ЦК КПСС возвращает паспорта колхозникам и, чтобы увеличить их зарплату (и тем самым повысить мотивацию к эффективной работе), вынужден пойти на такие непопулярные меры, как повышение цен на продукты питания. А кукуруза использовалась, прежде всего, как корм для животных, поскольку нужно было увеличивать поголовье скота.

В книге «Реформатор» подробно описана история одного фермера из штата Айова, который в конце 50-х годов с разрешения Госдепартамента США приезжал в Москву, встречался с Хрущевым и заключил выгодный контракт на поставку гибридных зерен кукурузы, увеличивающих урожайность. Контракт продержался два года, ибо – как рассказывает автор книги, – за этот срок в СССР освоили технологию собственного выращивания «царицы полей», что помогло решить проблему с животноводством.

Пресловутые «хрущевки» – пятиэтажные панельные дома – должны были решить проблему переселения жителей городов из коммунальных квартир в отдельные. Кстати, в начале 60-х годов эта проблема была решена, вследствие чего, отмечает автор книги, в СССР увеличилась рождаемость, а продолжительность жизни даже на полгода превзошла показатели США. Кроме того, сборные панельные дома были рассчитаны на 20 лет, и если бы хрущевские реформы не были свернуты, в 80-е годы граждане Советского Союза получили бы новое, более качественное жилье.

Уроки Эйзенхауэра и Тито

Вопросы «что было бы, если бы не сняли Никиту Хрущева», возникали в аудитории Российской национальной библиотеки довольно часто. Причем инициировал их как сам докладчик, так и те, кто задавал ему вопросы.

К примеру, Хрущев внес предложение о двух сроках пребывания у власти для партийных руководителей всех уровней.

На эту идею его натолкнула двухчасовая беседа «с глазу на глаз» с тогдашним президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. «Вы же герой войны и очень популярны в своей стране. Почему бы вам не избраться на третий срок?» – спрашивал Никита Хрущев. «Мне не позволяет это сделать Конституция США, господин премьер-министр», – отвечал 34-й американский президент.

«О Хрущеве мы знаем в основном из анекдотов»

«О Хрущеве мы знаем в основном из анекдотов»

Озвученная на XXII съезде КПСС инициатива Хрущева не понравилась партаппаратчикам на местах. «Они говорили: пока Никита не снял нас, нам нужно снять его самого», – рассказывает Сергей Хрущев.

Еще одна новаторская по тем временам идея у Хрущева родилась после посещения Югославии, где он был личным гостем Иосипа Броз Тито. «Отец спросил югославского президента: а вы не боитесь, что к вместе с туристами к вам в страну приезжают западные шпионы? – Шпионов мало, – ответил Тито, – а вот денег западные туристы привозят много. – А вы не боитесь, что рабочие, которых вы отпускаете на заработки в Западную Европу, к вам больше не вернутся? – Ну, значит, так тому и быть, – последовал ответ».

После возвращения в Москву Хрущев дал распоряжение отправить в Югославию группу сотрудников КГБ для изучения опыта открытости экономики. Однако когда группа «экспертов в штатском» вернулась обратно, Хрущева уже отстранили от власти, а новому кремлевскому руководству результаты этой поездки не были интересны.

«Хочу видеть свою страну процветающей»

Корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась у Сергея Хрущева, как он оценивает перспективы третьей российской десталинизации.

«Сегодня есть попытка восстановления “доброго имени Сталина”, – согласился Сергей Никитич, – но восстановить это имя честным образом невозможно. Сталин не был “эффективным менеджером”. Он был кровавым тираном. И все наши потери 1941 года связаны с этим. Потому что люди, которые защищали нашу границу, прекрасно знали, что Гитлер нападет. Но они боялись НКВД больше, чем самого Гитлера».

Сергей Хрущев довольно скептически отозвался о деятельности российской комиссии по борьбе с фальсификацией истории. «Я сразу вспомнил, что когда учился в школе, тоже была огромная статья о фальсификаторах, которые там, на Западе, искажают нашу историю», – с иронией заметил он и подчеркнул, что в США к собственной истории относятся с большим пиететом, и что исторические труды, в том числе об участии Америки во Второй мировой войне, пишут настоящие профессионалы. Поэтому он с большим интересом смотрит документальные фильмы на специализированных телеканалах. «Просто не надо врать, и тогда все само собой устаканится», – заключил Сергей Хрущев.

Присутствующие на встрече задавали вопросы и о конфликтах Никиты Хрущева с творческой интеллигенцией. «Вы почитайте эту книгу, я там пишу и о Пастернаке, и о Бродском», – не вдаваясь в подробности, отвечал сын первого секретаря ЦК КПСС. Кроме того, он посетовал на аберрацию человеческой памяти. «Многие люди до сих пор уверены, что печально знаменитая “бульдозерная выставка” была при Хрущеве. Что при нем же диссидентов стали сажать в психушки. А ведь это все было уже при Брежневе», – заметил Сергей Никитич.

Гость из Род-Айленда подчеркнул, что для него не существует «плохих вопросов», и он готов удовлетворить любопытство аудитории на самые разные темы. Не смутил его и такой вопрос: «Как бы отнесся ваш отец, который был руководителем СССР, к тому, что его сын уехал в Америку?».

«Меня часто об этом спрашивают, и у меня есть стандартный ответ, – парировал Сергей Хрущев. – Я говорю, что если бы Джорджу Вашингтону сказали, что США проводят военную операцию в Ираке, он бы воскликнул: “Американцы, вы рехнулись! Ваш главный враг находится в Лондоне, а не в Багдаде!”. Вашингтон был человеком своего времени, как и Хрущев. И судить о них нужно, исходя из реалий того времени. Во всяком случае, могу сказать, что мой отец не ненавидел Америку», – подчеркнул Сергей Никитич.

По его словам, он сам является гражданином двух стран, часто бывает в Москве. На вопрос о том, какой он видит будущую Россию, Сергей Хрущев ответил: «Хочу видеть свою страну процветающей, не коррумпированной, с нормальной экономикой, при которой торгуют не только нефтью. Впрочем, включите телевизор, и Путин с Медведевым расскажут вам об этом же», – заключил профессор Института Томаса Уотсона под смех и аплодисменты зала.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG