Линки доступности

Залмай Халилзад: «В переговорах с Россией не хватает элемента сдерживания»


Залмай Халилзад

Залмай Халилзад

Бывший посол США в ООН считает, что Россия недостаточно сильна для новой «холодной войны»

Российский опыт в Афганистане и других местах мог бы послужить уроком»

Залмай Халилзад, занимавший пост посла США в ООН в администрации президента Джорджа Буша-младшего, полагает, что в реакции Запада на действия России в Украине не хватает элемента сдерживания, и что в последнее время слишком большой акцент был сделан на попытку разрешения кризисов через Совет Безопасности ООН, который Россия своей неуступчивостью по ряду вопросов превратила в малоэффективный орган.

«Если смотреть на реакцию США на нынешний кризис, мне кажется, чего не хватало, так это элемента сдерживания, помимо элемента давления, наказания за то, что произошло в Крыму, – сказал Халилзад в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Есть опасность того, что Россия решит дестабилизировать Восточную Украину, и использовать эту нестабильность как предлог для вторжения, чтобы продолжить процесс раскола Украины.

И это создаст свою динамику и последствия, так что для того, чтобы предотвратить это, я бы добавил к предпринятым шагам обсуждение военной помощи Украине – в дополнение к экономической помощи и политической поддержке новой конституции, подготовки к выборам, единства украинского народа. Надо продемонстрировать России потенциальные последствия вторжения – затяжной конфликт, даже если Запад не пойдет на прямую интервенцию. Не думаю, что Запад захочет непосредственно воевать с российскими войсками, но это не значит, что местные жители не окажут сопротивления. Мы видели это в истории разных регионов – продолжительные движения сопротивления, российский опыт в Афганистане и других местах мог бы послужить уроком. Если им не противостоит регулярная армия, это не значит, что они не могут оказаться в очень сложной военной обстановке, которая может затянуться надолго и дорого обойтись России».

«Россия не настолько сильна, как Советский Союз, чтобы представлять глобальный вызов»

Между тем, бывший дипломат не согласен с мнением, что речь идет о новом витке «холодной войны».

«Во-первых, нынешняя Россия не настолько сильна, как Советский Союз, чтобы представлять глобальный вызов, – считает Халилзад. – Во-вторых, сейчас нет двух блоков стран с разными идеологиями, которые ведут соперничество за будущее мира. В-третьих, речь идет об относительно ограниченном числе проблем, а не о чем-то системном. Это традиционное поведение держав, которые хотят доминировать в своем регионе. Если Россия преуспеет в этом – скажем, в задаче доминировать на пространстве бывшего Советского Союза и Восточной Европы, – тогда со временем она сможет бросить глобальный вызов, и тогда могла бы начаться “холодная война” между двумя сверхдержавами. На самом деле, если мы смотрим на сдвиги в сфере глобального влияния игроков, подъем идет в Азии, это Китай с его растущей экономикой, и этого нельзя сказать сейчас о России».

«У США есть альтернатива»

По мнению Залмая Халилзада, Запад нуждается в сотрудничестве России по ряду вопросов, однако он подчеркивает, что Россия также нуждается в сотрудничестве Запада – и у Запада есть альтернативы.

«Это не является улицей с односторонним движением, – напоминает он. – По ряду вопросов, к примеру, в вопросе о Сирии, Запад был достаточно ограничен в маневрах, и Россия воспользовалась этим – сейчас режим Асада считает, что он может выиграть гражданскую войну… Я думаю, что Россия сыграла положительную роль в отношении северного маршрута поставок снабжения в Афганистан, она также сыграла полезную роль в переговорах с Ираном.

Когда отношения между США и Россией становятся более напряженными, конечно, Россия может использовать вопрос “Северного коридора” в Афганистане, но его значимость сейчас уменьшилась, поскольку там уже не так много солдат коалиционных войск, как раньше. Иран – это то место, где отношения США и России могут иметь значение, но у США есть альтернатива.

Промежуточное соглашение – хотя Россия его и поддержала, в целом оно было результатом двусторонних переговоров между Ираном и американцами. Если Россия откажется сотрудничать по Сирии, у США всегда есть возможность увеличить поддержку сил оппозиции, потому что в этой сфере не было сделано все, что можно – реакция США и Запада по Сирии была достаточно сдержанной.

«У российского предложения было бы больше веса, оно звучало бы правдоподобнее, если бы оно учитывало Крым»

Халилзад считает, что принятие соглашения о федерализации Украины может быть разумным вариантом урегулирования кризиса – если бы оно включало в себя Крым.

«Мне кажется, у российского предложения было бы больше веса, оно звучало бы правдоподобнее, если бы оно учитывало Крым как часть Украины, – говорит он. – Речь идет о децентрализованной системе с большой автономией для русскоязычных регионов решать свои дела. США – федеральная система, Россия тоже федеральная структура. Это могло бы быть решением кризиса – но после того, что произошло в Крыму, я могу понять отношение украинского правительства к этому предложению…

Если это федеральное соглашение будет принято в Украине, и Крым при этом останется частью России – да, тогда Россия может считать это своим успехом. Если это соглашение по децентрализации власти в Украине будет включать Крым, тогда тут нет победителей и проигравших. США и Запад не заинтересованы в том, чтобы Украина была во враждебных отношениях с Россией – они соседи, там долгая общая история, у России существенные интересы в Украине – от русскоязычных жителей до военной базы».

«Ответ России на голосование в ООН был предсказуемым: отрицание действительности»

По мнению бывшего посла, утверждение резолюции по поводу территориальной целостности Украины Генеральной Ассамблеей ООН имеет важное символическое значение.

«Эти резолюции не обязательны для исполнения, но у них есть политическое и моральное влияние, они демонстрируют позицию мира по поводу определенной ситуации, – говорит он. – И это показало, что у России нет поддержки большого количества стран. Думаю, ответ России был достаточно предсказуемым – отрицание действительности. Россия отрицает действительность и в отношении Крыма – к примеру, присутствие российских войск в Крыму. Думаю, если что-либо произошло бы в Восточной Украине, они и там могли бы списать это на местные “отряды самообороны” или что-то в этом роде. До определенного этапа это отрицание может играть им на руку, потому что в случае неудачи можно будет сократить военное присутствие, не теряя лица, но я думаю, что они не отступят в случае с Крымом».

У администрации США «не было подхода, чтобы удержать Россию в неблагоприятной позиции»

Бывший дипломат признает, что в отношениях США и России были допущены ошибки – это было неизбежно в ситуации, когда распалась одна из двух соперничающих мировых держав. Однако он убежден, что у администрации США никогда не было стремления унизить Россию и удержать ее в невыгодном положении.

«По крайней мере в администрациях, в которых я работал – Буша-отца – я тогда работал в Пентагоне, когда произошла эта дезинтеграция, и Буша-сына – не было подхода, чтобы удержать Россию в неблагоприятной позиции, – говорит он. – Подход был – добиться сотрудничества. После терактов 11 сентября было много оптимизма и надежд на то, что мы сможем работать вместе над общими угрозами терроризма и экстремизма.

Это было главной угрозой для нас после терактов 11 сентября, и, судя по инцидентам, которые время от времени происходят в России, это важно и для них. Иногда мы чувствовали, что мы берем на себя слишком большую часть борьбы с терроризмом и экстремизмом, а Россия в некоторой степени выигрывает от этих наших усилий, не внося адекватный вклад – к примеру, в Афганистане – угроза “Аль-Кайды”, талибов, контрабанда опиума – это идет прямо в Россию».

Халилзад уверен, что диалог с Россией по вопросам, касающимся общих интересов – Ирана, Афганистана, нераспространения ядерного оружия, даже если он ведется параллельно политике сдерживания, возможен. Однако, замечает он, если президент России Владимир Путин действительно стремится к восстановлению Советского Союза, «это может стать основной определяющей темой отношений, затмив все остальные, перетасовав приоритеты и восстановив соперничество с этой попыткой восстановить империю».

«Мне кажется, что даже при нынешней обстановке мы должны делать попытку продолжать диалог с Россией, ведя параллельно политику сдерживания в вопросах, где позиции расходятся. Мы не согласны с Россией по поводу Украины, мы поддерживаем украинцев – экономически, политически, по моему мнению, мы можем также увеличить их способность к сопротивлению. Но по вопросам Ирана, Сирии, Афганистана, нераспространения ядерного оружия мы можем продолжать работать вместе. Насколько это реализуемо – это зависит от дальнейших действий господина Путина».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG