Линки доступности

Госсекретарь Керри о химической атаке: «Это аморальный цинизм, который невозможно отрицать – и которому нельзя найти оправдание»

Атакуют ли США Сирию, если инспектора ООН подтвердят, что на прошлой неделе войска Башара Асада действительно применили химическое оружие против гражданского населения? Какие сценарии рассматривают в Вашингтоне? Чего конкретно можно добиться путем ограниченного вмешательства – и есть ли гарантии, что оно будет ограниченным?

Ряд показателей – от увеличения числа находящихся в Средиземном море американских эсминцев, вооруженных крылатыми ракетами до четырех, до сообщения союзников по НАТО – Великобритании и Турции – о готовности присоединиться к военной операции – могут свидетельствовать о вероятности атаки.

В понедельник госсекретарь США Джон Керри сделал заявление по поводу позиции американской администрации.

«То, что мы увидели в Сирии, должно шокировать сознание всего мира, это противоречит любой морали, – сказал он. – Это аморальный цинизм, который невозможно отрицать и которому нельзя найти оправдание. Значение этой атаки выходит за пределы конфликта в Сирии – речь идет о намеренном употреблении оружия, которое цивилизованный мир давно согласился не употреблять. Это причина, по которой президент Обама сделал это таким приоритетом и дал понять режиму Асада, что это – международная норма, которая не может быть нарушена без последствий».

Керри заметил, что как отец, он не может выбросить из головы картины погибших от газовой атаки детей.

«Те, кто считает, что подобная атака может быть сфабрикована – должен проверить свою совесть», – заявил госсекретарь.

Керри подчеркнул, что несмотря на то, что инспектора ООН продолжают собирать свидетельства, администрация США исходит из того, что химическое оружие было использовано режимом Асада.

«Мы знаем, что у режима есть возможности произвести подобную атаку с помощью ракет, что он твердо намерен очистить районы, в которых была произведена атака, от оппозиционеров. Наше понимание человечности оскорблено этим действием и циничной попыткой его скрыть», – отметил госсекретарь США.

По словам Керри, в разговоре с министром иностранных дел Сирии Валидом Муаллемом, он подчеркнул, что если режиму нечего скрывать, они должны немедленно предоставить неограниченный доступ к месту атаки инспекторам ООН.

«Вместо этого режим тянул пять дней и бомбил эти районы, пытаясь скрыть свидетельства, – сказал Керри в своем выступлении в Госдепартаменте. – Они разрешили доступ слишком поздно для того, чтобы это выглядело заслуживающим доверия. Нападение на инспекторов ООН еще больше подрывает доверие к режиму».

По словам Керри, президент Обама примет решение о реакции на использование химического оружия на основе собранной информации.

Заместитель пресс-секретаря Госдепартамента Мари Харф прокомментировала заявление главы МИДа РФ Сергея Лаврова об «узком» ответе запада на химическую атаку в Сирии.

«Президент Обама еще не принял решения по поводу ответа – это единственное, что я могу сказать россиянам». По ее словам, ответ США будет «в рамках международного закона».

Тем не менее, Харф добавила, что «имеются подавляющие вызывающие доверия свидетельства использования химического оружия».

«Когда мы будем в состоянии сделать формальное заявление, мы это сделаем», – подчеркнула она.

Пресс-секретарь Белого дома Джей Карни сказал, что он не собирается «спекулировать по поводу временных рамок» возможного ответа, но что выводы американской разведки будут обнародованы в ближайшие дни.

В интервью «Голосу Америки» конгрессвумен от Республиканской партии Илеана Рос-Лехтинен, глава подкомитета Палаты представителей по Ближнему Востоку и Северной Африке, заявила, что президент Обама должен консультироваться с Конгрессом плотнее по поводу Сирии.

«Я думаю, что президент Обама должен это американскому народу – проконсультироваться и получить добро от Конгресса (по поводу нанесения удара в Сирии), – сказала Рос-Лехтинен. – Я не думаю, что он это сделает. Думаю, что на неделе вероятно будет ракетная атака против сил Асада, и нас предупредят об этом за 20 минут до атаки».

Рос-Лехтинен добавила, что она не пытается защищать Асада, и что Россия должна прекратить помогать сирийскому режиму.

«Мне кажется, что России нужно принять важное решение. Они поддерживают сирийский режим против сирийского народа. Они выступают против американского правительства и американского народа. Сначала они предоставили убежище Сноудену, обвиняемому в криминальных преступлениях в США. Теперь они продолжают поставлять оружие Асаду и его ужасному режиму, против интересов его народа и мира», – заявила конгрессвумен.

Доктор Энтони Кордесман, эксперт Центра стратегических и международных исследований считает применение химического оружия ложной «красной чертой» – и неправильным поводом для вмешательства США в сирийский конфликт.

«Начнем с того, что Сирия (и еще четыре страны) не подписали международной конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия, – сказал он в интервью Русской службе “Голоса Америки”. – При этом международный закон о применении чрезмерной силы против гражданского населения достаточно однозначен, а в случае Сирии, речь идет уже о свыше 120000 погибших. СМИ склонны ужасаться, когда речь идет об оружии массового поражения вроде отравляющего газа, но при этом смерть людей, которые были убиты с помощью конвенционального оружия, выглядит не менее страшно, чем результат применения того же зарина».

По словам Кордесмана, американское вмешательство было бы гораздо эффективнее на ранней стадии конфликта до того, как он трансформировался в полноценную гражданскую войну. Тем не менее, он полагает, что у любого из сценариев вмешательства, которое зависит от выводов инспекторов ООН и консенсуса между странами-союзницами США могут быть и положительные результаты.

«Начнем с варианта "хирургической" атаки с воздуха, – говорит Кордесман. – Не стоит забывать о том, что хирургическая операция подразумевает, что пациента режут, и никогда нельзя на 100 процентов предсказать результат. В нынешнем конфликте в Сирии нужно учитывать слишком много факторов, многие из них предполагают негативное развитие событий – раздробленность оппозиции и участие экстремистов в боевых действиях, нежелание Асада идти на компромисс. Положительные варианты могут быть, но волшебных вариантов нет. Если США параллельно будут пытаться укрепить "умеренную" оппозицию в Сирии в качестве действенной альтернативы режима Асада, это произойдет нескоро. Можно продолжать пытаться достичь соглашения с Асадом, сочетая давление и стимулы. Не исключено, что даже ограниченное применение силы Америкой послужит достаточным сдерживающим фактором для режима Асада ограничить атаки против гражданского населения. Можно более интенсивно заниматься обеспечением безопасности беженцев, включая установление бесполетной зоны. С американской перспективы, если речь не идет просто о точечном возмездии в Сирии за применение химического оружия, но о стремлении завершить конфликт и стабилизировать регион, это потребует более серьезных шагов, нежели атака складов химического оружия. Для этого нужно будет добиться либо компромисса между сторонами – либо победы оппозиционеров. А для этого нужно будет принять решение, насколько масштабно США готовы применить ВВС и ракетные обстрелы, как далеко администрация готова пойти, вооружая оппозиционеров – и готова ли она атаковать такие цели, как, к примеру, президентский дворец Асада или штаб-квартиру сирийской разведки».

Доктор Кеннет Поллак, эксперт Брукингского института, утверждает, что чем выше у варианта, стоящего перед администрацией Обамы, шанс добиться перевеса в пользу сирийских оппозиционеров, тем выше будет его цена для США, как и обязательство по отношению к этому конфликту. При этом, добавляет он, ни один из вариантов ограниченного вмешательства не гарантирует защиту американских интересов.

«Это гражданская война, борьба за власть между лагерями, которые пользуются поддержкой разных групп населения, – утверждает Поллак. – Коалицию алавитов объединяет в основном страх перед суннитским большинством (60-65 процентов населения). Обе стороны боятся что проигрыш будет означать их физическое уничтожение, и ни одна не способна достичь уверенной победы».

Для описания расклада сил в Сирии, Поллак приводит цитату из песни группы «Doors»: «У них есть ружья, у нас – количество». У режима – оружие, дисциплина и контроль над западной частью страны, где находятся основные населенные пункты Сирии – Дамаск, Хомс, Алеппо, Хама. На стороне режима в рядах военизированных формирований «шабиха» сражаются до ста тысяч боевиков, и, по оценкам экспертов, шиитская ливанская группировка Хезболла откомандировала в Сирию до 4000 тысяч опытных боевиков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG