Линки доступности

Эксперты говорят, что от последнего развития событий вокруг сирийского кризиса выиграл президент Турции

МОСКВА — Встреча госсекретаря США Джона Керри и главы МИДа РФ Сергея Лаврова 26 августа в Женеве, призванная сблизить позиции сторон по урегулированию в Сирии, несмотря на 10-часовые переговоры, не принесла значимых результатов. Об этом говорили по ее окончании многие эксперты, и ранее призывавшие не обольщаться надеждами на то, что удастся добиться важного прорыва.

Российские медиа полностью обошли фразу, с которой – по окончании переговоров – начал свое выступление перед журналистами госсекретарь США: «Пока мы стоим здесь сегодня, Алеппо продолжает оставаться осажденным и подвергаться бомбардировке (сирийским) режимом и его союзниками, в том числе Ираном, Россией и Хезбаллой. Сегодня этот режим после жестокой четырехлетней осады вынудил сдаться город Дараа, а также продолжает захватывать территории в пригородах Дамаска, что, я могу добавить, противоречит уже двум повторным объявлениям о прекращении военных действий. Вот почему мы здесь – из-за всего этого».

Эта фраза была сказана в присутствии Сергея Лаврова и, хотя после этого было объявлено о некотором прояснении позиций сторон и желании сблизить их еще больше в ходе переговоров экспертов, из слов Джона Керри можно было понять, что американская сторона разочарована отсутствием реальных подвижек в деле прекращения насилия в Сирии.

Между тем в Сирию вошла турецкая армия, и это придает сирийскому конфликту и ролям разных сторон в его урегулировании несколько новый вид. Так считают эксперты, которым Русская служба «Голоса Америки» задавала вопросы о перспективах решения сирийской проблемы через договоренности Вашингтона и Москвы.

Александр Шумилин: Эрдоган развернул динамику сирийского кризиса

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Александр Шумилин в интервью «Голосу Америки» говорит, что операцией турецкой армии на севере Сирии сильно недовольна Москва, хотя и не демонстрирует этого: «Ситуация малоприятная, если не сказать совсем неприятная, для Путина и Лаврова. Был ведь, так называемый, “план “Б” по прекращению войны в Сирии, который мог быть реализован при активном участии Турции и Саудовской Аравии. Это то, чего опасались в Москве, и угроза применения этого плана вынудила Путина заявить о частичном выводе войск 15 марта. Затем была предпринята безуспешная попытка переговорного процесса, которая была нарушена, как всегда одной стороной, Башаром Асадом. И тогда эпицентром событий стало окружение Алеппо».

«Казалось, что вот она новая динамика конфликта – наступательная, провоцируемая, инициированная Асадом при поддержке России, победная в значительной степени для Асада. И вдруг анти-асадовская оппозиция прорывает блокаду Алеппо, и возникает новый эпицентр боев на севере Сирии. Помимо этого – усиление и расширение номенклатуры поставляемого оппозиции вооружения, вплоть до зенитных установок, и ограниченное участие войск Саудовской Аравии, Эмиратов и Турции на стороне оппозиции – спецназ или танковая группа, как сейчас, плюс авиационная поддержка. И это все было самым страшным для России: казалось, что при договоренностях с Эрдоганом угроза “плана “Б” снижается, но мы видим, что это совсем не так», – описывает ситуацию эксперт.

Тем временем, отмечает Александр Шумилин, Турция и ее лидер реализуют в Сирии собственные интересы, об учете которых на пресс-конференции с Лавровым говорил Керри: «Мы видим, что Эрдоган реализует свой интерес, свою стратегию, реально жизненно важную для Турции, потому что эта операция (турецких войск на севере Сирии — Д.Г.) направлена не столько против ИГИЛа, сколько против определенной группировки курдских сил. При этом договоренности с Путиным вроде как соблюдаются, потому что наступление Турции совместно с оппозицией происходит в районах, далеких от дислокации российских подразделений».

Специалист по Ближнему Востоку констатирует, что Реджеп Эрдоган, помирившись с Путиным, не стал играть в сирийском конфликте на стороне России: «Динамика – не в пользу Асада, не в пользу России. И вот это обстоятельство уже вынудило Москву в пятницу согласиться на 48-часовое перемирие в Алеппо. Эта новая динамика, судя по всему, была важнейшим фактором при разговоре Лаврова и Керри, ибо незримо там присутствовал и Эрдоган, который в данном случае делает общее дело с Керри. И в данной троице российская сторона остается в меньшинстве».

Алексей Малашенко: результат встречи Керри и Лаврова по Сирии невелик

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко рассказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки», что изначально пессимистически оценивал возможные результаты женевской встречи: «Да, произошли какие-то подвижки на словах: договорились, что никто не хочет независимого курдского государства, и американцы, вроде бы, предоставили некий список тех организаций, которые можно бомбить, и которые бомбить нельзя. Но у меня такое ощущение, что стороны так и не могут решить, чего они хотят с точки зрения дипломатической игры».

«Совершенно ясно, что Россия как поддерживала Башара Асада, так и будет поддерживать. Совершенно очевидно также, что США, как выступали против Асада, так и будут выступать. Сейчас, правда, у Штатов есть вопрос к самим себе: кто после Башара, кто лучше Башара?», – предполагает эксперт.

В целом же, как отмечает Алексей Малашенко, реальных сдвигов в ситуации нет, и ясности в важных вопросах не прибавляется: «Продолжаются действия вокруг Алеппо, продолжаются бомбардировки, пока продолжается абсолютно непонятная с моей точки зрения проблема отношений между Россией и Ираном в связи с авиабазой в Хамадане. Непонятно также, как будут выстраиваться российско-турецкие отношения в целом с учетом Асада и Сирии. Это несколько лучше, чем могло было бы быть, но я бы не стал говорить о том, что в ходе долгой беседы Лаврова и Керри открылись двери урегулирования конфликта».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG