Линки доступности

Казахстанцы поддерживают отказ парламента отменить официальный статус русского языка

На минувшей неделе парламент Казахстана принял решение не менять статус русского языка «ни в этом, ни в будущем году». В Казахстане русский язык с середины 1990-х годов носит статус «официально употребляемого в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским». Между тем, развитию казахского языка уделяется большое внимание как в образовательных учреждениях, так и в ежедневной жизни казахстанцев.

Однако кому-то этот темп развития государственного языка показался недостаточным. Точнее, 138 представителям политической, общественной и культурной элиты Казахстана, среди которых поэт Мухтар Шаханов, космонавт Тохтар Аубакиров и певица Бибигуль Тулегенова. В том числе и от их лица казахстанцам было представлено письмо, в котором говорилось о необходимости лишения русского языка официального статуса. Причем в весьма ультимативной форме.

В письме, от которого сейчас «открещиваются» и Аубакиров, и Тулегенова, говорится о том, что де-факто казахским языком в госорганах никто не пользуется. В связи с этим подписанты требуют лишить русский язык статуса официального, тем самым, по их версии, поддерживая развитие государственного языка.

Общественность на данное обращение отреагировала весьма негативно, против предложенных выступили другие общественные деятели. А вскоре также выяснилось, что некоторые из тех, кто якобы подписал обращение к власть имущим, вовсе не согласны с радикальными формулировками, озвученными в письме, и согласились поставить свою подпись под документом заочно. К примеру, на своей пресс-конференции народная артистка Бибигуль Тулегенова отметила, что по поводу письма ей позвонили во время отдыха в Турции. «Меня спросили: “Вы за укрепление статуса казахского языка?” Я сказала: “Конечно!”», – рассказала она.

Антонина Кукаева из Алматы по национальности русская, но родилась и выросла в Казахстане. Как и большинство жителей РК, которые не являются этническими казахами, государственный язык она знает лишь на самом базовом уровне.

«Отказ парламента пересматривать статус русского языка, – говорит Кукаева, – должен показать инициаторам подобных проектов, что спекулировать и без того щекотливой темой языковой политики для завоевания очков перед кем-то – неправильная стратегия, наверху ее не поддерживают. И от этого мне, как человеку, который готов учить казахский язык, но не может сделать этого за один год, спокойнее».

В свою очередь руководитель аналитической группы Quorum.kz Адиль Каукенов приводит следующий пример. «Мой коллега, этнический русский, отдал своего сына в казахскую школу, в его классе из 19 учеников 8 не являются этническими казахами. 40 процентов! Разве можно было такое представить 10-15 лет назад?» – говорит Каукенов.

«Это очень показательно, что процесс популяризации казахского языка не стоит на месте, – продолжает он. – Подстегивая данные процессы, исходя из эмоций, а не взвешенного подхода, можно добиться только поворота вспять или обострения межэтнических отношений. Но, как правило, вокруг таких тем, вызывающих широкий общественный резонанс, так как они затрагивают все слои общества, немалая часть активистов преследует собственные цели, достаточно далекие от тех которые провозглашают».

Председатель сената РК Кайрат Мами в недавнем заявлении прессе отметил, что «необходимо помнить, что одним из главных достижений нашей независимости является межнациональное согласие». И оно, по мнению Мами, основывается «на возможности и праве многих казахстанцев говорить на русском языке».

Другие материалы о событиях в Центральной Азии читайте в рубрике «Центральная Азия»


XS
SM
MD
LG