Линки доступности

Не кочегары и не плотники...

  • Жамиля Айманбетова

Нынешние нововведения во внутренней политике наиболее динамично развивающейся республики Центральной Азии имеют шансы повлиять на благосостояние граждан соседних государств. Казахстан более чем в два раза сократил квоту на привлечение иностранной рабочей силы, урезав ее до 0, 75% от экономически активного населения страны. Из них на неквалифицированные кадры, которые зачастую представлены выходцами из других центрально-азиатских республик, отводится чуть больше 4-х тысяч мест. Отвечает ли эта цифра реальным потребностям растущей казахстанской экономики?

«Благодаря» кризису многие секторы экономики, за счет которых жили гастарбайтеры в Казахстане, перестали быть столь безразмерным пирогом, от которого каждому доставался свой кусочек. В целях защиты своего рынка труда в условиях кризиса власти Казахстана решили уменьшить поток иностранной рабочей силы в страну, в основном за счет чернорабочих. Для тех же высококвалифицированных специалистов, в которых республика нуждается, процедура оформления и продления разрешения на работу будет значительно упрощена.

Президент «Фонда Евразия Центральной Азии» Джефф Эрлих по всем показателям – ценный кадр. Оба высших образования он получил в Америке и за плечами - бесценный опыт работы в области международной безопасности. В свое время для того, чтобы получить разрешение на работу в Казахстане, ему пришлось потратить три месяца и около тысячи долларов. При новых правилах процесс оформления ему дался бы легче, но, по мнению самого господина Эрлиха, это не решает главной проблемы с трудовой миграцией в республике. Его организация не первый год оказывает помощь так называемым гастарбайтерам по всей Центральной Азии.

«Миграция населения – явление не новое, оно существует уже тысячи лет», –рассказывает господин Эрлих. «Проблема в том, что в Казахстане это явление долгое время никак регулировали, а пытались просто запретить. Сейчас ситуация улучшилась, но новая квота на привлечение иностранной рабочей силы все равно как минимум в 10 раз меньше потребностей страны, да и она предназначена для людей с высшим образованием, высококвалифицированных специалистов. Безусловно, Казахстану жизненно необходимы профессионалы в сфере высоких технологий, профессора и топ-менеджеры. Но нельзя отрицать, что здесь требуется и низковалифицированная рабочая сила. Министерство труда объясняет снижение квоты защитой местной рабочей силы. Но разве они хотят, чтобы их граждане собирали хлопок на полях? Не логичнее ли будет создать такие условия, при которых казахстанские фермеры могли бы использовать более дешевую рабочую силу из других республик, а на вырученные средства оплачивать высшее образование своих детей?»

В качестве наглядного примера Джефф Эрлих приводит стоимость услуг по уходу за ребенком – стратегически важный аспект социальной защиты в любой стране, где женщины составляют значимую часть рабочей силы. Няня с гражданством Казахстана в Алматы или в Астане, двух крупнейших городах республики, обойдется работающей или получающей образование маме в среднем в 500 долларов. Те же услуги работницы из соседней республики будут стоить в два раза дешевле. Масштабы экономии на национальном уровне налицо, если вспомнить о таких проектах как застройка молодой столицы или развитие агрокультурного сектора. В условиях кризиса сложно представить, что работодатели предпочтут дешевой иностранной рабочей силе более дорогую, но отечественную. А значит в поисках заработка трудовые мигранты из стран, находящихся в безвизовом режиме с Казахстаном, не перестанут трудиться на территории республики. Только делать это многим из них придется нелегально, что создает условия для формирования очень уязвимой части населения – не существующей «на бумаге», а значит практически бесправной.

«Я слышал мнение о том, что гастарбайтеры, потерявшие работу, начинают заниматься разбоем в городах Казахстана», – говорит господин Эрлих. «Если честно, мне в это вериться с трудом. По опыту работы я знаком с ментальностью нелегальных трудовых мигрантов из стран Центральной Азии. Порой они боятся выйти в магазин за хлебом, опасаясь того, что натолкнутся на полицейский рейд. Сложно представить, чтобы эти люди часами караулили своих потенциальных жертв в парках, куда блюстители порядка наведываются регулярно. Даже в наши центры поддержки, где мы в том числе оказываем и юридическую помощь, трудовые мигранты обращаются в самых крайних случаях. Они приходят уже тогда, когда помочь им очень тяжело. Я не имею ввиду те случаи, когда работодатели собирают у своих рабочих паспорта или не обеспечивают достойных условий для проживания и труда, так как это стало и вовсе привычной практикой».

В марте 2009 года Министерство индустрии и торговли Республики Казахстан озвучило неутешительную статистику. Больше 280 предприятий частично или полностью приостановили производство, тысячи людей пополнили ряды безработных. Часть из них могли бы занять те рабочие места в других сферах экономики, где конкуренцию им составила более дешевая рабочая сила из соседних государств Центральной Азии. Тогда было принято решение сократить квоту для привлечения иностранной рабочей силы, а позже – облегчить процесс найма иностранных граждан, подходящих под категорию высококвалифицированных специалистов.

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев согласен, что пока в отраслях, где используется большая часть гастарбайтеров, наблюдается стагнация, у правительства есть шанс сконцентрироваться на привлечении тех кадров, которые удовлетворят не менее важную потребность республики – потребность в «мозгах».

«Официальный уровень безработицы в стране составляет примерно 6%, а потому стоит очень аккуратно оценивать, сколько казахстанский рынок труда сможет принять рабочих из-за границы, не поставив под удар безработных казахстанцев», – считает политолог. «Стране с конкурентоспособной экономикой, на роль которой мы претендуем, свойственно сокращать уровень низкоквалифицированных рабочих и привлекать больше специалистов в стратегически важных сферах. У нас строятся дорогостоящие лаборатории и научные центры, в которых почти некому работать. Возможно, мы последуем примеру России, которая в свое время буквально «высосала» из стран бывшего Союза ценных профессионалов в сферах, необходимых ей для развития. По этой схеме работают многие страны Европейского Союза, Япония, США».

В отличие от российских гастарбайтеров, их казахстанским «коллегам» покинуть страну намного легче, стоимость билета на родину им обойдется недорого. Тем же, кто решит остаться, придется побороться за свое право оказаться в числе тех 0,05 процентов от экономически активного населения РК, которым разрешат работать в республике легально. Либо принять правила игры и решать проблему, как говорится, «непрозрачным путем» на местном уровне. Вопрос в том, насколько приемлема такая ситуация в стране, где борьба с коррупцией на всех уровнях власти объявлена приоритетом государственной политики.

XS
SM
MD
LG