Линки доступности

«Государство в лице некоторых проверяющих органов получило команду мучить»


Поделись 219

Олег Кашин пишет в Твиттере: «Неудержимо захотелось в Макдональдс, сейчас пойду».

Алексей Навальный там же: «Хочу, чтоб заседание суда шло в Макдональдсе»

Доброго времени суток – в эфире Голоса Америки проект «Поделись», с вами Наташа Мозговая.

После обмена санкциями между западными странами и Россией в связи с конфликтом в Украине, Роспотребнадзор начал атаку на царство Роналда Макдоналда. В среду, ссылаясь на нарушение санитарных норм, в Москве были закрыты четыре ресторана сети быстрого питания – включая самый первый российский Макдональдс на Пушкинской, где мы, помнится, простояли в 90-м в очереди два часа.

В четверг российский регулятор начал незапланированные проверки заведений этой сети в Свердловской и Тамбовской областях, а также в Карелии. Планируется провести проверки в ресторанах сети в Краснодарском крае и Башкирии. В российской пресс-службе McDonalds сообщили: «Мы изучаем документы по этому вопросу, чтобы определить, что необходимо сделать, чтобы открыть рестораны как можно быстрее».

В социальных сетях эта тема обсуждается бурно, местами даже аппетитно. Множество фотографий закрытых дверей филиалов, вот романтический твитт Льовочкина: «В Москве закрыли первый “Макдоналдс”, Скоро разрушат Храм Христа Спасителя. В России начался обратный отсчет. Назад в прошлое».

Владимир Соловьев: «А для меня, в любой стране мира, Макдоналдс был сетью чистых туалетов».

МИД России: «Закрыли первый "Макдоналдс" – восстановим и СССР!»

Некоторые пользователи при этом радуются, что Россия стала здоровее.

Драму вокруг БигМака мы попросили прокомментировать Сергея Пархоменко – журналиста, аналитика и кулинара, известного пользователям Живого Журнала как cook. Сергей, проверка ресторанов сети Макдоналдс – это политические гонения, или все же наказание за нарушение санитарных норм?

Сергей Пархоменко: Надо иметь в виду, что они не закрыты формально, а так сказать, приостановлены – и вообще это такая очень характерная для российского законодательства и российского правоприменения в последнее время форма взаимодействия государства с действительностью – называется «можно мучить». Принимается много таких законов, смысл которых заключается не в том, чтобы что-то такое совершить, прийти к какому-то результату, а смысл которых в том, чтобы иметь процесс.

А процесс заключается в том, что, знаете, есть такая поговорка: «уничтожить тараканов невозможно, но можно сделать их жизнь невыносимой»? – вот делать жизнь их невыносимой. Собственно, например, смысл знаменитого закона о двойном гражданстве, точнее, об обязательной декларации двойного гражданства, заключается в этом. Не в том, чтобы люди что-то декларировали, а в том, чтобы можно было их мучить. Спрашивают: «Скажите, а у вас нет второго гражданства? Что, правда, нет? А в том кармане? А ну-ка, ну-ка, покажите, выньте, дайте – я должен посмотреть!» Ну и так далее. И вот можно долго мучить. Вот примерно то же самое происходит с Макдональдсом. Государство в лице некоторых проверяющих органов получило команду мучить. И оно мучает. Понятно, что в этом нет ничего, кроме политики.

Надо представлять себе, как устроен традиционный среднестатистический российский общепит, чтобы понимать, что к Макдональдсу в России можно предъявлять огромное количество претензий, кроме нарушения разного рода санитарных норм и всяких правил гигиены. Потому что этим они точно отличаются от всего остального общепита, который существует в России. Тем, что когда ты заходишь туда, ты абсолютно точно не отравишься, и ты совершенно точно обнаружишь там те же самые стандарты гигиены, которые ты имеешь в любом другом Макдональдсе в любой другой точке мира. Для России это очень непривычно, и это, собственно, главное, чем они тут торгуют. И тем смешнее, что именно в этом их решили упрекнуть.

Наташа Мозговая: Чего российские власти пытаются добиться подобными действиями?

Сергей Пархоменко: Предполагается, что сейчас владельцы компании Макдональдс ломятся в западное крыло Белого дома с криками: «Пустите, мы хотим сказать этому человеку все, что мы о нем думаем – он нам рушит бизнес». Ведь российские власти именно так представляют себе взаимоотношения между властью и бизнесом. Идея заключается в том, что влиятельная компания Макдональдс, для которой Россия несомненно является интересным и важным рынком, – в России довольно много уже ресторанов, я не могу вам сказать точную цифру, но в общем по европейской части России это стало абсолютно обычным явлением – видишь МакДональдс, конечно, не в таких количествах, в которых это происходит в Соединенных Штатах, но в общем, много их, полно. И конечно, закрытие системы Макдональдс в России – всей франшизы – для этой компании представляет серьезный удар. И мы на это как бы и намекаем.

Понятно, что все может быть, за какими-то редкими исключениями каких-то там пищевых добавок, специй, что используется Макдональдсом в России – давно все это производится в России. Это российское мясо, российская картошка, российский майонез, российский салат, российские огурцы, российский сыр, и все остальное российское. Макдональдс всегда этим очень гордился, и всегда это всем как-то тыкал в нос и говорил, что мы тут организуем большое количество рабочих мест, и все это происходит здесь же, из местных продуктов.

Наташа Мозговая: Как вообще продовольственные санкции отразились на российском обывателе?

Сергей Пархоменко: Я не могу говорить за всех российских обывателей, я могу говорить за себя и свою семью. Ну, цены растут очень ощутимо, видно. У меня есть несколько приятелей, которые работают в ресторанном бизнесе и в магазинном бизнесе. Они мне наприсылали разных писем, которые они получали в последнее время - я это даже у себя опубликовал (http://cook.livejournal.com/269658.html).

Как-то хладнокровно поставщики им присылают, что извините, ребята, с 22-го августа цены на это, это и это вырастают вот так-то. А с 1-го сентября цены на это, это и это вырастают вот так-то. И все это идет, и идет, и идет, и идет. А людям еще кажется – они еще не могут вычленить это повышение цен из общего повышения цен, которое постепенно идет в России на протяжении последних лет – оно довольно ощутимое. И люди как-то к этому почти привыкают. Но в какой-то момент им станет понятно, что тут что-то не то. Что то, что сейчас происходит, в какой-то степени выходящее из ряда вон.

Плюс исчезают какие-то вещи. А мы же давно убедились, что первыми страдают как раз не те, про кого больше всего разговор – потребители каких-то европейских высококачественных сыров, или каких-нибудь итальянских ветчин, или каких-нибудь удивительных устриц какого-нибудь канадского происхождения. Вовсе нет. Первыми страдают как раз потребители дешевого: дешевой курятины, дешевых консервов, дешевых пластмассовых овощей и фруктов, таких парниковых, что называется. Вот это же пропадает в первую очередь.

Потому что дорогущий какой-нибудь пармезан – ну так он и так дорогущий, ну так он будет еще на 20 процентов дороже. Но в общем, если у него был потребитель, у него и останется потребитель. Если был поставщик, который был готов вести его за тридевять земель маленькими партиями – ну так этот поставщик будет везти его за четыредевять земель, еще более маленькими партиями, ничего страшного. А вот массовая дешевая продукция она, конечно, начинает исчезать первой. И это важно, и я думаю, люди это станут ощущать в ближайшее время все больше и больше.

Кроме того, оказалось, что вот это общее решение о санкциях, наложенных Россией самой против себя, это еще и такой открытый сезон охоты. Пожалуйста, договаривайтесь! Мы уже видим, как кто-то куда-то пошел, занес – и бац! – мальки лосося вышли из-под санкций. Бац! – какое-то там спортивное питание вышло из-под санкций. Бац! – какой-то там семенной картофель вышел из-под санкций. Почему? Потому что заплатили. Потому что это чей-то интерес.

Наташа Мозговая: Спасибо Сергею Пархоменко. Напомним, что более чем в 80 городах России действуют свыше 400 ресторанов сети МакДоналдс. Каждый день, они обслуживают 950 тысяч голодных клиентов и обеспечивают работой около 37 тысяч россиян, в основном студентов. Что касается продовольственных санкций – по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, 80% россиян считают, что продуктовое эмбарго пойдет на пользу стране, хотя 63% опасаются роста цен.

Президент США Барак Обама: «Жизнь Джима Фоули резко контрастирует с жизнью его убийц. Давайте проясним ситуацию с “Исламским государством”. Они устроили бесчинства в городах и деревнях, убивая невинных безоружных людей, совершая трусливые акты насилия».

Наташа Мозговая: Президент США Барак Обама заявил на этой неделе, что казнь американского журналиста Джеймса Фоули боевиками «Исламского государства» не изменит американскую политику в Ираке, но ответственные за его смерть будут наказаны.

Боевики «Исламского государства», потрясшие мир жестокими расправами в Ираке и Сирии как с христианами и езидами, так и с мусульманами-шиитами, обнародовали на этой неделе видео, демонстрирующее зверское убийство американского журналиста Джеймса Фоули, который был похищен в Сирии в конце 2012-го года.

В Пентагоне заявили, что этим летом была предпринята попытка спасти американских заложников, находящихся в руках группировки, однако операция не увенчались успехом, поскольку на указанном месте заложников не оказалось. В Госдепартаменте подчеркнули, что возможность платы выкупа за заложников администрацией не рассматривалась, поскольку это лишь поощрило бы дополнительные похищения американцев. Похитители Фоули требовали за его освобождение 132.5 миллиона долларов…

Теморис Греко (Temoris Grecko), военный журналист-фрилансер, тоже работал в Сирии, и был похищен там в январе 2013-го года. Правда, его и его коллег довольно быстро освободили – боевики не смогли в тот момент придумать, для чего им могут пригодиться граждане Мексики, Испании и Румынии.

Теморис Греко: То, что произошло с ним – это худшее, что может случиться с журналистом-фрилансером, который ездит в такие места. Быть похищенным людьми, у которых нет границ, они способны на что угодно. И они содержат тебя все это время в ужасных условиях, под постоянным давлением. И они заставили его зачитать это последнее обращение. Я не видел этого видео, и не собираюсь его смотреть, но я знаю, что они заставили его это зачитать.

Это высшее унижение. Я думаю, так же, как похищение и убийство Дэниэла Перла 12 лет назад заставило журналистов его поколения пересмотреть вопрос собственной безопасности. Нам придется сейчас сделать то же самое, и быть гораздо более осторожными в отношениях с местным населением. То, что произошло со мной и моими коллегами, было предупредительным сигналом, что нужно трижды проверять, можно ли доверять людям, которые обещают тебе помочь и могут ли они обеспечить тебе защиту, когда на них начинают оказывать давление.

Наташа Мозговая: Зачем исламистские группировки похищают журналистов в Сирии?

Теморис Греко: В начале, мне кажется, это делалось ради выкупа, или же их держали в плену в политических целях. Но потом боевики «Исламского государства» решили попросту избавиться от присутствия прессы в Сирии, потому что им не нужны свидетели-иностранцы и свидетели в принципе. Они считают нас неверными, и не хотят, чтобы мы там находились. И они начали загонять заложников в подвалы. Но, насколько мне известно, поначалу они не убивали журналистов. Некоторых они отпускали, часто за деньги, но когда подобные сделки происходят, как правило, их держат в тайне. Ходили слухи, что они пытались вынудить американское правительство заплатить деньги, но это лишь слухи. Возможно, они держали американских журналистов в заложниках, чтобы сделать заявление, подобное тому, которое они заставили зачитать Джеймса Фоули. Они знают при этом, что политика США не изменится из-за одного журналиста, но пытаются настроить общественное мнение против Америки».

Наташа Мозговая: На этом сегодня все. Следите за новостями, читайте комментарии на сайте «Голоса Америки». Программа «Поделись» выходит в недолгий отпуск. Да, и, кстати, в воскресенье Украина отмечает свой 23-й День Независимости – поздравляем заранее!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG