Линки доступности

Афганистан и Россия подписали соглашение об экономическом сотрудничестве

  • Василий Львов

Хамид Карзай и Дмитрий Медведев

Хамид Карзай и Дмитрий Медведев

Второй день официального визита афганского президента Хамида Карзая в Россию уже ознаменовался конкретными решениями. Подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между правительствами России и Афганистана. Для этого создана межправительственная комиссия, которую президент Дмитрий Медведев назвал «очень важным инструментом» для развития торговых отношений между двумя странами.

Эти торговые отношения быстро развиваются. Товарооборот с Афганистаном вырос за последние годы в четыре раза и составляет сейчас полмиллиарда долларов. Важной статьей в этой торговле являются поставки российского вооружения в Афганистан. Сейчас Кабул готов принять 21 российский вертолет типа Ми-17. Правда, платит за вертолеты для афганской армии не Кабул, а ВМС США. И хотя существует множество привлекательных проектов для российско-афганского сотрудничества, вопрос в том, кто будет платить, напоминает член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Экономическое сотрудничество. Back to the USSR?

Значительная часть потенциальных афгано-российских проектов связана с реконструкцией того, что уже существует. Во множестве случаев речь идет о советском наследии, ведь во время войны, которую СССР вел в Афганистане, в стране были созданы различные объекты инфраструктуры. Многие из них по-прежнему важны для Афганистана, но нуждаются в восстановлении. Например, домостроительный комбинат в Кабуле. Вероятно, Россия все же примет участие в его реконструкции. Возможно, она также займется реконструкцией тоннеля «Саланг» на очень важной для страны магистрали, или реконструкцией автомобильно-железнодорожного моста через реку Амударья, или Джелалабадского ирригационного канала, а может быть, завода азотных удобрений и теплоэлектростанции в Мазари-Шарифе.

В соглашении о сотрудничестве как раз идет речь об этих объектах. По словам Азиза Ниязи, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, подписанное сегодня Россией и Афганистаном соглашение как раз «определяет конкретику проектов, которые будут осуществляться в Афганистане».

«Все эти проекты сейчас анализируются, – сказал в пятницу 21 января Дмитрий Медведев. – Мы хотели бы, чтобы в том или ином виде Россия наращивала свое присутствие в Афганистане, тем более что исторические связи между Российской Федерацией, когда-то Советским Союзом и Афганистаном в области экономического сотрудничества были очень мощные».

Кроме того, российские компании участвуют в модернизации ГЭС «Наглу» и «в создании объектов малой энергетики в труднодоступных горных районах Афганистана», как сказал российский президент.

Проектов много, но, как уже говорил член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко, вопрос в том, кто за все это будет платить. Есть и другой вопрос. Многие совместные проекты могут оказаться под угрозой, ведь война с талибами по сути продолжается. Об этом не устают повторять все, кто мало-мальски знаком с ситуацией в Афганистане.

Наглядный пример приводит Азиз Ниязи. Он напомнил о давешнем и заманчивом проекте с газопроводом ТАПИ – Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Россия хотела бы принять в этом проекте участие, отметил господин Ниязи.

Проект и вправду привлекателен. Газопровод ТАПИ должен доставлять газ из месторождения, запасы которого могут составить до 4,5 триллионов кубометров газа. Пропускная способность газопровода, если он будет построен, составит 30 миллиардов кубометров. Но почти половина газопровода должна будет проходить по территории нестабильного Афганистана, не говоря уже о Пакистане, у которого свои проблемы, и об Иране, который также находится в этом регионе. Поэтому будущее данного проекта неясно, отмечают эксперты, несмотря на всю его выгодность и на то, что 11 декабря прошлого года представители четырех стран-ТАПИ подписали межправительственное соглашение о его строительстве.

Россия вместо Ирана?

Агиз Ниязи обратил также внимание на то, что Россия могла бы заключить еще одно выгодное соглашение с Афганистаном, в котором сейчас сложилась «крайне сложная» ситуация с поставками горюче-смазочных материалов. «Афганские министры за неделю до Карзая приехали в Москву, – сказал Азиз Ниязи. – Было предложение от афганской делегации, что они готовы купить у нас до 3 миллионов тонн горюче-смазочных материалов».

Такая непростая ситуация вызвана тем, что Иран перекрыл поставки горюче-смазочных материалов, поскольку опасается их использования НАТО, указывает эксперт. Но как поставлять в Афганистан эти материалы, когда не решен вопрос безопасности?

Вопрос вопросов

Вопросом вопросов Алексей Малашенко по праву назвал тему афганского наркотрафика. В год он становится причиной гибели до 100 тысяч человек. Более 90 процентов афганского героина попадает в Россию.

Дмитрий Медведев и Хамид Карзай обсуждали этот вопрос. Но ничего конкретного на сегодняшней пресс-конференции двух президентов не прозвучало. Карзай только сказал: «Да, мы говорили о противодействии незаконному обороту наркотиков, мы будем продолжать эту тему за рабочим завтраком и обсудим ее в деталях».

Встает еще один вопрос: могут ли вообще Россия и Афганистан договариваться о чем-либо существенном без участия США и НАТО?

Алексей Фененко, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, так не считает. «Договориться с правительством Хамида Карзая крайне сложно, – сказал он. – Ни для кого не секрет, что без сил НАТО Хамид Карзай реально контролирует Кабул, да и то не весь. Говорить с Карзаем о борьбе с наркотиками очень сложно как с человеком, не контролирующим ситуацию в основной части Афганистана».

Кроме того, Фененко напомнил о том, что «определенный сегмент афганского высшего руководства и тем более афганских чиновников в провинции сам завязан на торговлю наркотиками». У них, по словам Фененко, есть связи с наркокругами на территории и Таджикистана, и Узбекистана. «Конечно же, они будут саботировать любую декларацию, которую подпишет Карзай, а это очень влиятельный сегмент», – считает эксперт. К этому он добавил, что существует большое количество бывших полевых командиров на неподконтрольной Карзаю территории, которые тоже занимаются производством наркотиков.

Есть, по мнению Алексея Фененко, еще одно серьезное препятствие в борьбе с афганским наркотрафиком. «Мы, к сожалению, видим, что силы НАТО не проявляют должной активности в борьбе с наркотрафиком, поскольку производство опиумного мака на территории Афганистана постоянно растет, – сказал Фененко. – Имел бы смысл не разговор с Карзаем, а на уровне НАТО-ОДКБ». «Но поскольку НАТО не признает ОДКБ, я не думаю, чтобы борьба с наркотрафиком в этом регионе имела успех», – посетовал он.

Напомним вкратце американскую позицию. Так ее сформулировал посол США в России Джон Байерли: «Мы, Соединенные Штаты, понимаем вред, который испытывает Россия, российская молодежь прежде всего, из-за потока опиумного мака из Афганистана, и мы поддерживаем подход, когда прежде всего пресекается оборот и финансирование этой деятельности. И я думаю, что за предыдущий 2009-й год существенно возросло количество уничтоженных лабораторий, количество арестованных лиц, объем захваченного опиума».

С большим оптимизмом на сложившуюся в Афганистане ситуацию и на российско-афганские переговоры смотрит Алексей Малашенко. «Принципиально договориться по наркотикам, конечно, можно и на двусторонних переговорах – говорит он. – Но дело в том, что разговоров много, а наркотрафик существует. И то, что сейчас будут вестись разговоры, совершенно очевидно, потому что возникли какие-то проблемы по этому поводу в отношениях между Афганистаном и Россией».

Малашенко напомнил об успешной контртеррористической операции США и России на территории Афганистана в октябре прошлого года. Ложкой дегтя в бочке меда стало то, что Хамид Карзай, которого не известили о готовящейся операции, был очень недоволен. Сейчас, считает Малашенко, эти проблемы и решаются. Что-то, с точки зрения эксперта, Россия и Афганистан могут решить вместе. Например, в России могут готовить для Афганистана специалистов по борьбе с наркотиками. Об этом говорилось не раз. Но что-то вдвоем не решить – в данном случае проблему наркотрафика, который является делом всей Центральной Азии.

Неизвестно, чего ждать в будущем, считают эксперты, когда в 2014 году предположительно Афганистан сам будет обеспечивать собственную безопасность. Кстати, Дмитрий Медведев коснулся этого в своем выступлении и сказал, что, когда наступит этот день, Россия готова будет оказать помощь Афганистану. Впрочем, политики не склонны заглядывать так далеко. А эксперты высказывают прогнозы от сдержанных до пессимистических. Все чаще сравнивают нынешнюю ситуацию с той, которая сложилась после вывода советских войск из страны. Шаткое национальное правительство тогда вскоре рухнуло. То, что было потом, всем известно. А вот объемы афганских наркотиков, наводнившие мир, выросли. И всем ясно, говорят аналитики, что решение этих проблем и осуществление крупных проектов, если оно вообще возможно в настоящий исторический момент, будет происходить при участии всех игроков – и региональных, и мировых.

Новости России читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG