Линки доступности

Эксклюзивное интервью вице-премьера Республики Молдова по реинтеграции Русской службе «Голоса Америки»

За событиями в Украине и вокруг нее пристально наблюдает весь мир. А что происходит рядом – в соседних постсоветских государствах? Вице-премьер российского правительства (одновременно – спецпредставитель президента Путина по Приднестровью) Дмитрий Рогозин намерен 9 мая почтить своим присутствием военный парад в Тирасполе. Власти Молдовы посоветовали российскому политику (занимающему, кстати, еще и пост сопредседателя молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству) воздержаться от визита.

«С уважением отношусь к сторонним советам и тем более угрозам, но все же приеду на День Победы в Приднестровье. Ждите», – таков был ответ Рогозина.

В Кишиневе только что завершились споры о том, какому из двух праздников отдать предпочтение 9 мая: Дню Победы или Дню Европы? (Праздник европейского единства, в конце концов, решили перенести на 10-е.)

В Тирасполе обошлись без дискуссий: на 9 мая назначен военный парад с участием войск министерства обороны, МВД, минюста и КГБ. А заодно – Черноморского казачьего войска.

С намеченной на 9 мая поездки российского вице-премьера на парад в Тирасполь и началась беседа корреспондента Русской службы «Голоса Америки» с Евгением Карповым – вице-премьером правительства Молдовы, в сферу ответственности которого входит процесс реинтеграции Приднестровья.

Алексей Пименов: Итак, власти Молдовы рекомендовали Дмитрию Рогозину воздержаться от посещения Приднестровья 9 мая, однако он, тем не менее, выразил намерение присутствовать на военном параде. Ваш комментарий?

Евгений Карпов: Мой комментарий по поводу визита господина Рогозина – следующий: обычно визиты на уровне вице-премьера согласовываются соответствующими ведомствами: министерствами иностранных дел обоих государств. Мы ничего не имели бы против – если бы такой визит был согласован, и мы видели, какая у него цель, какие переговоры намечаются в рамках этого визита. Но, насколько я знаю, таких дискуссий не было.

Во всяком случае я – ответственный за приднестровское урегулирование – не получал никаких предложений о встрече или о проведении консультаций, хотя мы открыты для переговоров. Если речь идет о приднестровском урегулировании, то я уже длительное время жду встречи с господином Рогозиным, чтобы обсудить перспективы приднестровского урегулирования: и точку зрения российской стороны (как посредника в этом процессе – участника формата «5 + 2»), и наше видение, которого мы не скрываем…

А.П.: О чем, по вашему мнению, свидетельствует этот шаг вице-премьера Рогозина?

Е.К.: Это не первый визит господина Рогозина в Тирасполь. Со своей стороны, я могу сказать: мы и рекомендовали, и будем рекомендовать, чтобы, делая подобные визиты, даже если они носят частный характер, политики воздерживались от высказываний, которые касаются политических аспектов, переговорного процесса. Чтобы они не делали деклараций, которые впоследствии используются другими силами в определенных целях. Чтобы этого не случилось, такие визиты должны быть согласованы.

А.П.: Агентство УНИАН приводит слова представителя пресс-центра Службы безопасности Украины Катерины Косаревой о том, что провокации, имевшие место в Одессе и приведшие к гибели нескольких десятков человек, профинансированы экс-чиновниками из Приднестровья: находящимися в розыске Сергеем Арбузовым и Александром Клименко. В этой связи – вопрос: какое влияние оказывает кризис в Украине – аннексия Крыма и события в Донецкой и Луганской областях – на ситуацию в Молдове, и, в частности, в Приднестровье?

Е.К.: Мы получаем различную информацию от наших партнеров из Киева – о возможном участии, представителей Приднестровья в тех событиях, которые имели и имеют место в Украине. Это и участие в массовых акциях, и недавняя информация о том, что был остановлен автомобиль, в котором провозились из приднестровского региона полтора килограмма радиоактивных материалов. Вся это информация, нас, конечно, беспокоит, но ее необходимо проверять.

Необходимо проверять все детали такого рода действий, понимать, откуда они идут, с кем они согласовываются и так далее. Но я хотел бы сказать: для того, чтобы не допускать подобного рода действий, которые происходят в Украине, мы пытаемся делать все возможное. В первую очередь – вести все наши переговоры по Приднестровью в абсолютно открытой, транспарентной форме.

Основываться, как и ранее, исключительно на политическом диалоге между всеми участниками переговорного процесса. Не поддаваться ни на какие провокации. Это – наша четкая позиция. Мы стремимся исключить любое обострение ситуации, поскольку это не будет идти на пользу ни Кишиневу, ни Тирасполю, ни соседним государствам.

А.П.: Как человек, давно имеющий дело с приднестровским вопросом, как бы вы охарактеризовали сегодняшнюю стратегию Москвы по отношению к Молдове?

Е.К.: Сегодня стратегия Москвы просматривается по отношению к Украине. Там произошли события, которые получили четкую оценку властей – если мы говорим о Молдове. Аннексия Крыма была нами отвергнута как форма цивилизованных действий между государствами. Мы никоим образом не можем принять эти действия как имеющие законные основания или соответствующие каким-либо международным правилам или принципам. Наоборот, мы считаем, что такие действия нарушают существующую архитектуру европейского устройства и те принципы и документы, которые до сих пор регулировали международные отношения на европейском континенте.

Говоря о российской политике, мы бы хотели, чтобы Россия уважала соседние государства, уважала право соседних государств на самостоятельное решение своей дальнейшей судьбы – так, как они считают необходимым. Если речь идет о Молдове, то мы хотим, чтобы уважали наш выбор европейской интеграции. В этом смысле мы готовы на любые консультации и переговоры – для того, чтобы доказать, что такого рода выбор – европейская интеграция – ни в коем случае не является выбором против какой-то страны. Это – чисто внутреннее решение, которое основывается на той модели, которую мы считаем близкой, чтобы развивать в дальнейшем наше государство. Это – модернизация страны, проведение необходимых реформ, соблюдение тех же принципов и стандартов, которым следуют европейские государства. Это именно то, что мы видим для себя как европейскую интеграцию. И тут нет ничего общего с тем, что мы слышим от некоторых российских политиков: что это – пронатовское движение, что это – антироссийское направление. Это не соответствует действительности.

А.П.: Какие уроки, по вашему мнению, международному сообществу следует извлечь из украинского кризиса?

Е.К.: Я думаю, что каждый ответственный политик, который принимает серьезные решения, должен изначально подумать и о последствиях. Естественно, что то, что сейчас происходит в Украине, без последствий не останется. Эти последствия: ухудшение отношений между людьми, ухудшение отношений между братскими народами, которые имеют очень много общего – культуру, традиции, корни, историю и многое, многое другое. К сожалению, теперь многие аспекты такого рода отношений будут пересмотрены. И не всегда – в лучшую сторону.

Поэтому необходимо остановить любые действия, связанные с применением силы, односторонними отношениями и давлением на другие стороны, и выйти на переговоры. Сесть за стол переговоров – и только в таком виде решать любые возникающие вопросы.
  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG