Линки доступности

Кадыров поделился рецептом борьбы с религиозным экстремизмом


Кадыров поделился рецептом борьбы с религиозным экстремизмом

Кадыров поделился рецептом борьбы с религиозным экстремизмом

Глава Чечни заявил в эфире российского телеканала НТВ, что в республике разработана эффективная программа противодействия вербовке молодежи исламистами через Интернет.

«... на сегодняшний день на нашей стороне – 98 процентов, на их (радикального подполья Г.А.) – 2 процента», – цитирует РИА «Новости» Рамзана Кадырова.

По словам Кадырова, успех в борьбе с идеологами радикального ислама в Чечне стал возможен благодаря идее привлечения сочувствующих и сторонников вооруженного подполья к прямому диалогу с группой исламских ученых через интернет. Он рассказал, что 15 духовных авторитетов в Чечне работают с молодежью. Для них закуплены компьютеры, чтобы «...и днем, и ночью на их же вопросы отвечали, доказывали, что пророк не так говорил, в Коране не так написано».

Однако Рамзан Кадыров не уверен, окажется ли рецепт Чечни таким же успешным и в других регионах. Он заявил, что не смог бы взять на себя ответственность за Дагестан или Ингушетию: «... там же есть другая специфика».

Наблюдатели отмечают относительную стабильность в Чечне, по сравнению с другими регионами Северного Кавказа. В 2010 году в республике произошли два крупных нападения: на родовое село Кадырова Центорой и взрыв в здании парламента Чечни. В обоих случаях число жертв исчислялось десятками.

Вместе с тем правозащитники критикуют Рамзана Кадырова, обвиняя его в авторитаризме и репрессиях по отношению к членам семей возможных участников вооруженного подполья.

Выступления главы Чечни в мечетях, транслируемые государственным телевидением, свидетельствуют, что «анти-ваххабитская» тактика Рамзана Кадырова не ограничивается «интернет-диалогами». Вот выдержка из обращения Кадырова к родственникам участников радикального подполья в программе «Итоги» ТВ «Грозный» от 23 мая 2009 года: «Клянусь именем Аллаха! Ваххабиты и те, от кого есть хоть малейший запах ваххабизма будут уничтожаться в Чечне. Клянусь именем Аллаха, что дам жить на этой земле в Чечне только тем, кто приведёт своих детей домой. Они должны либо привести домой своих детей-ублюдков, чтобы их посадить, либо убить их. Если же не убьём, вам будет зло от этих детей. Клянусь Аллахом! Мы даже не будем их задерживать, сажать, а просто убивать их на месте. После этого не позволим произнести даже их имён».

Наблюдатели также обвиняют Рамзана Кадырова в массовых нарушениях прав женщин. По распоряжению Кадырова в Чечне введен дресс-код, согласно которому чеченки могут появляться в публичных местах и официальных заведениях только одетыми в соответствии с требованиями ислама. В 2010 году российские и иностранные СМИ сообщали о случаях уличных нападений на женщин без головного убора, которых обстреливали краской из ружей для пейнт-бола. По мнению правозащитников, глава Чечни потворствует публичному унижению женщин, ослушавшихся его указа.

Ужесточение требований к внешнему виду женщин – только одна из мер в религиозной политике Рамзана Кадырова. Фонд имени его отца Ахмада Кадырова спонсировал строительство многочисленных мечетей по всей территории Чечни. Исламская тематика занимает значительную долю вещания чеченского государственного телеканала. В расписании зарубежных поездок Рамзана Кадырова доминируют визиты в страны арабского мира.

Пропаганда языка Корана, большое количество вновь открытых курсов арабского языка и поощрение обучения детей в специализированных медресе – еще один из аспектов религиозной программы Кадырова.

В этом, как и в вопросе дресс-кода и многих других деталях, исламская платформа главы Чечни мало чем отличается от платформы сторонников «Имарата Кавказ». На сайтах «имаратчиков» оживленно обсуждается видео-обращение Доку Умарова о «государственном языке», в котором он обосновывает свои предпочтения арабскому и оттоманскому (так сторонники Умарова называют турецкий язык Г.А.).

Руководство Чечни прилагает усилия и для привлечения на свою сторону наиболее авторитетных лиц Ичкерии. В конце прошлого месяца чеченские СМИ сообщили о возможном возвращении в республику из эмиграции экс-главы «Шариатского суда Ичкерии» Шамсуди Батукаева. Кадыров распорядился оказать Батукаеву помощь в оформлении необходимых документов для возвращения в Чечню.

Парламент Чечни официально выступил с предложением переименовать должность руководителя республики в «имама» Чечни во время обсуждения инициативы Рамзана Кадырова, отказавшегося от титула «президент». Последнее важно для понимания легитимности Кадырова как мусульманского лидера в чеченском обществе.

Приобретение Рамзаном Кадыровым даже номинального статуса легитимного религиозного правителя – принципиально меняет ситуацию с точки зрения исламистов. В таком случае устраняется главное условие, при котором джихад становится «фард уль-айн» - первостепенной обязанностью мусульманина, так как Чечня во главе с мусульманским лидером и живущая по исламским законам перестает быть объектом джихада.

Для достижения подобной легитимизации в глазах братьев по вере у Рамзана Кадырова остается только одно серьезное препятствие – перестать преследовать этих самых братьев. При этом главным, если не углубляться в детали разногласий между суфиями и салафитами, различием между «лесными» и «легальными» братьями становится не религиозная, а политическая платформа – первые воюют с Москвой, вторые лояльны к ней.

Возникает патовая ситуация: допустит ли Москва, чтобы и другие лидеры Северного Кавказа воспользовались «анти-ваххабитским рецептом» Рамзана Кадырова, и захотят ли жители других республик жить на таком Кавказе? В поисках путей контроля на Кавказе и снижения риска терактов в России эти вопросы приобретают все большую актуальность.

О событиях на Кавказе читайте здесь

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG