Линки доступности

Возможно ли проведение международной военной операции в Ливии?

Международное сообщество все активней обсуждает возможность использования военной силы для того, чтобы заставить режим Муаммара Каддафи отказаться от использования военной силы в борьбе с оппозицией. Заявления о том, что обсуждаются все возможные – в том числе и силовые – варианты действий, делали представители руководства США и ряда европейских государств.

Бремя решений

Хартия ООН предусматривает, что международное сообщество имеет права вмешаться во внутренние дела суверенного государства в случае, если подобное вмешательство необходимо для прекращения геноцида, религиозных или этнических чисток, а также для предотвращения ситуаций, развитие которых чревато преступлениями против человечности.

Подобное вмешательство должно быть санкционировано либо структурами ООН (как правило, Советом Безопасности), либо – что происходило реже – региональными международными организациями, такими как ЕС, Африканский Союз или НАТО.

Кристофер Боусек (Christopher Boucek), научный сотрудник Ближневосточной программы Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Middle East Program), отмечает: «Пока не ясно, кто примет решение о проведении операции в Ливии. К примеру, если решение должен будет принять Совет Безопасности ООН, то необходимо заручиться поддержкой России и Китая. Однако Китай уже выразил озабоченность возможным использованием военной силы и создания зон, закрытых для полетов военной авиации Каддафи».

«Проведение какой-либо военной операции против Ливии будет возможно только с санкции Совбеза ООН, – считает независимый российский военный обозреватель Александр Гольц. – Очень маловероятно, что президент Барак Обама пойдет на одностороннее применение силы, даже под эгидой НАТО».

В свою очеред Майкл O’Ханлон (Michael O’Hanlon), эксперт Института Брукингса (Brookings Institution) считает возможным применение военной силы. Однако он отмечает, что на этот шаг возможно пойти только в том случае, если решение будет принято максимально широким числом международных игроков, включая организацию Исламская конференция (ИК) и Организацию арабских государств (ОАГ). «Если ИК и ОАГ одобрят эту меру, то военная операция будет иметь смысл», – резюмирует O’Ханлон.

Ричард Дауни (Richard Downie), заместитель директора Африканской программы в Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) говорит, что масштабная миротворческая операция возможна только в том случае, если «ситуация в Ливии радикально изменится к худшему». «На мой взгляд, – продолжает Дауни – наиболее вероятно, что военные начнут проведение какой-то гуманитарной операции – доставку продовольствия, медикаментов и пр. в зоны, контролируемые повстанцами».

Дауни призывает не забывать, что такого рода операции обходятся «в копеечку»: «С учетом бюджетной ситуации в США маловероятно, что Вашингтон решит нести все расходы в одиночку. Скорее всего, США предпочли бы, чтобы по счетам расплачивался ЕС, потому что именно государства Европы являются крупнейшими покупателями ливийских нефти и газа и страдают от наплыва ливийских беженцев».

Что делать?

История последних десятилетий дала множество вариантов проведения международных миротворческих операций. Так, в 1992 году на юге и севере Ирака для защиты шиитов и курдов от бомбежек авиацией Саддама Хусейна были созданы зоны, запретные для полетов иракской военной авиации. Патрулирование этих зон осуществляли ВВС США и Великобритании. В 1999 году авиация НАТО провела бомбардировки военных объектов в Югославии, чтобы принудить правительство Слободана Милошевича отказаться от проведения политики этнических чисток в Косово. Во многих других случаях международные силы были задействованы для эвакуации беженцев и обеспечения населения пострадавших стран и регионов гуманитарной помощью. Кроме того, нельзя исключать, что может быть предпринята и попытка силовой смены режима Каддафи.

Теоретически все эти варианты действий могут быть использованы в отношении Ливии. Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила о возможности создания в Ливии зон, закрытых для пролета ливийских ВВС; министр обороны США Роберт Гейтс сообщил журналистам, что в Средиземноморье перебрасываются военные корабли и морские пехотинцы, которые могут помочь с проведением эвакуаций и распределения гуманитарной помощи.

Отвечая на вопрос, какой может быть принципиальная цель международной операции – гуманитарная акция или отстранение Каддафи от власти, Майкл O’Ханлон сказал: «Если операция начнется в ближайшие дни, то она будет иметь очень ограниченный характер и ее главной целью будет оказание давления на режим Каддафи. Однако если эскалация насилия в Ливии будет продолжаться, то возможно представить, что целью международной операции станет смена режима. Подчеркну, что это гипотетический сценарий, и я бы предпочел, чтобы он не был реализован».

«Принципиально, что Кремль сегодня уже назвал Каддафи "политическим трупом", а президент Медведев и ранее публично осудил ливийский режим за массовое применение оружия против гражданского населения», – говорит директор Института политического и военного анализа в Москве Александр Шаравин. Обстановку в Ливии Шаравин характеризует как «крайне неустойчивую и непредсказуемую» – Каддафи может пойти на применение химического оружия, подрывы нефтепромыслов и трубопроводов. Вот почему военный аналитик допускает вероятность применения США и их союзниками по НАТО «точечных авиаударов» и даже высадки спецназа на стратегические объекты.

Александр Гольц считает маловероятным применение ракетного оружия или тем более проведение наземной операции. Максимум, считает Гольц, речь может идти о воздушной блокаде и о военной помощи временному правительству Ливии, сформированному в Бенгази. При этом аналитик не исключает развития ситуации, при которой Россия подключится к проведению миротворческой миссии, санкционированной Советом Безопасности ООН.

Кристофер Боусек призывает не забывать о главном: «Свержение правительства – это лишь малая часть проблемы. Необходимо создать что-то, что займет его место. Но в Ливии нет политических партий, нет политической системы, нет гражданского общества, нет институтов и организаций – все это было уничтожено за время правления Каддафи. То есть образовавшийся вакуум власти будет некому заполнить».

Риск контрудара

Силы, верные Муаммару Каддафи, способны начать операции против миротворческих сил. Напомним, что в 1981, 1986 и 1989 годы ВВС и ВМС США и Ливия вели бои друг с другом. Тогда войска Каддафи мало что смогли противопоставить противнику.

С тех пор ситуация в вооруженных силах Ливии ухудшилась: режим долгое время был объектом международных санкций, что мешало ему проводить военную модернизацию, а сам Каддафи – после серии неудачных попыток военных переворотов – провел массовые чистки офицерского корпуса и кардинально перестроил и без того неэффективную структуру боевого управления частями. Более того, он заменил многих компетентных командиров преданными ему непрофессионалами.

Тем не менее, эксперты не сомневаются в том, что Каддафи может отдать приказ на открытие огня по миротворцам, однако расходятся в том, насколько результативными станут эти действия.

«Вряд ли технически устаревшие силы ВВС и ПВО Ливии с дезорганизованным сегодня командованием могут помешать действиям международных сил», – прогнозирует Александр Шаравин.

«Я бы не торопился сбрасывать со счетов ливийскую авиацию и зенитные комплексы, – предупреждает директор Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. – Да, ливийское вооружение уступает западным аналогам, но армия этой страны остается одной из самых боеспособных в регионе. В случае иностранного вторжения она способна показать себя серьезным противником».

Майкл O’Ханлон опасается, что если произойдут столкновения между международными силами и ливийскими войсками, то речь о миротворческой операции идти уже не будет – потому что начнется война.

О событиях в Ливии читайте в спецрепортаже «Ближний Восток - стремление к демократии»

  • 16x9 Image

    Алекс Григорьев

    Алекс Григорьев специализируется на освещении вопросов международных отношений, обороны и безопасности, разведки, терроризма, ядерной тематики. https://www.facebook.com/grigusa

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG