Линки доступности

Эксперты говорят, что значение праздника с годами изменилось и стало неясным для большинства россиян

МОСКВА – 12 июня Россия отмечает свой национальный праздник, который в разные годы назывался по-разному, но уже довольно давно называется просто «День России». Остальные государства относятся к этой российской дате с уважением, присылая поздравления властям и гражданам российского государства.

Государственный секретарь США Джон Керри уже поздравил народ России с наступающим праздником: «От имени президента Барака Обамы и американского народа я поздравляю народ России, который празднует свой национальный день 12 июня».

«Это событие знаменует собой дату в 1990 году, когда ваш парламент объявил суверенитет России как независимой республики. Этот переломный момент является напоминанием о убежденности - разделяемой российским и американским народами — в том, что самоуправление является лучшим средством для обретения достоинства и уважения основных прав всех наших граждан», - говорится в поздравлении госсекретаря США.

Джон Керри также напомнил об исторических достижениях российского и американского народов в освоении космоса, где сейчас в экипаже Международной космической станции работают российский космонавт и американский астронавт.

«В этот особенный день, я шлю свои наилучшие пожелания российскому народу с моей надеждой на будущее, отмеченное процветанием, миром и свободой в обеих наших странах», - написал Джон Керри в поздравлении российскому народу.

Лев Гудков: Россияне не относятся к этому празднику как к дате с определенным значением

Однако сами российские граждане, как показывают социальные опросы, не слишком хорошо помнят о том, что именно события начала 1990-х годов послужили поводом для этого праздника. Об этом говорит в интервью Русской службе «Голоса Америки» директор «Левада-Центра» Лев Гудков: «Обстоятельства провозглашения или выбора этой даты, в общем, забыты. Поэтому всерьез у людей ни с чем это особенным эта дата не скрепляется».

И уж точно, по мнению Льва Гудкова, эта дата «не скрепляется» с тем, что Декларация о суверенитете России, принятая 12 июня 1990 года, стала прологом к последовавшему через полтора года распаду СССР: «В ответах на наши вопросы довольно большое число людей не может сказать - а, собственно, какие последствия этого Дня независимости, во благо это или нет стране пошло? От 20 до 30 процентов примерно затрудняются ответить. И праздник сам по себе, а распад СССР – сам по себе, лишь немногие люди, более образованные и все-таки более пожилые, помнят истоки этой даты, и у них действительно есть эта связь».

Социолог говорит, что на конкретно заданный вопрос россияне отвечают охотно, причем наиболее охотно — во времена информационных патриотических кампаний: «Годовщина принятия Декларации о государственном суверенитете, День независимости России и День России - это все как-то сливается в общественном сознании, не очень дифференцируясь. Но постепенно, если брать за все годы, то более устойчиво, конечно, последнее официальное название - День России. Все большее число людей придерживается этого названия, хотя значение этого названия в головах у людей в виде смутного облака. Но если собрать три основных значения, о которых я говорил, то называют их от 75 до 80%. В годы «патриотической мобилизации» 2014-2015 годов, особенно, после кампании «Крымнаш», эта цифра немножко поднималась - почти до 90% - так же примерно, как во время войны с Грузией в 2008 году».

Мария Липман: Путин предпочитает не напоминать о том, каково было начало нынешней российской государственности

Главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман в интервью «Голосу Америки» напоминает, что предельно размытое название национального праздника встречается, кроме России, лишь у нескольких стран мира: «Есть всего 5 стран, которые в качестве главного праздника празднуют «день себя» - это Австралия, Бермуды, Канада, Португалия и Россия».

Эксперт говорит, что «некоторая уклончивость, связанная с этим праздником, связана с общей неясностью относительно российской государственной идентичности».

«Где ее начало? На этот вопрос Путин и власть в целом не желают отвечать, предпочитая говорить о тысячелетней истории российского государства. Это резкий контраст с СССР: там был свой очень четкий «миф основания» - Великая Октябрьская социалистическая революция с датой и героями - 7 ноября, Ленин в Мавзолее, оценки безусловные и однозначные», - сравнивает Мария Липман нынешнюю и советскую праздничные мифологии.

Сегодня, по мнению главного редактора «Контрапункта», суверенитет России «воспринимается подавляющим большинством как защита России от посягательств Запада,

а вовсе не независимость от СССР, которая и в самом деле для России связана с ослаблением, утратой позиций в мире и потерей части территории, достаточно вспомнить слова о «геополитической катастрофе», и становится совсем понятно, что для Путина - а значит, и для элиты, и для большинства - праздник не имеет ясного, недвусмысленного содержания».

Мария Липман также напоминает, что «выборы первого президента 12 июня 1991 года — тоже не повод для народного ликования, потому что Ельцина в России не любят, и это еще слабо сказано».

Лев Пономарев: россияне еще построят устойчивую демократию

Правозащитник и лидер «Движения за права человека» Лев Пономарев в 1990-1991 годах был депутатом Верховного Совета России и принимал прямое участие в том, что послужило основой для объявления 12 июня государственным праздником.

В 1990-м году он голосовал на Съезде народных депутатов РСФСР за Декларацию о государственном суверенитете, и сейчас в интервью «Голосу Америки» политик говорит, что в этом был большой смысл: «Там были сформулированы тезисы свободного демократического государства. Я голосовал за разрушение тоталитарной империи, которой был в то время Советский Союз. Но при этом мы не имели в виду, что мы тут же выходим из СССР, это потом уже нам приписали, подразумевалось, что это демократическая республика в составе СССР - демократическое государство, которое провозглашает ценности прав человека, демократию и разделение властей».

Лев Пономарев вспоминает, что победа Бориса Ельцина на президентских выборах 12 июня 1991 года была для него даже важнее, чем принятая годом ранее декларация: «Ельцина выбирали всенародно. Это был в каком-то смысле риск. Сказать, что в экономике дела шли хорошо, довольно трудно - мы помним, как мало всего было на полках. Горбачев боролся с Ельциным, пытался его отодвинуть. Поэтому выборы - это был довольно смелый шаг, и они были свободные и демократические».

«Для меня сейчас праздник - это, скорее, те выборы. 12 июня 1991 года Россия показала, что народ может стремиться к свободе, к демократии. И эти все разговоры о том, что россияне привыкли покоряться, привыкли к патернализму, никогда в России свободы не будет - это все от лукавого. Да, потом мы потеряли эту свободу. Но это часто исторически запрограммировано, когда реакция приходит в те страны, где до этого была революция, а у нас была демократическая революция. Было стечение разного рода обстоятельств, драматических и трагических - и от личности Ельцина зависело, и то, как чекисты окружили его со всех сторон, и олигархи, и так далее. Но это не значит, что у россиян, у нас никогда этого не может повториться. Рано или поздно россияне покажут, что они ничем не отличаются от населения европейских стран и построят у себя уже устойчивую демократию», - делится своей надеждой в интервью «Голосу Америки» Лев Пономарев.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG