Линки доступности

Почему ухудшились американо-российские отношения и как их улучшить?


Билл Брэдли, Джек Мэтлок, Борис Йордан и Стивен Коэн

Билл Брэдли, Джек Мэтлок, Борис Йордан и Стивен Коэн

Американские эксперты в «Йордан-центре»: «перезагрузку следует начать с самих себя»

В течение последних нескольких лет американо-российские отношения значительно ухудшились и ответственность за это разделяют правительства обеих стран. К такому выводу пришли участники дискуссии, состоявшейся в Нью-Йоркском университете. При этом эксперты сосредоточились на ответственности американской стороны, утвердительно ответив на поставленный организаторами обсуждения вопрос – «следует ли начать перезагрузку с самих себя?».

Круглый стол был организован «Йордан-центром» (Jordan Center), который был создан при Нью-Йоркском университете в 2011 году на средства его выпускников, бизнесмена Бориса Йордана и его жены Елизаветы, с целью «углубленного изучения прошлого, настоящего и будущего России». В дискуссии принимали участие последний посол Соединенных Штатов в СССР Джек Мэтлок, бывший сенатор и кандидат в президенты США (а до этого – профессиональный баскетболист) Билл Брэдли и профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов, историк Стивен Коэн, более сорока лет посвятивший изучению Советского Союза и России. Участвовал в дискуссии и сам Борис Йордан, родившийся в США в семье русских эмигрантов, но сделавший карьеру в России, где он основал финансовую группу «Ренессанс Капитал». Йордан был генеральным директором «Газпром-Медиа», руководил НТВ (откуда ушел после того, как телеканал организовал прямую трансляцию штурма театра на Дубровке, где террористы захватили зрителей мюзикла «Норд-Ост» в 2002 году), а ныне он – президент «Группы Ренессанс Страхование», одной из 15 крупнейших страховых компаний России.

Мифы «холодной войны»

Эксперты согласились в том, что у Соединенных Штатов и России много общих интересов, а существующие разногласия не носят фундаментального характера. При этом между бывшим послом Джеком Мэтлоком и профессором Стивеном Коэном завязалась оживленная дискуссия о том, можно ли охарактеризовать нынешнее состояние американо-российских отношений, как продолжение «холодной войны». Мэтлок категорически заявил, что этот термин не применим сегодня, так как разногласия между двумя странами являются «вторичными» или основываются на недопонимании друг друга, хотя, по словам дипломата, эти разногласия порой могут восприниматься сторонами весьма эмоционально, что затрудняет рациональное сотрудничество.

Мэтлок, недавно вновь побывавший в Москве, отметил, что сегодня в России живут и работают десятки тысяч американцев, что невозможно было представить, когда он был послом в СССР. Более того, считает дипломат, по ряду ключевых вопросов международной политики – Северная Корея, Афганистан, Иран – позиции США и России практически совпадают.
Профессор Коэн считает, что США и Россия находятся «если не в состоянии, то на грани» новой холодной войны.

По мнению Мэтлока, тень на двусторонние отношения продолжают бросать «мифы» о «холодной войне», распространенные в обеих странах. В США считают, что Америка выиграла «холодную войну», в то время как в России распространено мнение, будто «Запад ввел в заблуждение» советского президента Михаила Горбачева. Мэтлок, будучи непосредственным свидетелем и участником процесса окончания «холодной войны», а также встреч Горбачева с президентом Рональдом Рейганом, заявил, что администрация США, признавая право на выход из СССР балтийских республик, никогда не стремилась к развалу Советского Союза. «Мы хотели помочь Горбачеву сохранить Союз Независимых Государств», – сказал он.

По мнению дипломата, процесс распада Союза был результатом внутренних противоречий и спровоцирован Борисом Ельциным, который «повел себя как царь». «Поэтому, когда Путин называет распад Советского Союза геополитической катастрофой, мне всегда хочется ему напомнить о роли в этом процессе Ельцина», – добавил Мэтлок.

Дипломат считает, что от окончания «холодной войны» выиграли обе стороны. Правда, по мнению Мэтлока, миф о победе Америки убедил некоторых политиков, особенно в окружении Джорджа Буша-младшего, в том, что Соединенные Штаты, будучи единственной оставшейся сверхдержавой, могут действовать на международной арене в одностороннем порядке.

С тем, что такой «триумфаторство» Вашингтона не позволил создать партнерские отношения с Москвой, согласились и другие участники дискуссии. Профессор Коэн выделил три аспекта американской внешней политики, которые не позволили выстроить партнерские отношения с постсоветской Россией: расширение НАТО на восток, принятая Биллом Клинтоном политика «выборочного сотрудничества» с Москвой, направленная на извлечение максимальной выгоды для США, и практика «продвижения демократии», которую Кремль считает «вмешательством в свои внутренние дела».

По мнению Коэна, объявленная президентом Бараком Обамой политика «перезагрузки» не изменила эти ключевые подходы к отношениям с Россией и потому была обречена на провал.

Расширение НАТО на Восток

По мнению участников дискуссии, расширение НАТО на Восток стало ключевым событием, определившим вектор недоверия в отношениях между Россией и США – особенно в свете заявлений Горбачева о том, что СССР согласился на объединение Германии лишь взамен на заверения тогдашнего Госсекретаря Джеймса Бейкера, что НАТО «ни на дюйм не продвинется к Востоку». Сенатор Билл Брэдли был настолько заинтригован этими заявлениями, что решил выяснить у Бейкера, говорил ли тот нечто подобное.

«Когда я с ним связался, Бейкер сначала отрицал это, но затем перезвонил и сказал, что проверил свои архивы и выяснил, что да, он действительно говорил «ни на дюйм не продвинемся к Востоку», но имел в виду при этом Восточную Германию, а не Восточную Европу, – рассказал бывший сенатор. – Когда он вернулся с переговоров с Горбачевым и доложил о них презденту Бушу (старшему – М. Г.), тот сказал, что эту формулировку необходимо изменить, потому что он не мог обещать, что территория Восточной Германии не войдет в НАТО. Итоговым компромиссом было то, что на территории ГДР могут быть дислоцированы только немецкие войса НАТО».

По словам Брэдли, он также обсуждал этот вопрос с тогдашним советником президента по национальной безопасности Брентом Скоукрофтом, и тот, как и Бейкер, подтвердил, что вопрос о расширении НАТО в Восточную Европу не обсуждался, и что Горбачев «неправильно интерпретировал слова Бейкера». Брэдли отметил, что считает и Горбачева, и Бейкера «честными людьми», и заключил, что в данном случае стороны «не поняли друг друга». Если это действительно так, то это, возможно, «самое трагическое недопонимание в истории», резюмировал бывший сенатор.

Билл Брэдли считает, что США упустили ряд возможностей заложить фундамент дружеских, партнерских отношений с Россией после распада Советского Союза. «В Вашингтоне считали, что российская армия пришла в упадок, а влияние России, чья экономика сжалась до размеров Дании, резко уменьшилось, – сказал он. – Однако мы забыли о том, что Россия – огромная страна, населенная гордыми, талантливыми людьми, и наделенная многими природными ресурсами. Мы также забыли одно из основополагающих правил политики: если кто-то повержен, даже если это ваш оппонент, позвоните ему и выразите сочувствие, предложите помощь – особенно если вы думаете, что этот человек, или эта страна, смогут восстановиться, встать на ноги. Таким образом вы создаете правильные основы для будущих отношений».

Брэдли назвал «трагедией», что США после краха Советского Союза не смогли сделать то, что «у нас так хорошо получалось во время «холодной войны»: рассказать народу России, кто мы». Он рассказал, как во время его первой поездки в СССР в 1966 году люди подходили к нему и заговаривали о «лендлизе» и о том, как важна была американская помощь во время Второй мировой войны. «Однако, когда в результате проводившихся Ельциным экономических реформ инфляция в России достигла 1500% и люди потеряли все свои сбережения, мы не сказали русским, что мы понимаем их тяжелое положение, – сказал бывший сенатор. – Президент Клинтон снискал популярность тем, что он говорил простым американцам, что он «чувствует их боль», но русским мы ничего подобного не говорили».

По словам Брэдли, правительство США с 1993 по 1997 год предоставило России 4,7 миллиардов долларов в виде прямой помощи, что он считает «неадекватным».

Почему Путин разочаровался в Америке?

Борис Йордан начал свое выступление с рассказа о встрече с Владимиром Путиным через день или два после терактов 11 сентября 2001 года. По словам Йордана, российский лидер, первым из иностранных лидеров позвонивший президенту Бушу-младшему со словами поддержки, заговорил о создании Соединенными Штатами военных баз в граничащих с Афганистаном странами, которые входят в российскую сферу влияния. «Я тогда его спросил: а разве вас не беспокоит, что Соединенные Штаты потом оттуда никогда не уйдут? – рассказал Йордан. – И он мне ответил: «лучше они, чем китайцы»».

По словам бизнесмена, в то время Путин доверял США и полагал, что Вашингтон, решая свои проблемы в Афганистане, не станет пользоваться ситуацией и вмешиваться в российскую сферу влияния. «Позднее он был глубоко разочарован тем, что администрация Буша-младшего нарушила все гласные и негласные договоренности с Россией, – сообщил Йордан, ссылаясь на свои личные беседы с Путиным. – Затем произошли события в Украине и в Грузии, что подорвало любое остававшееся у российского лидера доверие к Соединенным Штатам... После этого последовала антиамериканская речь Путина в Мюнхене».

«Путин и сегодня считает, что с США очень сложно вести политические переговоры, – сообщил Йордан, – и это заставило его обратиться к Востоку. В этом заключается ирония: в сентябре 2001 года президент Путин говорил, что его взгляды на международные проблемы гораздо ближе к американским, чем к китайским. Сегодня он обращается к Китаю вместо Запада и США».

Йордан считает, что такой разворот в российской политике продиктован прочтением ситуации лично Путиным, в то время, как премьер-министр Дмитрий Медведев и министр иностранных дел Сергей Лавров не испытывают такого недоверия к США, как сам Путин.

«Закон Магнитского»

Участники дискуссии были единодушны в своей критике подписанного президентом Обамой «закона Магнитского», который предусматривает запрет на въезд в США российских граждан, предположительно причастных к смерти юриста Сергея Магнитского, а также санкции в отношении их финансовых активов в банковских учреждениях Соединенных Штатов. Джек Мэтлок назвал этот закон «провокацией» и «оскорблением», заметив при этом, что реакция России ущемляет, прежде всего, ее собственные интересы. Борис Йордан заявил, что он вообще не понимает, зачем США нужно было вмешиваться в ситуацию с Магнитским, учитывая, что закон его имени лоббировал в Вашингтоне человек, «отказавшийся от американского гражданства в целях снижения своего налогового бремени» ? (Уильям Браудер, глава фонда Hermitage Capital, в котором работал Магнитский, родился в США, но сейчас имеет британское гражданство и проживает в Великобритании – М. Г).

«Я давно работаю в России и заработал там много денег, но я не отказался от американского гражданства и плачу налоги в США, – заявил Йордан. – Я не понимаю, почему США поддерживают человека, отказавшегося от американского гражданства, и вмешиваются во внутренние дела России, не понимая всех тонкостей дела».

Не вдаваясь в подробности, бизнесмен заявил, что, по его мнению, «история Hermitage Capital очень-очень непрозрачна и далеко не черно-белая». «Жаль, конечно, что в этой истории пострадал невинный человек – Магнитский, – добавил Йордан, – и этому нет никакого оправдания».

По словам Йордана, «Путин пользуется экстраординарной популярностью» в России, а люди, выходящие на демонстрации против него, составляют «менее 5%» населения. «Не поймите меня неправильно, – подчеркнул бизнесмен, – это важные 5%, это просвещенные люди, многие из которых являются моими друзьями, и чью озабоченность вопросами свободы слова я разделяю».

«Путину незачем было фальсифицировать выборы – он бы и так выиграл, и я не понимаю, зачем они это делают» – высказал свое мнение Борис Йордан.
Йордан также выразил уверенность, что Путин, как и большинство россиян, не испытывает неприязни к Соединенным Штатам, а лишь ситуативно использует антиамериканскую риторику. По мнению бизнесмена, сегодня россияне вообще «очень прагматичны» и ими движет не идеология, а денежные интересы. «И в этом, – заметил Йордан, – Россия похожа на США, которые очень эффективны в продвижении и защите своих бизнес-интересов за рубежом».

Что делать?

Говоря о перспективах улучшения американо-российских отношений, Билл Брэдли назвал «значительным шагом» со стороны Обамы решение отказаться от развертывания заключительного этапа европейской системы противо-ракетной обороны в Польше. С этим согласился и Джек Мэтлок. Мнение бывшего посла США о системе ЕвроПРО оказалось противоречивым: с одной стороны, сказал он, это вообще должен быть совместный американо-российским проект, «хотя на это никогда не согласится американский Сенат» («Мы имеем дело не только с новой Россией, но и с новой политической ситуацией в США»). С другой стороны, заявил Мэтлок, «вся эта система ПРО – чистый абсурд, потому что она не работает и никогда работать не будет».

По мнению Мэтлока, США необходимо начать «стратегический диалог не только с Россией, но и с Китаем». При этом бывший посол заявил, что «Россия будет либо частью решения международных проблем, либо частью проблемы – и в наших интересах, что бы она была частью решения». «Нам нужно убедить русских, что мы готовы работать с ними, а не против них», – добавил Мэтлок.

Стивен Коэн был более пессимистичен. Он перечислил свои рекомендации для улучшения американо-российских отношений: во-первых, по его мнению, «пора прекратить притворяться, что Грузия и Украина могут стать членами НАТО». «Утверждать обратное – это провокация, – заявил профессор. – Более того, эти две страны не соответствуют критериям НАТО и не станут членами альянса в обозримом будущем».

Профессор Коэн также рекомендовал вступить с Россией в переговоры по ЕвроПРО и прекратить «продвижение демократии». «Я знаю, мы все за демократию, и тех, кто рискует поднимать этот вопрос, объявляют политическими извращенцами, – заметил он. – Однако, судя по моим наблюдениям и общению с российскими демократами, начиная с 1976 года, непосредственное финансирование «продвижения демократии» со стороны США не привело к расцвету демократии в России, а, возможно, даже препятствовало ему».

Эксперт признал, что его рекомендации вряд ли будут реализованы, потому что в США сегодня «нет лидеров, которые были бы способны столь радикально изменить внешнюю политику, как это сделал Рейган, когда ему представилась историческая возможность способствовать прекращению холодной войны».

Отношения улучшатся после смены поколений?

Борис Йордан считает, что за последние 3-4 года «Путин резко изменился». «Его стало гораздо сложнее понимать, и я не думаю, что президенту Обаме будет легко найти с ним общий язык, – сказал бизнесмен. – Он стал более непредсказуем. Однако он – очень умный человек, он понимает глобальные проблемы и внутреннюю ситуацию, и он очень популярен в России, так что, я боюсь, нам еще долго придется с ним работать».

При этом Йордан назвал борьбу с коррупцией и укрепление верховенства закона кардинальными проблемами России, и заявил, что для их решения потребуется «смена поколений». В интервью Русской службе «Голоса Америки» Борис Йордан отметил, что, по его мнению, нынешняя российская администрация «недавно резко усилила борьбу с коррупцией». Однако, заявил он, «я считаю, что пока эта борьба не коснется колоссов экономики, она будет оставаться на относительно низком уровне». «Эта борьба должна подняться до более высокого уровня, – продолжил бизнесмен. – Если честно, в существующей системе сделать это будет очень сложно».

Йордан также считает, что только после смены поколений – как в Америке, так и в России – отношения между двумя странами смогут выйти на новый уровень. «Я думаю, что Владимир Владимирович дорабатывает свой последний срок на посту президента, - предположил вхожий в Кремль бизнесмен. – Из того, что я знаю о Путине, я думаю, он давно был бы рад уйти в отставку, но администрация Медведева не доработала до того уровня, который он ожидал, и поэтому он пошел на новый срок. Сейчас, я думаю, ищут следующего преемника... Путин – умный, прагматичный человек, я думаю, что он сам понимает, что во власти должны быть изменения. Я думаю, что первые два года своего нового срока он посвятит восстановлению своей политики, а затем, я почти уверен, он будет готовить кого-то на эту роль. Я считаю, что в последнее время в бизнесе и в других сферах появилось много людей, которые могли бы эту роль взять на себя».

В качестве одного – но не единственного – из таких людей Йордан назвал Михаила Прохорова, который, по мнению бизнесмена, «ведет умную, долгосрочную игру». «Прохоров позиционировал себя, как альтернативу нынешней власти, но в то же время, он понимает, что прямая конфронтация с ней сейчас не пойдет ему на пользу», – сказал Йордан. С тем, что Прохоров представляет «новую Россию», согласился и Билл Брэдли, предположив, что «игра» олигарха рассчитана на десятилетие.

Пока же участники дискуссии выразили надежду на то, что Обама и Путин смогут договориться о снижении накала риторики во время предстоящей встречи на полях саммита «большой восьмерки» в Северной Ирландии в июне этого года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG