Линки доступности

Джонни Уир: «Я не такой храбрый, как Pussy Riot»


Джонни Уир и Виктор Уир-Воронов

Джонни Уир и Виктор Уир-Воронов

Американский фигурист-чемпион о сочинской Олимпиаде и правах гомосексуалистов

«Олимпиада в Сочи и роль спортсменов» – под таким девизом в Колумбийском университете прошла встреча, организованная Институтом Гарримана и факультетом политических наук Барнард-колледжа. Гостями вечера стали известный фигурист Джонни Уир и его супруг, адвокат Виктор Уир-Воронов.

Представляя Уира аудитории Барнард-холла, состоявшей преимущественно из студентов, аспирантов и преподавателей Колумбийского университета, профессор-политолог Кимберли Мартен перечислила его достижения на ледовой арене и назвала его «поп-иконой». Сам Джонни отреагировал на последнюю дефиницию лучезарной улыбкой.

Действительно, 29-летний Джонни Уир – прославленный виртуоз одиночного фигурного катания, двукратный участник зимних Олимпиад, трехкратный чемпион США и медалист мировых первенств. Его охотно приглашают на различные ТВ-шоу, о нем снят документальный фильм и телесериал. Вышла в свет его мемуарная книга «Добро пожаловать в мой мир» (Welcome to My World). В августе этого года Уир объявил, что уходит из большого спорта, а на предстоящую Олимпиаду в Сочи поедет как официальный комментатор соревнований по фигурному катанию телеканала NBC.

На встрече Уир много говорил о том, что он открытый гей, активно выступающий за права гомосексуалистов. В декабре 2011 года Джонни заключил брак с Виктором Вороновым, выходцем из семьи советских евреев, приехавших из Украины.

Политолог и юрист по образованию, закончивший университеты Эмори и Джорджтаун, Виктор теперь живет в Нью-Джерси в семейном союзе с Джонни, взяв фамилию Уир-Воронов. Виктор работал в адвокатских конторах в Нью-Йорке и Москве, активно занимается благотворительностью и правозащитной деятельностью, помогая, в частности, спортсменам и студентам из ЛГБТ-сообщества.

Давний русофил, Уир много и взволнованно говорил о своей любви к России, русскому спорту и культуре, назвал, в частности, имена тренеров Татьяны Тарасовой и Галины Змиевской, культовых спортсменок фигуристки Оксаны Баюл и гимнастки Ольги Корбут, достижениями которых он продолжает восхищаться.

«Мой брат говорит мне: “Ты что, с ума сошел, ехать туда?! – сказал Джонни. – Тебя там просто пристрелят”. Но я не думаю о плохом, негативном. Если бы я стал так думать, то неизбежно задумался бы и о своей стране, о ее проблемах. Я стараюсь не зацикливаться на вопросах политики. Меня часто критикуют за мое доброжелательное отношение к России: мол, что я такого нашел в этих русских? Не знаю, это, наверное, у меня с рождения, в крови. Мне нравится русская зима, шубы, снег. Мне даже нравится Брайтон-Бич, где бабки на раскладных стульях обсуждают, что чья-то внучка стала гулять с чернокожим, и делятся рецептом вкусного борща».

Уир сообщил, что обнародовал свою нетрадиционную ориентацию после Олимпиады в Ванкувере. Причиной «выхода из шкафа», по его словам, стала озабоченность ростом числа самоубийств среди молодых геев.

«Для меня моя “голубизна” – это неотъемлемая часть моего “я”, что-то врожденное, аналогичное тому, чтобы быть белым или смуглым, евреем или индийцем, – сказал он. – Это должны понять и сами геи, и те, кто их осуждает. Я очень часто бывал в России, и у меня самые лучшие воспоминания об этих поездках. Меня никто никогда не обзывал обидными словами, никто не пытался ударить. Я вначале как-то пропустил мимо ушей этот новый безумный закон про запрет пропаганды гомосексуализма, что нельзя, мол, заниматься однополым сексом рядом с детской библиотекой, ну и тому подобное. Я знаю, что геев в России унижают, избивают и убивают. Я знаю, что они вынуждены жить в условиях вынужденной секретности, отчужденности, социальной изоляции и открытой враждебности. И вот появился новый антигейский закон. И какие-то четверо идиотов у входа в этот кампус в знак протеста против него выливают из бутылок русскую водку».

Реплика Уира про «протестующих идиотов» возмутила одного слушателя настолько, что он, когда наступило время «вопросов-ответов», разразился гневной речью. Он упрекнул фигуриста в том, что тот оскорбил честных и неравнодушных американцев, озабоченных положением гомосексуалистов в России.

Уир заметно расстроился и до конца вечера, отвечая на разные вопросы, все время возвращался к теме «идиотов», сокрушенно извинялся перед слушателем за непродуманное словечко и сказал, что зря обидел хороших людей, но сделал это совершенно не со зла.

«Я еду в Сочи – живой, мертвый, не важно, – заявил Джонни. – Я поддерживаю не страну и ее политиков, я поддерживаю спортсменов и представителей гей-общины, я поддерживаю олимпийский дух, молодость, спорт. Когда я слышу в Америке призывы к бойкоту Сочи, то становлюсь как бы антиамериканцем в ответ на эти чисто антирусские настроения. Нельзя разрушать мечты сотен наших спортсменов-олимпийцев, нельзя разрушать надежды миллионов наших болельщиков. Наказывать таким образом Россию бессмысленно. Путин – классический русский мужик: ты говоришь ему “это нельзя делать”, а он именно это непременно сделает – хотя бы из чувства противоречия. Чем больше мы на него будем давить, тем хуже придется ЛГБТ-общине России, когда кончится Олимпиада. Я счастлив, что живу в стране, где могу каждый вечер совершенно легально ложиться в кровать со своим мужем. В России геи не имеют такой возможности. Я еду в Россию не протестовать, не размахивать флагом. Но я не собираюсь прятаться и скрывать свои взгляды».

«Я родился в Коннектикуте, – сказал в свою очередь Виктор Уир-Воронов. – Так что сразу отметаю домыслы, что я вступил в брак с Джонни для того, чтобы заполучить грин-карту. Он любит Россию, но я предпочитаю любить Россию отсюда, оставаясь русским американцем. Россия – несвободная страна, и я поэтому больший правозащитник, чем Джонни. Он спортсмен, олимпиец, и у него другие приоритеты».

Подчеркнув в короткой беседе с корреспондентом «Голоса Америки», что антигеевский закон и преследование Pussy Riot есть составные части атаки на права человека в России, Джонни Уир отметил: «Девушки из Pussy Riot совершили очень смелый поступок. Они гораздо храбрее меня. В России нужно иметь мужество, чтобы отличаться от большинства. Лучший способ их поддержать – продолжать за них беспокоиться и требовать их освобождения. Что касается Сочи, то там я буду в официальном качестве комментатора и должен подчиняться правилам. Я не собираюсь устраивать скандалы, я собираюсь комментировать фигурное катание. Но я планирую встретиться с представителями местного ЛГБТ-сообщества, а потом, после Олимпиады, проехаться по городам России. Надеюсь, что Виктор, хотя он очень занят своей работой, составит мне компанию. Мы намерены жить в одном номере, а поскольку мы совершенно не похожи, всем будет очевидно, что мы вовсе не братья».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG