Линки доступности

Черкесы и Россия: научные открытия и политический сценарий


Джон Коларуссо

Джон Коларуссо

Интервью с профессором Макмастерского университета Джоном Коларуссо

Профессор Макмастерского университета в Канаде Джон Коларуссо – один из немногих в мире лингвистов, специализирующихся на адыгских языках. Адыги – их также называют черкесы, кабардинцы и шапсуги – народ, живущий в меньшинстве на своей исторической родине на северо-западном Кавказе и в большинстве – в эмиграции в странах Ближнего Востока, США и Европы.

Джон Коларуссо известен в мировых научных кругах еще и как автор единственного в своем роде перевода на английский язык древнего кавказского эпоса «Нарты». Среди уникальных достижений профессора Коларуссо – знание убыхского языка, считающегося утраченным. Населявшие черноморское побережье Кавказа со столицей в Сочи убыхи исчезли как адыгская этническая группа в результате российской колонизации Кавказа в 19 веке.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Джон Коларуссо рассказал об открытиях в генетике, совершенных в результате независимых друг от друга исследований Гарвардского университета и Массачусетского технологического института (МИТ), а также Макмастерского университета. С профессором Коларуссо беседовала Фатима Тлисова.

Фатима Тлисова: Профессор Коларуссо, объясните, пожалуйста, о каких открытиях идет речь?

Джон Коларуссо: Речь идет о двух исследованиях. Они проводились независимо, но на одинаковых территориях: в Северной Индии, Центральной Азии, в славянских регионах и в Европе. Одно из них сделано в стенах Макмастерского университета. В результате этого исследования генетики обнаружили необычайно высокую концентрацию специфической Y-хромосомы (ген, передающийся только по мужской линии), характерной для людей, говорящих на индоевропейских языках на северо-западном Кавказе, а именно у адыгов.

Второе открытие сделано в Гарвардском университете в сотрудничестве с МИТ, где в последние годы проводились исследования митохондриальной ДНК (передается только по женской линии). Ученые Гарварда и МИТ также пришли к неожиданным результатам – самая высокая концентрация индоевропейского гена в мире обнаружилась среди адыгов.

Таким образом, в обоих случаях, несмотря на то, что это были абсолютно независимые и несвязанные друг с другом генетические исследования по двум разным типам хромосом – Y-хромосоме и митохондриальной хромосоме, – ученые пришли к одному и тому же выводу: наивысшая концентрация индоевропейского гена находится среди адыгов. Но тут возник конфликт с лингвистикой, потому что абазо-адыгский язык не относится к группе индоевропейских языков.

Должен заметить, что еще задолго до генетических исследований я пришел к заключению, что в доисторический период родной язык индоевропейцев – русских, славян, англичан, греков, итальянцев и прочих – был очень близок, если не идентичен, языку, на котором сегодня говорят адыги, убыхи, абазы. Некоторые ученые-индоевропеологи нашли мои выводы убедительными, и среди них мэтры науки – профессор санскрита в Гарварде, профессор лингвистики в Чикагском университете. Другие полностью отвергли мою теорию, но это типично для лингвистических открытий. Индоевропеисты очень консервативны, они тяжело и медленно принимают новые идеи.

Тем не менее, моя теория нашла генетическое подтверждение. Советские археологи еще раньше пришли к выводу, что индоевропейцы каким-то образом связаны с северо-западным Кавказом. В итоге мы имеем три абсолютно независимых исследовательских направления – лингвистика, советская археология и два генетических исследования в Канаде и США, которые пришли к одним и тем же результатам. Теперь у нас появился реальный шанс глубже всмотреться в доисторический период Евразии. Я думаю, это открытие должно было оказаться на первых страницах мировых СМИ.

Ф.Т.: За пределами науки, в обществе существует довольно распространенное мнение, что генетические исследования очень опасны, так как потенциально могут провоцировать националистические идеи. И тому есть примеры в истории. Хотя из вашего рассказа следует, что все люди – братья. Что, на ваш взгляд, лучше: говорить или молчать о генетике?

Дж.К.: Я очень рад, что вы задали этот вопрос. Индоевропейские исследования начались в 18-19 веке. По времени это совпало с появлением идей о нации и национальных государствах. И эти исследования использовались для поддержки идеи национальных государств. И хотя очевидное послание этих исследований заключалось в том, что люди связаны глубокими корнями, их использовали для разделения народов. Настоящего сумасшествия этот процесс достиг при нацистском режиме, в гитлеровской Германии, с его лозунгом об ариях и его дьявольскими планами. Это было вопиющее злоупотребление, сравнимое только с солнечным затмением в генетике. Люди больше не хотели говорить об этих вещах, генетика стала восприниматься как оружие дьявола.

Однако в моей преподавательской практике я столкнулся с тем, что сегодняшняя молодежь совершенно по-другому воспринимает генетику, потому что молодые живут уже в другую эру. У них есть Интернет, Fаcebook, Twitter. Их мышление не ограничено принадлежностью к одной стране или одной нации. Это люди планеты. Возможно, вскоре это будет иметь и политический эффект, потому что правительства окажутся перед необходимостью пересмотреть идею государственности с точки зрения новых реалий, к примеру – какую форму управления применить к этим новым людям?

Для новой эры генетика не разделяющий, а наоборот – объединяющий фактор. И послание сегодня заключается не в идее национальной гордости или спора нации с нацией. И когда мы смотрим на генетическую и лингвистическую карту мира, мы видим ясную картину распространения древнейших людей с Кавказа по всему миру. Некоторые могут сказать – это иллюзия, но я уверен в этой картине.

Это возможность поднять завесу над тайнами доисторического периода и осознать, что мы связаны гораздо более явными культурными и кровными узами, чем мы когда-либо могли себе представить.

Ф.Т.: Как возможно, что из доисторических времен сохранился маленький народ, когда исчезали целые цивилизации?

Дж. К.: Адыги оказались исторически и географически в позиции, где практически каждая империя, каждая орда прошла через них. Тысячелетиями они были вынуждены сражаться за выживание, за сохранение своей идентичности, языка и культуры.

Даже если посмотреть на язык их ближайших соседей – русских, там немало слов, которые пришли из черкесского. Например, «тамада» – от черкесского «тхамада», что означает старший или ведущий. Одинаковое значение имеют слово «узкий» и черкесское «уз». И таких слов множество. А это значит, что до момента, когда перед русской нацией встала необходимость создания национального государства, империи, между этими двумя народами были очень близкие, родственные связи. Имперская политика новой России обернулась огромной трагедией для черкесов, я уверен, это страшная трагедия также и для России. Особенно печально это в отношении черкесов (адыгов), так как они почти полностью были истреблены.

Ф.Т.: Как вы отметили, черкесов осталось очень мало. Означают ли эти новые открытия в генетике и лингвистике что-либо для черкесов, для того, как сложится будущее этого народа?

Дж.К.: Я надеюсь, что эти открытия изменят отношение больших народов к этому маленькому народу, надеюсь, что большие народы озаботятся сохранением адыгов, хотя бы из-за той роли, которую эти люди сыграли в генезисе и лингвистике мировых наций и в культуре. Пример сему – Прометей, прикованный к скале. Этот образ, без малейшего сомнения, пришел в древнегреческую мифологию из черкесских (абазо-адыгских) мифов. Если же говорить о более поздней истории, то в результате интенсивных торговых связей Венеции с Черкесией 1200 лет назад на северо-западе Италии возникли целые черкесские селения.

Или давайте рассмотрим термин «арии», принятый в индоевропейских исследованиях. Лингвистические исследования выявили его связь с самоназванием адыгов. Оригинальное название звучит, как «арийхэ». Этот термин в индоевропейских языках не имеет никакого смысла, но если мы обратимся к прото-западно-кавказскому (научное обозначение абазо-адыгских языков), то мы находим значение слова «арий» ¬– оно переводится просто «люди». Если у вас есть текст, и вы знаете, как его читать, то все становится очевидно. А речь идет о текстах, возраст которых исчисляется 6000-7000 лет.

Ф.Т.: Сейчас в отношениях черкесов и России происходят очень сложные процессы в связи с требованием черкесов признать события 19 века как геноцид и отказом российского государства рассматривать эти требования. Как вы думаете, есть ли для сторон цивилизованный выход из этой ситуации?

Дж.К.: Если посмотреть назад с позиции последних открытий, то обнаружится, что черкесы (адыги) и русские (славяне), говоря простым языком, – братья.

Конечно, приближающиеся Олимпийские игры-2014 в Сочи обострили чувства черкесов, их требования признать этническую чистку и геноцид, что еще больше осложнило их отношения с российским государством. Конечно, черкесский и русский народы могут пойти по негативному пути и говорить о двух разных историях и двух разных наследиях. Но у них есть и альтернативный путь – посмотреть на это, как на позитивную возможность.

Русские все-таки предоставили маленькой группе черкесов, оставшейся на Кавказе, возможность сохранить язык и культуру. Черкесы в диаспоре должны быть преданными гражданами стран, в которых они строят свою жизнь. Но при этом они теряют свою культуру. Россия могла бы помочь им сохранить культуру, конечно, при условии, что прозвучит официальное извинение за страшную трагедию этого народа.

С другой стороны, если посмотреть на черкесскую диаспору – в большинстве это очень успешные в политике и бизнесе, высокообразованные и богатые люди. Они могут помочь поступлению инвестиций на Кавказ. Они могут также помочь Москве решать с черкесами на Кавказе очень сложные вопросы управления и лояльности. Мне кажется, понимание и уступки – взаимная необходимость. И при наличии разумной политической воли этот процесс может привести к восстановлению старых связей и позволит двум народам войти в новую эру отношений, при которой русский народ не будет обременен подспудным чувством непрощенной вины, а черкесы – страхом исчезновения.

Другое развитие событий может привести к конфронтации и новой страшной трагедии. Я очень надеюсь, что здравый смысл и политическая воля направят процесс к поиску позитивных решений.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG