Линки доступности

Джон Байерли: «Работать для дальнейшего улучшения американо-российских отношений»

  • Инна Дубинская

Джон Байерли

Джон Байерли

В тот момент, когда в аэропорту Домодедово произошел взрыв, посол США в России Джон Байерли отвечал на вопросы «Голоса Америки» по линии прямой видеосвязи между Москвой и Вашингтоном. О трагедии посол узнал сразу, как только вышел из видеостудии. На следующий день после интервью он написал в своем блоге:

«Вчера в московском аэропорту Домодедово террористы совершили еще одно жестокое преступление против ни в чем не повинных людей. Вместе с президентом Бараком Обамой я выражаю искренние соболезнования родственникам и друзьям всех жертв этого террористического акта. Американцы полностью солидарны с народом России в эти скорбные дни. Нашим народам уже не раз пришлось пережить ужасы терроризма, и мы должны и будем вместе бороться против тех, кто во имя неких политических или идеологических целей сознательно убивает и калечит ни в чем не повинных людей. Россияне и американцы не раз стояли плечом к плечу перед лицом смертельной опасности и тяжелых испытаний, и сейчас мы – вместе с народом России».

Россия и США в мировой политике и не только

Инна Дубинская: Как «перезагрузка» в американо-российских отношениях отражается на вашей работе посла?

Джон Байерли: Во-первых, я хочу вас поблагодарить за возможность поговорить в эфире «Голоса Америки».

«Перезагрузка», конечно, создает определенную нагрузку для посла, но очень положительную, позитивную нагрузку – далеко не перегрузку. В основном приятно то, что наши отношения стали более продуктивными, более конструктивными за предыдущие два года, за тот период, который охватывает понятие «перезагрузки». Ведь теперь у нас в одной лишь двусторонней президентской комиссии более 16 рабочих групп. Это создает много работы, но это такая работа, которая дает нам возможность достичь большой результативности. К нам то и дело приезжают делегации из Вашингтона, Брюсселя, Женевы. Конечно, для посольства – а не только для посла – это создает огромную работу. Но, повторяю, для нас это очень приятно, потому что небезызвестная «перезагрузка» уже дает результаты.

Не только американцы, но и наши русские друзья видят, что наши отношения становятся более результативными и дают очень хороший позитив вообще. Самое главное – чтобы была хорошая база для наших отношений, чтобы не было политических колебаний и цикличности, которые ранее характеризовали наши отношения. Теперь, благодаря «перезагрузке», я думаю, мы можем говорить о том, что мы действительно создаем прочную базу, на которой можно еще выше строить наши отношения.

И.Д.: Ближайшие цели перезагрузки достигнуты – ратифицирован договор СНВ-3, подписано Соглашение 123 о сотрудничестве в области ядерной энергетики, Россия поддерживает миссию НАТО в Афганистане. Каковы будут дальнейшие шаги?

Д.Б.: Действительно, то о чем вы сказали, это продуктивные моменты, которые в 2010 году были нашей целью, нашей надеждой. Я думаю, в 2011 году мы будем продолжать линию, успешно начатую в прошлом году. На будущей неделе мы надеемся обменяться инструментами ратификации договора СНВ. Это начнет процесс имплементации данного договора, который будет довольно сложным, но очень важным.

В прошлом году мы также начали процесс поддержки вступления России в ВТО. В этом году один из приоритетов президента Обамы в сфере отношений с Россией – способствовать тому, чтобы вопрос о вступлении России в ВТО был решен окончательно. И, конечно, в этом году, по мере того как мы удаляемся от экономического кризиса, я надеюсь, мы сможем увеличить объем американских инвестиций в России и объем товарооборота между нашими странами. Потому что, если уж мы говорим о том, чтобы создать прочную базу для наших отношений, все понимают и согласны с тем, что эта база должна быть в основном экономическая.

И.Д.: Какова роль России в планах Вашингтона относительно Ирана?

Д.Б.: Россия до сих пор способствовала международному консенсусу, особенно консенсусу шести стран, которые ведут довольно интенсивную работу, чтобы убедить Иран отказаться от своих ядерных амбиций. Я думаю, что наш диалог и дискуссии с Россией и в одностороннем, и в многостороннем порядке внутри этой группы шести стран продуктивны как никогда раньше. Конечно, все зависит от того, будет ли иранское руководство отвечать на справедливые требования мирового сообщества о соблюдении международных обязательств Ирана. В этом мы, конечно, как и раньше, будем и впредь рассчитывать на поддержку со стороны Российской Федерации.

Фактор WikiLeaks в американо-российских отношениях

И.Д.: Каковы последствия публикации интернет-ресурсом WikiLeaks секретных депеш посольства США в России, касающихся работы дипломатов и их отношений с российскими партнерами?

Д.Б.: Феномен WikiLeaks – это серьезный удар по успешной дипломатии и по принципу конфиденциальности нашей работы. Это касается не только Соединенных Штатов. Этот удар, конечно, направлен и против наших партнеров, с которыми мы успешно работаем, успешно договариваемся, например, о том, чтобы заключить договор СНВ. Весь этот процесс рассчитан и построен на определенном понимании, что наши дискуссии будут оставаться конфиденциальными. Этому принципу был нанесен большой ущерб.

Я думаю, что в долгосрочном плане это все-таки не повредит нашей работе. Работа дипломатов – это работа многих столетий. Мы очень ценим то, как наши российские партнеры отреагировали на весь этот скандал и шумиху. Я думаю, они очень адекватно дали понять, что ни Россия, ни Америка не хотят повредить нашим отношениям. По-моему, министр иностранных дел Лавров сказал лучше всех – что надо судить по делам, а не по словам.

И.Д.: Как вы относитесь к теме «Вашингтонского обкома», который пытается развалить правительство России? Об этом писала на днях «Комсомольская правда», ссылаясь на WikiLeaks.

Д.Б.: «Вашингтонский обком» – это, конечно, очень смешное понятие для тех, кто понимает, что имеется в виду. Я не думаю, что руководство России воспринимает такие домыслы всерьез. Думаю, что в конце концов теперь, особенно после двух лет «перезагрузки», российские руководители, российское правительство, президентская администрация – все настроены на более продуктивный образ, все хотят оставить старые привычки «холодной войны», «игры с нулевой суммой» в прошлом.




СМИ, журналисты и социальные сети

И.Д.: Какие американские медиа, с вашей точки зрения, представляют события в России наиболее объективно и правдиво?

Д.Б.: Это очень интересный вопрос в связи с тем, что – ни для кого не секрет – американские СМИ переживают тяжелый период. Тираж наших самых крупных газет падает. Все меньше и меньше американцы смотрят вечерние новости, как было раньше, когда передачи вели Уолтер Кронкайт и Дэн Разер. И все-таки, мне кажется, что самые крупные газеты, такие как «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост», «Лос-Анджелес таймс», «Уолл-стрит джорнал», – речь ведь идет об очень профессиональных журналистах – стараются понять и проанализировать смутную картину – не всегда понятную, особенно американцам, – те сложные процессы, которые здесь происходят.

Мы уже более 20 лет говорим о том, что Россия находится в стадии переходного периода от старого к новому. Это движение вперед, конечно, идет, но не без нюансов, иногда непонятных для американцев. Я думаю, что американские газеты дают серьезному читателю возможность хотя бы более глубоко разобраться, что здесь творится.

И.Д.:
Как человеку, много лет прожившему в России, что вам лично нравится в Москве и в России в целом?

Д.Б.: Мы с женой – она тоже многие годы жила в России и занимается российскими программами – находимся здесь «в своей тарелке». Мы наслаждаемся возможностью общаться с людьми. У нас, слава Богу, есть возможность говорить – хотя русский язык для нас представляет сложности. У нас есть друзья, некоторые из них – уже более 25 лет. Мы ценим возможность не как посол и не как супруга посла, а просто как люди говорить о вещах, которые важны не только для высокой политики, но и для человеческого интеллекта, иногда обсуждать весомые вопросы, чтобы убедиться, что ни у кого из нас нет на них ответов – ни у американцев, ни у россиян.

И.Д.: Посольство США в России идет в ногу со временем и активно представлено в социальных сетях. Ваш блог очень популярен в России. О чем вы никогда не напишете в своем блоге?

Д.Б.: Я никогда в своем блоге не буду писать вещи, в которых не уверен. Я стараюсь быть объективным и более того – отражать свои мысли честно. Это очень сложно, потому что иногда работа дипломата заключается в том, чтобы быть сдержанным и не говорить всю правду.

И.Д.: О чем журналисты вас никогда не спрашивают, но вы хотели бы сказать?

Д.Б.: Я думаю, что давал столько интервью, что нет ни одного незатронутого вопроса! Просто остается лишний раз обратиться к вашим зрителям и слушателям с моими наилучшими пожеланиями в новом году – личного счастья и особенно крепкого здоровья им и их близким.

И.Д.: Спасибо, господин посол. Мы тоже желаем вам всего наилучшего. Позвольте в заключение спросить, каковы планы посольства на 2011 год?

Д.Б.: Работать изо всех сил для дальнейшего улучшения американо-российских отношений. У нас нет более высокой задачи, чем реализовать политику администрации [США]. Эта политика теперь настроена на улучшение наших отношений на благо народов и Америки, и России.

И.Д.: Не могли бы вы привести несколько конкретных примеров?

Д.Б.: Конкретно – мы ожидаем много делегаций в этом году. В этом году мы надеемся встретить очень высокую делегацию американского правительства. Конечно, для любого посольства нет более важной работы, чем организовать такой самый высокий визит «на пятерку». Так мы и планируем поступить.

И.Д.: Еще раз большое спасибо, что вы нашли время для разговора с «Голосом Америки».

Д.Б.: Спасибо вам.

XS
SM
MD
LG