Линки доступности

Свидетели Иеговы подают иск в Европейский суд

  • Василий Львов

Свидетели Иеговы подали иск в Европейский суд по правам человека. Они намерены обжаловать декабрьский приговор Верховного суда РФ, который поддержал решение Ростовского областного суда, запретившего организацию «Таганрог» – отделение Свидетелей Иеговы в Ростовской области.

«Голос Америки» ранее уже сообщал о ликвидации этой религиозной организации. Напомним, что, по словам официального представителя прокуратуры Ростовской области Натальи Ахреевой, суть обвинений – в следующем: в течение почти 11 лет «Таганрог» призывал к отказу от определенных видов медицинской помощи и от службы в армии. Иеговисты также обвинялись в том, что разжигают ненависть по отношению к другим религиям и распространяют экстремистскую литературу. Экстремистскими признаны, в частности, выпуски всемирно известных журналов «Сторожевая башня» и «Пробудитесь!».

Например, судебный эксперт – психолог С. С. Шипшина в «Заключении экспертов по комиссионной комплексной судебной экспертизе» от 15 июля 2009 года назвал экстремистскими следующие слова из Библии для детей, выпущенной Свидетелями Иеговы: «Пилат выводит Иисуса к толпе и говорит: “Смотрите! Вот ваш царь!”. Но священники кричат: “Долой его! Долой! Убей!”». Вывод Шипшина: «Священнослужители описываются как лицемерные, корыстные, жестокие, виновные в пролитии крови, лживые, распространяющие языческие представления и отправляющие неверные, языческие обряды».

Правоведы отмечают, что слова Шипшина «неверные, языческие обряды» вполне могут послужить предлогом для ответного обвинения в экстремизме, ведь их можно расценивать как разжигание межконфессиональной розни.

Эксперт Института прав человека Лев Левинсон считает, что для всех религий, особенно авраамических, «это устойчивая установка – признание своих конфессий истинными, а других – заблуждающимися, и это нормально». По мнению Льва Левинсона, Ростовский областной, а за ним и Верховный суд нарушили ряд статей Европейской конвенции. Левинсон сослался на следующие статьи «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод»: 6-ую, 8-ую, 9-ую, 10-ую, 11-ую и 14-ую.

Проблема расплывчатости известной 282-й статьи УК об экстремизме является здесь одной из центральных, по мнению правозащитников, отстаивающих право иеговистов на свободу вероисповедания и совести.

Позицию правозащитников по этому вопросу разъяснил на пресс-конференции в Независимом пресс-центре в Москве Сергей Кривенко, координатор общественной инициативы «Гражданин и армия» и член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Кривенко сказал: «Я хочу напомнить о заявлении, о не допустимости преследования Свидетелей Иеговы в России, которое в конце января приняли правозащитные организации, входящие в международную сеть “Общество и армия”. К этому заявлению присоединились еще другие правозащитные организации». «Среди подписавших, по–моему, нет ни одного свидетеля Иеговы», – подчеркнул он. «Одним из подписантов было общество “Мемориал”, которое занимается правами репрессированных», – добавил правозащитник.

Слово «репрессированные» не метафора. В 60–е гг. в Советском Союзе имели место репрессии против Свидетелей Иеговы, а в начале 90–х иеговисты получили удостоверения о реабилитации.

В своем выступлении Кривенко ответил на одно из обвинений Ростовского суда, связанное с тем, что иеговисты отказываются служить в армии. Кривенко напомнил о выборе, который стоит перед призывником – между армией и альтернативной службой. Кривенко отметил, что иеговисты внесли значительный вклад в развитие института альтернативной гражданской службы, а ведь этот закон, действующий с 2004 года, «постоянно критиковали за его дискриминационный характер». Сейчас, однако, его «наиболее жесткие положения постепенно смягчаются», сказал правозащитник. «Именно Свидетели Иеговы вытянули институт альтернативной гражданской службы в Российской Федерации, потому что в первые годы, когда форма этого закона была самой суровой и репрессивной, именно 80–90% тех, кто открыто шел на гражданскую альтернативную службу, были Свидетели Иеговы», – отметил он.

«Недопустимо, что в решении по таганрогскому делу есть ссылка на то, что члены организации принуждали ребят, проходящих альтернативную службу, отказываться от исполнения гражданских обязанностей, – продолжил Кривенко. – Это неправда. Действительно, многие граждане, проходящие альтернативную службу, в том числе относящиеся к Свидетелям Иеговы, отказываются проходить службу в тех местах, куда их направляют. Но это всегда происходит из-за того, что те места, куда их направляют, не соответствуют федеральному закону, либо им предлагается заработная плата настолько ниже прожиточного минимума, который и так очень маленький, что стоит вопрос о физическом выживании, либо они направляются на места, связанные с военным производством. Только на этом основании всегда происходили отказы».

Еще одно обвинение было связано с отказом иеговистов от некоторых видов медицинской помощи. Как известно, Свидетели Иеговы отказываются от переливания крови. В противном случае они должны быть «лишены общения», то есть отлучены. Не секрет, что такая позиция приводила в ряде случаев к смертям, которые можно было бы избежать. И если в случае со взрослыми людьми вопрос не столь однозначен, то в отношении детей он достигает своего накала. Вместе с тем «бруклинские старцы» (в Бруклине, в Нью–Йорке, расположена штаб–квартира Свидетелей Иеговы) заявляли, что член организации может согласиться на переливание крови без «лишения общения», если от этого зависит жизнь человека. Соответствующие письма были разосланы во все страны, где есть свидетели Иеговы. Следуют ли этому в России? На вопрос Русской службы «Голоса Америки» ответил Василий Калин, председатель «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России».

«Да, люди умирают… – сказал он. – Но не было, ни одной смерти по причине того, что человек отказался от переливания крови, потому что отказ от переливания крови – это неотъемлемое право пациент. Наши инструкции есть в Библии. Никакие старцы на протяжении двух тысяч лет со дней Иисуса не отменили, не отменят и не будут отменять (эти инструкции – В. Л.)». «Что такое лишение общения? – продолжил Калин. – Человек просто не стал свидетелем Иеговы. Если он стал жуликом, стал аморально вести себя, или стал убийцей, или нарушил библейские принципы – все – “я не свидетель Иеговы. Я ушел”».

Более сдержанный ответ дал Алексей Назарычев, представитель «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России». Он указал на то, что благодаря Свидетелям Иеговы, прежде всего в Соединенных Штатах, активно развивается «бескровная медицина», которая во многих случаях заменяет собой привычные методы лечения. Впрочем, понятно, что на данный момент это не всегда заменяет традиционный подход, тем более в России. По сути, проблема переливания крови – извечный вопрос о соотношении негативных свобод и патерналистской функции государства.

Но суть обвинений, как отметил Сергей Кривенко, иная – она связана с обвинениями именно в экстремистской деятельности «Таганрога», и дело здесь не в догматах иеговистах, как бы к ним ни относились.

Уместно привести еще один аргумент судебных экспертов против «Таганрога». В журнале «Пробудитесь!» была приведена цитата из Льва Толстого, направленная против Русской православной церкви. Логично в таком случае поставить вопрос о том, чтобы запретить ряд статей русского классика как экстремистские, заключает Кривенко.

Помимо законных методов борьбы со Свидетелями Иеговы, сообщил Алексей Назарычев, в некоторых регионах страны существуют и незаконные: «Одного нашего соверующего Гончарова Андрея вызывают в органы внутренних дел, но с ним беседует, как выясняется, представитель Центра по борьбе с экстремизмом. Он предлагает ему сотрудничество с целью получить необходимую литературу и потом популярно объясняет, что с ним будет, если он откажется сотрудничать. Он рисует такую диаграмму. Отдел по борьбе с экстремизмом может, оказывается, действовать правовыми средствами и неправовыми. К правовым мерам относится уголовная ответственность, гражданско–правовая, административная. К неправовым мерам воздействия относится наркоконтроль, УВД и для особо непонятливых – уголовники».

«Конечно, это произвол, правовой беспредел. Мы надеемся, что обращение в Европейский суд и помощь правозащитных организаций поможет нам уйти от этого беспредела», – заключил Назарычев.

Остается ждать решения Европейского суда. Лев Левинсон сослался на решения ЕСПЧ в пользу Саентологической церкви, Армии спасения в России. По его мнению, решение Европейского суда, конечно, «не будет очень скорым». Впрочем, Левинсон добавил: «Процедуры уже ускоряются, это уже не 4 года подряд. По моим подсчетам, в середине следующего года можно ожидать решение Европейского суда».

XS
SM
MD
LG