Линки доступности

Премьер-министр Японии поднял на переговорах с президентом России вопросы о мирном договоре и о «Северных территориях»

МОСКВА — Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, приехав 6 мая в Сочи с рабочим визитом к президенту России Владимиру Путину, стал первым из руководителей стран-членов «Большой семерки», встретившимся с российским лидером в этом году. Саммит G7 пройдет в этом году именно в Японии, но Россия на него не приглашена — формат «Большой восьмерки» перестал существовать после аннексии Крыма Россией в марте 2014 года.

Во время протокольного начала встречи Абэ и Путина японский премьер обратился к президенту России подчеркнуто дружественно: «Сегодня я хотел бы провести откровенный обмен мнениями с Владимиром о задачах не только двусторонней политики, в том числе и вопрос достижения мирного договора, не дипломатию и экономику, но и о задачах международных, стоящих перед нами и всем миром».

Абэ, вспоминая свою встречу с Путиным в Сочи два года назад, а также другие их разговоры, выбрал такую форму обращения, чтобы его намерение провести дружеский разговор было абсолютно ясным: «Вспоминая Сочи, я с нетерпением ждал сегодняшней, первой после ноября прошлого года, встречи с Владимиром. Я очень рад встретиться с тобой сегодня» (именно так перевел фразу японского гостя переводчик).

Владимир Путин встретил Синдзо Абэ более чем радушно, но от обращения по имени и на «ты» со своей стороны воздержался. Приветствуя премьера Японии, он сказал: «Рассматриваем ваш визит, уважаемый господин премьер-министр, именно как возможность вместе поработать над всеми вопросами, которые представляют взаимный интерес... Мы должны уделить особое внимание строительству наших отношений, поддержанию их на высоком уровне».

Особые отношения?

Японская и западная пресса отмечает, что приезд Синдзо Абэ с рабочим визитом в Сочи выбивается из общего подхода стран «Большой семерки» к контактам с Владимиром Путиным. Японское агентство новостей Киодо Цусин еще в конце февраля сообщало о том, что премьер Японии отклонил просьбу президента США Барака Обамы не ездить с визитом в Россию.

По мнению многих обозревателей, Токио, проявляя более мягкий, чем остальные страны «семерки», подход к Москве, старается добиться прогресса в заключении с Россией «мирного договора» – базового документа о взаимоотношениях двух стран. Препятствием к заключению этого акта является территориальный спор, длящийся между Москвой и Токио со времени окончания Второй мировой войны: южные острова Курильской гряды, занятые СССР в ходе войны, Япония считает своими «Северными территориями» и требует их возвращения, но Россия заявляет, что ее суверенитет над островами обсуждению не подлежит.

Взаимные приглашения и «новый подход»

По окончании встречи Путина и Абэ премьер-министр Японии сообщил японским журналистам, что Москва и Токио «будут вести переговоры с новым подходом, не ограниченным старыми идеями». «Нам удалось найти возможный путь для достижения прорыва, который позволит преодолеть зашедший в тупик процесс, связанный с мирным договором. Мы договорились решить эту проблему, вдвоем сконструировав отношения между Японией и Россией, ориентированные на будущее» - рассказал глава кабинета министров Японии, не пояснив, в чем заключается «новый подход», от каких «старых идей» решено отказаться, и каким именно способом будет достигнут прорыв.

Японская пресса со ссылкой на официальные источники сообщает, что из более чем трех часов общения двух лидеров было около получаса, когда они разговаривали тет-а-тет, лишь в присутствии переводчиков.

В ходе переговоров Синдзо Абэ предложил Владимиру Путину план сотрудничества, который затрагивает восемь секторов. Позже в интервью агентству «Интерфакс» официальный представитель МИД Японии Ясухиса Кавамура описал эти проекты: «Премьер Абэ предложил 8 новых программ для российской экономики и российских граждан: 1) медицинские услуги 2) малая и средняя промышленность 3) нефть, газ и энергетика 4) развитие промышленности 5) экспортные отрасли на Дальнем Востоке 6) ядерная энергия, высокие технологии 7) планирование городов 8) взаимные гуманитарные обмены. Это конкретные программы, предложенные премьер-министром. Президент Путин назвал эти предложения прекрасными и сказал, что хотел бы сотрудничать с японской стороной, чтобы японцы реализовали эти программы путем создания усилиями двух стран эффективной рабочей силы».

Также по окончании разговора было сообщено, что японский премьер подтвердил приглашение президенту России посетить Японию с официальным визитом, а Путин пригласил Абэ на экономический форум во Владивосток осенью этого года. Известно, что в этом году два лидера встретятся еще, как минимум, трижды: в июле на полях саммита форума «Азия-Европа» в Монголии, в сентябре на саммите G20 в Китае и на саммите АТЭС в ноябре в Перу.

Василий Головнин: Абэ и Путину нужно было обозначить продолжение разговора

Шеф бюро российского агентства ТАСС в Токио, японовед Василий Головнин в интервью Русской службе «Голоса Америки» обратил внимание на то, что в официальных кругах Японии и медиа этой страны спустя сутки после слов Синдзо Абэ о «новом подходе» нет никакой эйфории: «Если говорить об оценке визита Абэ и его переговоров в Сочи, то в Японии они достаточно скептические. Даже вполне консервативные журналисты, которые всегда хорошо относятся к властям, считают, что то, что он предложил план экономического сотрудничества из 8 пунктов, вряд ли поможет обеспечить колоссальный, резкий сдвиг в позиции России по Южным Курилам».

Василий Головнин поясняет, что для самого Синдзо Абэ проблема «Северных территорий» – во многом вопрос личного престижа: «Премьера Абэ очень интересует территориальный вопрос, потому что он считает его решение своим предвыборным обещанием. Он говорил, когда победил на выборах в 2012 году, что за время своего пребывания у власти добьется крупного продвижения вперед по этой теме. Эта тема — еще и его семейная, потому что ею занимался достаточно активно его отец (Синтаро Абэ, бывший министр иностранных дел Японии в начале 80-х годов прошлого века — Д.Г.). А сам Синдзо Абэ – человек с самурайскими взглядами на верность наследию и заветам отцов, поэтому он будет бороться».

Эксперт напоминает, что недавно со стороны Владимира Путина прозвучал сигнал, который мог вдохновить Синдзо Абэ на попытку прорыва в отношениях: «Президент России произнес вдруг слово «компромисс» после «прямой линии» (комментируя проблему заключения мирного договора с Японией — Д.Г.). Это слово, уже забытое в российско-японских отношениях, опять было произнесено. Естественно, японский премьер хотел бы, по крайней мере, закрепить тенденцию к обсуждению этих вещей».

Выражения «новый подход» и отказ от «старых идей», по мнению Василия Головнина, являются просто удобными словесными ходами для того, чтобы скрыть продолжающееся отсутствие взаимоприемлемого решения: «Эта формула, как и все предыдущие, дает возможность для интерпретаций, ее можно использовать как для продолжения переговоров, так и для того, чтобы в необходимый для той или другой стороны момент их остановить. Но о том, что договоренности и сближения нет, говорит один простой факт – то, что по итогам переговоров в Сочи так и не были названы сроки официального визита президента России в Японию».

Георгий Кунадзе: для Синдзо Абэ это был рискованный маневр

Бывший заместитель министра иностранных дел России Георгий Кунадзе, в 90-х годах прошлого века курировавший отношения с Японией, недоумевает по поводу того, как Синдзо Абэ мог пойти на довольно рискованные заявления о возможном прорыве в решении старой проблемы: «Я бы сказал, что две стороны здесь были в неравном положении. Путин ничем не рисковал, а вот Абэ рисковал многим. Японскому премьеру придется давать отчет своим коллегам о том, что и как он сделал в Сочи, и придется очень скоро. Если речь идет о какой-то комбинации с относительной долей блефа, то для чего этот блеф нужен премьер-министру Японии? Я представить себе не могу. Потому что рано или поздно он раскроется, и это может быть концом его карьеры».

При этом Владимир Путин, по мнению дипломата, от встречи с Абэ только выиграл: «Для чего эта встреча была нужна Путину, я могу представить хорошо, потому что так или иначе в условиях международной изоляции то, что произошло сейчас в Сочи, для Путина было прорывом. А если выяснится, что это блеф, ну, собственно, Путину за это ничего не будет».

Георгий Кунадзе не считает поворотным в отношениях США и Японии то, что Синдзо Абэ не внял якобы имевшей место просьбе из Вашингтона не ездить на переговоры с Путиным: «Что касается того, что он не внял советам Обамы — ну, все же понимают, что президент США уходит, все понимают, что будет новый президент, и начнется новая страница в отношениях с Америкой, причем у всех».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG