Линки доступности

Япония: «второй Чернобыль» невозможен


Эвакуация пострадавших в результате аварии на АЭС «Фукусима-чи»

Эвакуация пострадавших в результате аварии на АЭС «Фукусима-чи»

Украинские атомщики считают, что Японии удастся избежать ядерной техногенной катастрофы

Японии не угрожает «новый Чернобыль». Об этом в понедельник 14 марта корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» в Киеве заявили некоторые эксперты в области атомной энергетики. Несмотря на тревожные сообщения, поступающие едва ли не ежеминутно из пострадавшей от землетрясения и цунами страны, украинские эксперты с незначительной долей вероятности прогнозируют возможность мощных ядерных взрывов на поврежденных японских реакторах.

По сообщению Русской службы «Голоса Америки», повреждения получили четыре японские АЭС, однако самая серьезная авария имела место на электростанции «Фукусима-Дайчи», где в субботу произошел взрыв на одном реакторе, а в понедельник – на другом. Трем реакторам угрожает перегрев, а радиоактивные пары уже попали в атмосферу. 14 марта из строя вышел третий по счету реактор. Вероятность третьего взрыва на АЭС увеличивается тем, что оголены топливные стержни реактора.

Такой разный мирный атом

Один из тех, кто побывал в эпицентре ядерного взрыва почти двадцать пять лет назад, сегодня с уверенностью смотрит в будущее после землетрясения и цунами на японских островах. Анатолий Грыцак говорит, что система защиты японских атомных станций принципиально отличается от украинских – и в этом спасение для страны и всего человечества.

«Второй Чернобыль» абсолютно исключен, – говорит Анатолий Грыцак, который в 1986 году в момент взрыва четвертого энергоблока Чернобыльской атомной станции находился в операторской первого атомного реактора ЧАЭС. – Совершенно этого не повторится, потому что в Японии применяются реакторы другого типа. Это самое главное».

Инженер Анатолий Грыцак рассказывает о нескольких типах реакторов, применимых в атомной промышленности. По его словам, японские корпусные реакторы – одни из самых защищенных в мире. «Это значит, что активная зона всех ядерных процессов находится в защищенном корпусе. Плюс еще над реактором строят контейнмент (защитную оболочку – Т.Б.). Все без исключения реакторные отделения, узлы находятся под железобетонным колпаком. Он должен выдерживать определенное давление и удары. А у канальных реакторов РМБК-1000, которые были на Чернобыльской атомной, никакого защитного корпуса не было», – отмечает Грыцак. По его словам, сегодняшнюю ситуацию на японских станциях можно в некотором роде сравнить с той, которая была в Соединенных Штатах на АЭС «Три-Майл Айленд» в 1979 году.

«Тогда там расплавилась активная зона корпусного реактора. Ну и что? Все выбросы остались под колпаком, и в течение нескольких лет последствия аварии были ликвидированы. В Соединенных Штатах в момент инцидента было принято решение не отселять людей. Был экономический ущерб. Аналогичная ситуация сегодня в Японии», – подчеркивает Анатолий Грыцак.

Мир в руках «заложников»

Его коллега – эксперт по атомной безопасности Владимир Устенко, ликвидатор чернобыльской катастрофы, говорит, что будущее мирного атома в Японии сегодня почти всецело зависит от тех, кто в эти минуты работает на поврежденных атомных станциях.

«Такого масштабного загрязнения, как в Чернобыле, не будет. Будет совершена локализация радиационного загрязнения. Остается только молиться, чтобы не произошло ничего худшего со всеми одиннадцатью блоками, которые более или менее находятся в аварийном или предаварийном состоянии», – утверждает Владимир Устенко.

Он без иронии называет персонал японских станций «заложниками». О такой миссии – быть звеном между мирным атомом и человечеством, Владимир Устенко знает не понаслышке. В 1986 году он работал на крыше и в разрушенном здании четвертого энергоблока Чернобыльской атомной станции.

«Я думаю, на будущее, Япония – это не мы, она извлечет урок из происходящего сейчас. Но то, что там делают на станциях, чтобы предотвратить катастрофу – это абсолютно правильно. А персонал… им деваться некуда. Им нужно спасать станцию, даже ценой собственной жизни», – отмечает Владимир Устенко.

Он рассказывает об устройстве японских атомных энергоблоков. И так же, как и Анатолий Грыцак, отмечает хорошую их защищенность: «Там есть три барьера защиты. Первый – защитная оболочка тепловыделяющего элемента, второй – защитная оболочка самого реактора, и третий – это контейнмент, которым накрыт весь реактор и машинный зал. В настоящий момент могу предположить, что контейнмент над реакторами в Фукусиме разрушен».

Двадцать пять лет. Без изменений?

Вместе с тем один из лидеров международной общественной организации «Центр Припять.ком» Александр Сирота указывает на отсутствие доступной официальной информации о том, что происходит сегодня на ядерных объектах Японии.

«Кажется, что существует некий гриф секретности, таинственности, а показать, что там все нормально, что в реакторе оболочка целая, почему-то никто не может или специально не хочет. Информация, извините, цедится в час по чайной ложке, хотя в отличие от 1986 года, у нас есть и Интернет, и веб-камеры. Нет необходимости забираться в сам реактор, существует достаточно технических средств, чтобы показать миру реальное состояние дел», – утверждает Александр Сирота.

Он подчеркивает, что «ошибки Чернобыля» не помогли атомщикам стать более открытыми к обществу: важную информацию о состоянии дел на разрушенных реакторах все также приходится черпать из предположений или догадок СМИ.

На момент подготовки этого материала было известно, что из опасной зоны вокруг АЭС «Фукусима-чи» были эвакуированы более двухсот тысяч человек. Смотрите видео:

Другие материалы о положении в Японии читайте в рубрике «Землетрясение в Японии»

XS
SM
MD
LG