Линки доступности

Лидеры мировых держав участвуют в симуляции ядерного инцидента

Трагедии часто застают лидеров врасплох. Некоторые сценарии трудно предугадать, при том, что мало кому из политиков хотелось бы импровизировать, когда потенциально речь идет о катастрофе в мировых масштабах. Но именно это и предложили представителям 53 стран организаторы третьего Саммита по ядерной безопасности, прошедшего в начале недели в Гааге, устроив для них симуляцию ядерного теракта и попросив ответить (без подготовки) на то, какие решения они приняли бы в подобной ситуации.

Большую часть внимания приковала встреча «семерки», посвященная кризису в Украине, прошедшая на полях этого саммита. Однако, судя по свидетельствам участников этой закрытой для прессы сессии, некоторые лидеры испытывали не меньший дискомфорт по поводу участия в гипотетическом ядерном кризисе. Канцлер Германии Ангела Меркель была не в восторге от этой идеи, в то время как президенту Обаме она очень понравилась. Впрочем, эксперимент удался, судя по тому, что симуляция завершилась оживленным обсуждением наиболее эффективной реакции отдельных стран и международного сообщества на гипотетический акт ядерного терроризма.

Тема эта вызывает неоднозначные реакции: скептики считают риск надуманным, реалисты предупреждают, что обсуждение лишь 15% проблемы (саммит посвящен лишь мерам по обеспечению физической безопасности радиоактивных материалов, предназначенных для гражданской эксплуатации, не касаясь ядерного оружия) является попыткой искусственно разграничить угрозу. При этом некоторые лидеры стран, принимавшие участие в саммите, высказали мнение, что они считают угрозу реальной и даже удивляются, что подобного теракта не произошло до сих пор.

Достать радиоактивное вещество – самая сложная часть на пути к созданию бомбы. При этом для бомбы требуется не так много материала: около 16 килограммов высокообогащенного урана, или около 8 килограммов плутония. Между тем, в мире существуют 1300-1900 тонн высокообогащенного урана, и 474-525 тонн плутония, рассредоточенных по сотням объектов на территории 25 стран. Для создания грязной бомбы (и всеобщей паники по ее применению) годятся и радиоактивные источники, которые используются в медицине и ряде других отраслей и хранятся в местах, охрана которых зачастую оставляет желать лучшего.

Универсальных (и обязывающих) стандартов по обеспечению ядерной безопасности пока не существует (каждая страна реализует их добровольно, и многое зависит от готовности представителей частной индустрии к сотрудничеству в этой сфере). Так чего добились на этот раз на Саммите по ядерной безопасности?

«Четыре года назад, я организовал в Вашингтоне первый Саммит по ядерной безопасности, потому что я считал, что нам требуются серьезные и продолжительные усилия по борьбе с одной из самых больших угроз мировой безопасности – ядерным терроризмом, – заявил на заключительной пресс-конференции президент США Барак Обама. – Речь не шла о пустых обещаниях, но об осязаемых и конкретных мерах по обеспечению физической безопасности дополнительного количества радиоактивных материалов с тем, чтобы они никогда не попали в руки террористов».

Начиная с 2009 года, 12 стран, включая Бельгию и Италию, полностью избавились от высокообогащенного урана и плутония. Япония объявила о соглашении с США об уничтожении сотен килограммов веществ, пригодных для изготовления десятков ядерных бомб, из одного из экспериментальных реакторов. Десятки других стран приняли обязательства по улучшению мер ядерной безопасности – от перевода реакторов на низкообогащенный уран, до разработки техник ядерной криминалистики, чтобы в случае теракта можно было отследить источник веществ, из которых была сделана бомба.

35 стран-участниц Саммита по ядерной безопасности подписали соглашение по ужесточению международных директив по ядерной безопасности, дав обещание закрепить их в рамках национального законодательства. Эта инициатива, которую выдвинули Нидерланды, США и Южная Корея, также предусматривает, что государства-участники сделают свои внутренние процедуры по обеспечению ядерной безопасности открытыми для независимой международной оценки.

США, заявил Обама, будут продолжать выполнять свои обязательства: разрабатывать более строгие директивы по укреплению кибербезопасности на ядерных объектах, производить изотопы для медицинского использования – не прибегая к помощи высокообогащенного урана. Обама пообещал также продолжать установку оборудования, предназначенного для обнаружения контрабанды радиоактивных материалов. Многие страны заявили о создании команд специалистов по борьбе с контрабандой радиоактивных материалов.

«Мы наблюдаем фундаментальный сдвиг в отношении к ядерной безопасности», – подытожил Обама. – Однако нас ждет еще много работы по реализации амбициозных задач, которые были заявлены четыре года назад: полностью обезопасить все ядерные и радиационные материалы как для гражданской, так и для военной эксплуатации, чтобы они больше не представляли риска для граждан наших стран. Я верю в то, что это необходимо для безопасности всего мира».

Обама отметил также, что если бы в рамках первого саммита, прошедшего в Вашингтоне в 2010 году, Украина не взяла на себя обязательство избавиться от запасов высокообогащенного урана, то «в сегодняшней тяжелой ситуации в Украине был бы еще один повод для беспокойства».

Следующий, возможно, последний саммит по ядерной безопасности пройдет в 2016-м году в Чикаго. Его повестка дня вызывает сегодня много вопросов, в немалой степени из-за кризиса в Украине: на протяжении многих лет, США и Россия лидировали в области обеспечения ядерной безопасности.

Майлс Помпер, эксперт независимого Центра исследований проблем нераспространения, считает, что Россия больше, чем любая другая страна, должна быть заинтересована в подобном сотрудничестве.
Кеннет Брилл, бывший посол США в МАГАТЭ, напоминает, что угроза реальна, поскольку несколько террористических группировок в разных странах уже предпринимали попытки совершить теракт в непосредственной близости от ядерных объектов (Пакистан), или создать «грязную бомбу» (Россия).
Аня Лукьянова, научный сотрудник Фонда Стэнли, говорит, что ей лично жаль, что Россия, при том, какую роль она сыграла в укреплении режима ядерной безопасности, не присоединилась на этом саммите к инициативе США, Нидерландов и Южной Кореи.

Иран и Северная Корея не были приглашены в Гаагу, и сам саммит был объявлен аполитическим, однако, по мнению министра разведки и стратегии Израиля Юваля Штайница, возглавлявшего израильскую делегацию, невозможно обсуждать эту тему, не выделяя «слабые звенья» в цепи ядерной безопасности.

«Мы очень обеспокоены, – сказал он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – Тот факт, что этого до сих пор не произошло, не означает, что этого не произойдет. И это то, что так важно на этом саммите, что представители 53 стран обсуждают ядерный терроризм до катастрофы, а не после. Когда страны-изгои вроде Северной Кореи и Ирана разрабатывают ядерное оружие, это увеличивает возможность того, что в будущем нам придется столкнуться с ядерным терроризмом. Если Иран пытается провезти контрабандой на корабле 40 баллистических ракет террористам в Газе – мы пресекли эту попытку – это означает, что у них нет никаких границ. И это еще одна причина, по которой так важно предотвратить ядерное вооружение Ирана и вынудить Иран отказаться от их объекта по обогащению урана. Не только потому, что Иран очень опасен сам по себе, но также потому, что раньше или позже, есть шанс сотрудничества Ирана с террористами – они уже поставляют им смертельное оружие».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG