Линки доступности

Аналитики: для решения финансовых проблем страны необходимо устранить эти противоречия

Италия – одна из стран Европы, где экономический «водораздел» видим и осязаем наиболее остро: север страны с Миланом и Турином – производитель львиной доли ВВП, а юг Италии (довольно часто в представлении аутсайдеров) – земля сиест и организованной преступности. Однако, как отмечают некоторые аналитики, юг страны полон еще неразработанных ресурсов, которые могли вы «вытянуть» всю итальянскую экономику.

На фабрике шин «Пирелли» в Милане, где побывал корреспондент «Голоса Америки», можно увидеть, как лазер вырезает рисунок протектора уже готового к тестам. Это – футуристическое видение итальянской промышленности. «Пирелли» только что объявил хорошие новости: рост прибыли компании за последние девять месяцев увеличился почти вполовину по сравнению с аналогичным периодом в 2010 году.

Генеральный директор «Пирелли» Марко Тронкетти Провера гордится 140-летним опытом компании. Тем не менее, отмечает он, источник прибыли лежит за пределами Италии.

«Мы успешная мировая компания, ее сердце и мозг здесь - в Италии. Но более 90% нашей продукции и производства находятся в других частях света. Европа начинает “тормозить”, и это факт», – говорит Провера.

Милан – родной дом для марок Gucci, Versace, Prada и многих других известных брендов. Торговая группа Altagamma, занимающаяся продвижением предметов роскоши и высокой моды прогнозирует, что только в Азии продажи в следующем году вырастут на 16,5%. Весь этот экономический «блеск» словно опровергает силу экономического кризиса в Италии.

Марко Тронкетти Провера так комментирует этот феномен: «Наша бюрократия, наша юридическая система весьма запутаны. И нам необходимо обновить эти устаревшие системы».

В семистах километрах от Милана – Неаполь. ВВП юга Италии составляет чуть более половины ВВП севера страны.

По мнению аналитиков, южный регион Италии страдает от десятилетий недостаточных инвестиций, несмотря на то, что Фонд развития Европейского Союза «накачал» в него миллиарды евро.

Джампьеро Галло, профессор экономики в университете Флоренции, считает, что дисбаланс отвлекает внимание от главного: «Некоторая поляризация между севером и югом дала северу своего рода подтверждение того, что вина за неудачи лежит на ком-то еще».

Сальваторе Миеле работает в семейном бизнесе морских перевозок во всей Италии и миру – «Vincenzo Miele Transport».

«Сравнивая с остальной страной, бюрократия у нас на юге создает задержки во всем и препятствует росту, – жалуется он. – Юг игнорируется политиками и правящей элитой. Поэтому нам и приходится двигаться в более медленном ритме».

Репутация юга Италии также омрачает организованная преступность. Миеле говорит, что ему повезло – его это не затронуло.

«Если мы дадим молодежи будущее, преступность снизится… Потенциал южной Италии огромен, у нас отличные человеческие ресурсы, молодежь… Мы должны помочь ей – дать возможность работы, чтобы она могла строить свое будущее», – считает он.

Неаполь и Милан… Два города и две стороны итальянской экономики. Аналитики говорят, что если Италия хочет вернуться к росту и выйти из долгового кризиса, пропасть между севером и югом должна быть уничтожена.

XS
SM
MD
LG