Линки доступности

Ливия: Разлом в тандеме, или две стороны одной монеты


Президент РФ Дмитрий Медведев (справа) и премьер-министр РФ Владимир Путин. Сочи. Россия. 18 февраля 2011 года

Президент РФ Дмитрий Медведев (справа) и премьер-министр РФ Владимир Путин. Сочи. Россия. 18 февраля 2011 года

Президент и премьер-министр России высказали противоположные точки зрения по Ливии

Русскоязычные СМИ весьма оживленно отреагировали на противоречивые заявления российского руководства по поводу резолюции ООН 1973, разрешающей бомбардировку проправительственных военных целей в охваченной гражданской войной Ливии.

«Тандем дает трещину?», «Раскол тандема» – гласили названия статей в российской прессе.

Поводом для таких сенсационных заголовков стала оценка Владимиром Путиным вмешательства международной коалиции во внутреннюю ситуацию в Ливии и последовавшее за этой оценкой заявление Дмитрия Медведева.

Дело в том, что российский премьер назвал резолюцию ООН по Ливии «неполноценной и ущербной», напоминающей «средневековый призыв к крестовому походу».

«Колоритный политик – колоритное замечание», – отметили бы в такой ситуации обозреватели, не сделай Дмитрий Медведев несколькими часами позже кардинально противоположное заявление.

Президент России призвал быть осторожными в оценках ситуации и назвал недопустимым и неприемлемым использование выражений типа «крестовый поход», которые, по его мнению, «по сути, ведут к столкновению цивилизаций», передает РИА «Новости».

Говоря о тексте самого документа, глава государства подчеркнул: «Эта резолюция в целом отражает наше понимание ситуации в Ливии, поэтому мы и не воспользовались правом вето», – отметил Медведев, добавив, что позиция России во время голосования может быть расценена как «квалифицированный отказ от ветирования».

Однако насколько серьезны противоречия внутри тандема на самом деле?

«Разногласия между Путиным и Медведевым касаются скорее правомочности вмешательства во внутренние дела отдельной страны посредством бомбардировок, – считает депутат Госдумы РФ, директор Института стран СНГ Константин Затулин. – Хочу заметить, что упоминания о самих бомбардировках в резолюции ООН нет. Поэтому те меры, которые были предприняты рядом стран-членов НАТО, являются злоупотреблением этой резолюцией».

Затулин полагает, что разночтение позиций Дмитрия Медведева и Владимира Путина по ливийскому вопросу заключается в том, что президент России считает принципиально правильным наказание режима Каддафи за то, что он подавляет выступления восставших. Российский же премьер, по мнению депутата Госдумы, считает, что в Ливии сейчас происходит нечто вроде гражданской войны и, становиться на чью-либо сторону в этом случае было бы неправильно, поскольку это будет противоречить принципу невмешательства.

«Исходя из вышесказанного, позиция Владимира Путина, мне кажется более взвешенной, поскольку мы усматриваем связь в событиях в Ираке, Югославии, Ливии с точки зрения некоторых методов, когда под предлогом защиты добра применяются откровенно злые методы», – не без намека заметил директор Института стран СНГ.

Разлом в тандеме есть, либо его нет...

Эксперт американского Института стратегических исследований Стивен Блэнк придерживается иного мнения. Он считает, что в тандеме налицо серьезные разногласия.

«Да, я считаю, что эти высказывания свидетельствуют о том, что между Путиным и Медведевым сформировался «разлом». И эта идея политической дисциплины, когда все защищают одну и ту же позицию, – больше не выдерживается. Российская элита понимает, что именно такой раскол внутри политической верхушки может подорвать их власть и способность контролировать систему. На протяжении долгого времени они пытались показать, что на верхушке власти все придерживаются единых позиций. Но этот инцидент демонстрирует, что там не все так едино, и он (инцидент – прим. авторов) поэтому очень важен».

Директор Программы безопасности Черноморского региона в Гарвардском университете Сергей Коноплев считает, что никакого разлома в тандеме нет, и это дипломатическая игра российских политиков. Они, по мнению Коноплева, представляют Западу и избирателям два совершенно разных политических имиджа, чтобы потом иметь больше пространства для маневра.

«Я не думаю, что в тандеме есть какой-то разлом. На подобные высказывания западная печать реагирует быстрее, чем российская. Такое было еще в советское время – западные «кремленологи» всегда смотрели, кто стоит на Мавзолее, кто по правую руку от Брежнева, кто по левую… Мне кажется, что это все спекулятивные размышления. Дело просто в том, что никто не знает, кто будет в России следующим президентом, а к этому вопросу существует очень большой интерес».

Коноплев не исключает того, что сейчас российскому руководству весьма выгодно занимать двойственную позицию по целому ряду внешнеполитических вопросов.

«Не знаю, может, они все это так специально рассчитали: что один – хороший, прозападный, а другой – плохой. А возможно, и не рассчитали. Этой теме сейчас уделяют много внимания, потому что расхождение в оценках такого масштаба произошло в первый раз, наверное. И, исходя из того, что сейчас предлагают США, позиция российских политиков может быть следующей: очень хорошо, пускай поломают голову, с кем из нас им теперь иметь дело. А потом, так как имеется два мнения, Россия может и одно мнение принять, и другое», – считает эксперт из Гарварда.

Конфликт исчерпан?

По мнению первого вице-президента московского Центра политических технологий Алексея Макаркина, после заявления пресс-секретаря главы правительства РФ Дмитрия Пескова о том, что слова премьер-министра Владимира Путина о ситуации вокруг Ливии были его личной точкой зрения, а единственной официальной позицией России является заявление президента Дмитрия Медведева, нынешний конфликт вокруг оценок резолюции Совбеза ООН, можно считать исчерпанным.

«Однако не может быть исчерпана тема дискуссии о том, какой должна быть внешняя политика России и кто для нашей страны должен рассматриваться в качестве главных союзников, – продолжает аналитик. – Но в целом для Медведева сближение с Западом – это приоритет всей внешней политики, тогда как для Путина – это скорее вынужденный выбор, обусловленный сломом парадигмы “Россия – великая энергетическая держава”».

В среду 23 марта Госдума РФ на своем пленарном заседании будет рассматривать заявление о ситуации в Ливии. Как считает политолог Макаркин, стоит ожидать, что российские парламентарии после нынешнего «ливийского конфликта» внутри «правящего тандема» проявят осторожность, и скорее всего, осудив коалицию за «чрезмерное применение силы», обойдутся без осуждения принятой Совбезом ООН резолюции 1973, которую Россия не поддержала, но при этом и отказалась от своего права вето.

После подготовки материала появилась новость о комментариях Владимира Путина на тему расхождения его взглядов по ливийскому вопросу с позицией Дмитрия Медведева. Во время совместной пресс-конференции со своим словенским коллегой Борутом Пахором российский премьер заявил: «Что касается единства или неединства взглядов российского руководства на события в Ливии, у нас президент РФ руководит внешней политикой и там не может быть раздвоения».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG