Линки доступности

На этот вопрос отвечают российские и американские эксперты

На фоне сообщений о сосредоточении Россией 30-тысячной армейской группировки на границе с Украиной любые военные новости из Москвы привлекают повышенное внимание, и таких новостей становится все больше.

В частности, по информации российских агентств, переданной 27 марта, на этой неделе Министерство обороны России устроило проверку военной авиации по всей стране – от Хабаровска и Владивостока до Карелии и Краснодара. Истребители и вертолеты во взаимодействии с системами противовоздушной обороны «отражали налеты условного противника» и, как, в частности, сообщает пресс-служба Западного военного округа России, «успешно поразили в небе над Ладожским озером свыше 100 мишеней».

Также Министерство обороны России сообщает, что российские военнослужащие «готовятся к итоговой проверке» в Приднестровье – регионе Молдовы, граничащем с Украиной, который Кишинев уже 22 года тщетно пытается вернуть под свой контроль. Официально российский контингент в Приднестровье считается миротворческим, но Молдова заявляет, что фактически российские солдаты помогают сепаратистам в Приднестровье сохранять статус-кво. Более того, последние российские военные учения в Приднестровье заставили многих беспокоиться о том, что Россия может и этот регион взять под свой непосредственный контроль.

Все эти военные новости передаются российским телевидением, и в социальных сетях россияне обсуждают, с чем именно связан такой поток военной информации. Многие вспоминают слова президента России Владимира Путина, сказанные им в послании Федеральному собранию в декабре 2013 года, когда об аннексии Крыма или концентрации войск на границе с Украиной еще не было и речи: «Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией. Мы этого никогда не допустим. Россия ответит на все эти вызовы: и политические, и технологические. Весь необходимый потенциал у нас для этого есть».

Готов ли Кремль, аннексировав Крым, применить военную силу и на юго-востоке Украины – в регионе, рядом с которым произведена концентрация российских войск? И действительно ли Россия рассматривает возможность военного противостояния с Западом? Русская служба «Голоса Америки» задала эти вопросы специалистам в военной и внешнеполитической областях.

Российская интервенция в Украину?

Один из ведущих военных экспертов России, шеф-редактор «Ежедневного журнала» Александр Гольц говорит в интервью «Голосу Америки», что пока не стоит опасаться вторжения российской армии на юго-восток Украины: «Признаться, я не думаю, что речь идет о готовящейся интервенции. Все-таки численность этих войск, по оценке разведорганов США и НАТО, составляет около 30 тысяч человек. Этого очень мало для того, чтобы решить в случае вторжения задачу создания новых границ, а именно эту задачу придется решать. Это ведь не Крым, здесь “зелеными человечками” в небольшом количестве не обойтись. Тут понадобятся реальные воинские соединения».

По мнению Александра Гольца, речь идет «об остатках старого плана, когда предполагалось, что в Крыму украинцами будет оказано какое-то сопротивление, и эта концентрация российских войск на границе не позволяла бы перебросить украинские войска с юго-востока Украины в Крым». «Когда у вас на границе нависает кулак в 30 тысяч военнослужащих, вы не сможете оттуда двинуть войска, на это, мне кажется, был расчет», – говорит редактор «ЕЖ».

Военные учения, проводимые сейчас Россией, Александр Гольц также не рассматривает как нечто, связанное непосредственно с конфликтом России и Украины: по его словам, начало весны в российской армии, как правило, является и началом интенсивной боевой подготовки.

Иного мнения о задачах российской военной силы, собранной на границе с Украиной, придерживается политолог Александр Морозов.

Он тоже сообщил «Голосу Америки», что не видит угрозы прямого вторжения российской 30-тысячной группировки в Украину: «Крымская ситуация уже хорошо проанализирована, сделаны выводы о том, к чему готовы и к чему не готовы или не стремятся в Москве. Там не участвовали войска как таковые, они и на юго-востоке Украины не буду участвовать, а роль спецназа, вероятнее всего, спецназа ГРУ уже совершенно ясна». По словам эксперта, «спецназ в Крыму использовался и вел себя так, как вел, потому что была явно поставлена задача избежать какого бы то ни было кровопролития».

Использование же регулярных армейских частей в большом количестве, по мнению Александра Морозова, приведет к неминуемым и массовым человеческим жертвам, чего, как считает политолог, Кремль не хочет.

Однако Александр Морозов не исключает, что «у Москвы есть сценарий возвращения Виктора Януковича в Украину, и это могут попытаться сделать именно через юго-восток, через Донецк, усиливая дальше хаос и политический кризис в Украине».

«Если Виктора Януковича под предлогом необходимости возвращения к ситуации на 21 февраля – требование, от которого Москва не отказывается – высадят в Донецке, то, конечно, он будет чувствовать себя увереннее, если у него за спиной на расстоянии 30 километров будет стоять большая военная группировка, а самого его непосредственно будут защищать все те же немногочисленные “зеленые человечки” без опознавательных знаков», – предполагает эксперт.

Готова ли Россия к прямому конфликту с НАТО?

Александр Морозов уверен, что российская военная группировка на границе с Украиной является проверкой для Североатлантического союза: «Эта группировка вызывает раздражение и беспокойство и в Балтии, и в Польше, и даже в Брюсселе и Вашингтоне». Политолог уверен, что Россия, «несомненно, делает это сознательно, чтобы, подогревая ситуацию, посмотреть, какой будет реакция, как далеко готов пойти Запад в защите Украины, или даже граничащих с ней членов НАТО». «Пока мы имеем только заявления Запада и несколько истребителей, переданных на дежурство в Польшу и страны Балтии, и кроме этого, ничего не произошло», – говорит Александр Морозов.

Еще более пессимистичный взгляд на готовность Кремля пойти на вооруженное противостояние с Западом у Александра Гольца:

«Очень долгое время аналитики и в России, и на Западе, а самое главное – западные лидеры пропускали мимо ушей милитаристскую риторику господина Путина, полагая ее лишь риторикой, рассматривая ее как некий словесный прием, используемый для того, чтобы оповестить о своем недовольстве тем или иным шагом Запада. Они не верили, что Путин действительно готов полагаться на военную силу во внешней политике. Так вот, все они ошибались. Самое ужасное, по-моему, что в Кремле искренне верят в военное противостояние с Западом, и события в Крыму это наглядно показали».

Комментарий американского политолога

Стэнли Слоун, эксперт Колледжа Мидлбэри (Stanley Sloan, Middlebury College) и автор недавно опубликованной книги о НАТО (Permanent Alliance? NATO and the Transatlantic Bargain from Truman to Obama), так прокомментировал Русской службе Голоса Америки действия и тактику Североатлантического союза перед лицом возможной военной угрозы со стороны России:

«НАТО формально не обязано защищать Украину, и военные возможности ограничены нежеланием углублять кризис и увеличивать шанс вооруженного конфликта. Но большинство стран НАТО понимают, что действия Путина в Крыму могут представлять собой второй шаг (после Грузии) большого плана по восстановлению контроля или, по крайней мере, подавляющего влияния на как можно большую часть бывшего СССР – в той мере, в какой это возможно. Из-за этой обеспокоенности Украине будет предоставлен широкий спектр поддержки со стороны Соединенных Штатов и их союзников по НАТО.

В случае, если Россия предпримет еще один военный шаг в Украине, союзники по НАТО должны будут решить, какая военная поддержка должна быть предоставлена правительству в Киеве, чтобы помочь блокировать российские попытки захватить территорию в Восточной Украине или даже такую глупость, как стремление получить полный контроль над Украиной.

В то время как военные варианты действий НАТО могут быть ограниченными, Соединенные Штаты должны восстановить свою ведущую роль в системе европейской безопасности, отбросив риторику о “повороте в сторону Азии”. Все государства-члены Трансатлантического сообщества – члены НАТО и Европейского Союза – должны сформировать новое чувство общих ценностей и интересов и противостоять России, которая допускает применение силы для подавления свободной воли своих соседей».
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Алекс Григорьев

    Алекс Григорьев специализируется на освещении вопросов международных отношений, обороны и безопасности, разведки, терроризма, ядерной тематики. https://www.facebook.com/grigusa

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG