Линки доступности

Удастся ли премьеру Нетаньяху убедить Москву?

  • Вадим Массальский

В понедельник премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху провел переговоры в Москве с президентом России Дмитрием Медведевым. В начале встречи оба руководителя продемонстрировали единство в оценке проблемы, связанной с «искажением итогов Второй мировой войны» и с распространенным в некоторых странах отрицанием Холокоста. Стороны также подтвердили общие взгляды по другим вопросам. И в частности, по необходимости урегулирования палестино-израильского конфликта.

Впрочем, о наличии серьезных расхождений в этой области говорит тот факт, что буквально за неделю до первого официального визита в Россию Биньямина Нетаньяху в должности премьер-министра, в Москве в очередной раз побывал Халед Машааль, лидер палестинского движения ХАМАС, которое в самом Израиле признано террористической организацией.

Одной из главных целей нынешнего визита Биньямина Нетаньяху в Москву является попытка убедить Кремль в том, что «на Тегеран должны быть наложены жесткие санкции» в ответ на решение иранского руководства начать обогащение урана вопреки резолюциям ООН. Об этом премьер Нетаньяху заявил на заседании кабинета министров своей страны в воскресенье утром.

Очевидно, что этот же вопрос будет подниматься и во вторник во время встречи Биньямина Нетаньяху со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Но уже сегодня наша редакция попросила московских экспертов прокомментировать первые итоги и перспективы российско-израильских переговоров.

Александр Шумилин

Александр Шумилин

«Проблема в том, что Россия упорно рекламирует и выводит на переговорный уровень террористическую группировку ХАМАС, против которой жестко настроены как Израиль, так и руководство Палестинской национальной администрации. Это подтвердил и январский визит в Москву лидера ФАТХ Махмуда Аббаса», – напоминает Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН.

По мнению этого эксперта, «неоправданная ставка» на ХАМАС завела «в ловушку» российскую дипломатию, которая единственная в Европе проводит встречи с лидерами этого движения «не на техническом, а на политическом уровне». Эта ошибочная, на взгляд кандидата исторических наук Александра Шумилина, переговорная модель стала результатом личной установки Владимира Путина, еще в его бытность главой государства.

Сейчас же, полагает Александр Шумилин, президент Дмитрий Медведев вынужден продолжать эту же политическую линию, чтобы якобы не нанести ущерб политическому престижу страны. Однако ценность такого «упорства», как считает Александр Шумилин, весьма сомнительна, в том числе и для проведения в Москве международной конференции по Ближнему Востоку.
«Представители Израиля, ФАТХ и ХАМАС могут по очереди до бесконечности летать в Москву, но трехсторонний формат здесь не приемлем. За стол переговоров должны сесть только две стороны, одна из которых представляет Государство Израиль, а вторая – Палестину», – резюмирует Александр Шумилин.

Что касается ужесточения позиции России по иранской ядерной проблеме, то здесь, по словам ведущего эксперта Института США и Канады, Москва продолжит «линию сбалансированного маневра». «Однако если раньше мы видели тактику: один шаг вперед, два назад, то сейчас Москва делает два шага вперед и только один назад. Об этом свидетельствуют и последние резкие заявления по поводу ядерных амбиций Тегерана. Думаю, что по и результатам нынешнего визита Нетаньяху, мы еще увидим реакцию Москвы», – прогнозирует директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Александр Шумилин.

Александр Пикаев

Александр Пикаев

«Я думаю, что премьер Нетаньяху сделал большую ошибку, когда накануне визита в Москву озвучил в СМИ свою задачу добиваться ужесточения российской позиции по иранской ядерной проблеме, – высказывает точку зрения Александр Пикаев, руководитель Монтерейского проекта, заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов Института мировой экономики и международных отношений РАН. – Тем самым была «запрограммирована» реакция Москвы на противодействие любым попыткам давления на нее. Не случайно глава МИДа Лавров, находясь в Латинской Америке, уже поспешил заявить, что вопрос о санкциях в отношениях Ирана пока не обсуждается».

Однако, продолжает политолог Александр Пикаев, речь идет о «декларативной» стороне переговоров. На самом деле перспективы и санкций, и возможной поставки Тегерану российских зенитно-ракетных комплексов С-300 будут зависеть от российско-американских переговоров. В том числе – увязываться с планами развертывания американской ПРО в Польше, Румынии, а теперь и в Болгарии, считает политолог Александр Пикаев.

«Я не исключаю желания Москвы использовать Иран как ресурс для противодействия, если хотите, гегемонизму США на постсоветском пространстве и на Ближнем Востоке, – признает Пикаев, – однако и здесь есть конфликт интересов между стремлением Москвы обеспечить режим ядерного нераспространения и ее же стремлением сохранить свое влияние в регионе». Кроме того, Москва после значительной потери китайского военного рынка не хотела бы терять подобные позиции и в Иране, продолжает Александр Пикаев, но с другой стороны на Иран приходится только 1 процент всей внешней торговли России. Все это, по словам аналитика, добавляет неопределенности в формировании окончательного подхода Москвы к иранской ядерной проблеме, и в частности – к военным контрактам по поставке ЗРК С-300.

Евгений Сатановский

Евгений Сатановский

Уже в понедельник поздно вечером, после неформальной встречи главы израильского правительства с лидерами еврейской общины в Москве, один участников этой встречи, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, дал комментарий Русской службы «Голоса Америки»:

«Биньямин Нетаньяху считает, что его услышали в Кремле. Ни по одному вопросу, который сегодня обсуждался, он не встретил возражений, типа: нет, ни в коем случае, все что угодно, только ни это. Другое дело, что премьер Нетаньяху хочет не просто международных санкций. Он хочет самых жестких действий в отношении Тегерана – и немедленных. А такие действия означают, что должен быть полностью перекрыт доступ иранской нефти на международные рынки, прекращены зарубежные инвестиции в эту страну. Возможность таких санкций в большей мере зависит от Соединенных Штатов. Однако и российская позиция, и это хорошо осознают в Израиле, очень важна. И также важна завтрашняя встреча израильского премьера с его коллегой Владимиром Путиным, который, как всем хорошо известно, является в России «не просто» председателем правительства».

По словам Евгения Сатановского, самым «лучшим помощником» израильских переговорщиков выступает сейчас президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, позволяющий себе постоянные резкие выпады не только против Израиля или Америки, но и против многих других стран, включая Россию, а также против решений ООН. «Как только иранский президент открывает рот, то израильскому премьеру становится легче донести до российского руководства свою точку зрения», – заявляет Евгений Сатановский, глава Института Ближнего Востока.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG