Линки доступности

Израиль, Путин, палестинцы: за кулисами арабской весны


Израиль, Путин, палестинцы: за кулисами арабской весны

Израиль, Путин, палестинцы: за кулисами арабской весны

В ожидании Генеральной Ассамблеи ООН

«Путин послал меня на три буквы», – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» генеральный секретарь Евроазиатского еврейского конгресса Михаил Членов. Уточнив: «Эти три буквы – МИД».

Вот и поспорили в Москве о палестинской государственности. «Путин сказал, – продолжил Членов, – что для России тут проблемы не существует: Россия является правопреемником СССР, а Советский Союз признал палестинское государство еще в 88-ом году. Когда я ему возразил, что сейчас – ситуация новая: принятие Палестины в ООН – это нарушение мирного процесса, он мне сказал: «Идите в министерство иностранных дел».

О своей дискуссии с премьер-министром РФ руководитель Евроазиатского еврейского конгресса поведал корреспонденту «Голоса Америки» по телефону – находясь в Биробиджане. А через несколько часов генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил (находясь в Канберре), что вопрос о палестинском государстве «давно перезрел».

Средства

Счет, говоря словами поэта, «пошел на миги». Евроазиатский еврейский конгресс (ЕАЕК) в специальном заявлении выразил «… глубокую озабоченность в связи с предстоящим рассмотрением ООН вопроса об одностороннем провозглашении Палестинского государства».

«Одностороннем? – возмущается обозреватель турецкой газеты Hurriyet Daily Юсуф Канли. – Уж не должны ли были палестинцы спросить разрешения у Израиля? Свой суверенитет они обрели не сегодня. Единственная проблема – в том, что их территории оккупированы или подвергаются блокаде. Они просто не могут пока реализовать свой суверенитет. Но Израиль должен понять: он не выживет, если будет продолжать агрессию. Да, он имеет право защищаться. Да, ракетные обстрелы Израиля с территории Газы надо прекратить. Но убийство мирных жителей – не путь к этой цели…»

Чем же опасно одностороннее провозглашение?

«Односторонность нарушает все условия всех международных договоров, лежавших в основе мирного процесса, – констатирует Михаил Членов. – А именно: четыре резолюции ООН и соглашения в Осло. Если одна сторона нарушает принцип консенсуса, то другая может делать все, что ей вздумается. Вся эта история подрывает тот мирный процесс, который, хотя и плохо, но все-таки шел…»

«Напротив, – убежден американский публицист Крис Хеджес, – это сильный и своевременный шаг палестинского руководства, имеющий своей целью заставить Израиль соблюдать резолюции ООН и вести себя в соответствии с нормами международного права». «Нарушитель в данном случае – это именно Израиль, – продолжает Хеджес, – и я поддерживаю все меры давления на него – особенно ненасильственные…»

Ненасильственные методы издавна в почете у интеллектуалов. А как обстоит дело с насильственными? «Провозглашение независимости никакого насилия не предполагает, – уверен журналист. – Да, имели место акции насилия со стороны ХАМАС, но это – реакция на вопиюще непропорциональные насильственные действия, осуществляемые Израилем. Сравните количество палестинцев и израильтян, убитых за последние пять-десять лет. Как нетрудно убедиться, первых в пять-шесть раз больше, чем вторых. А ведь в это число входят и дети, и старики, и больные, задержанные на израильских КПП и не получившие своевременной медицинской помощи».

«Да, гибнут дети, – констатирует профессор Бар-Иланского и Бостонского университетов Анна Гейфман. – Но надо еще понять: почему? А если ХАМАС мобилизует детей? Мне не раз приходилось видеть эти жуткие видеокадры… Представьте себе: "хамасник" во время перестрелки, и ему надо перебежать на другое место – чтобы стрелять было удобнее. И вот он берет ребенка – и этим ребенком заслоняется. А если тот упирается, врезает ему из всей силы по голове. А потом буквально протаскивает его перед собой – и перебегает туда, откуда удобно стрелять по израильским солдатам. А склады оружия – в школах и детских садах? И, конечно, в мечетях? Все дело в том, что отношение к человеческой жизни у них и у нас – разное. Но нынешние либералы и слышать об этом не хотят…»

Цели

Таковы методы. За что же идет борьба? «Все очень просто, – считает Крис Хеджес. – Израиль захватил палестинские земли, а палестинцы хотят их вернуть. Вот и все».

«Можно лишь удивляться тому, что эта сказка про оккупацию все еще рассказывается, – возражает Анна Гейфман. – Когда можно говорить об оккупации? Когда одно государство захватывает другое – как, скажем, Германия и СССР в 39-м разделили Польшу. А Израиль не захватывал земель ни одного суверенного государства. Максимум, что об этих территориях можно сказать, – это то, что они спорные. Да, в свое время англичане захватили Палестину у Османской империи. А затем получили мандат на управление ею – пока не будет создано государство. И вот, в 48-м ООН провозгласила Израиль. И предложила арабам создать свое государство. Израиль согласился. А арабы начали войну».

Существует, разумеется, и другой взгляд на проблему. «С седьмого века – и вплоть до создания Государства Израиль – Палестина была мусульманской страной», – констатирует Крис Хеджес.

Не оказывается ли под вопросом само создание израильского государства?

«Легитимность любого государства можно оспорить, – считает Хеджес. – На заре своего существования многие из них творили злодеяния, вполне заслуживающие определения "геноцид". Впрочем, и на этом фоне истребление американских индейцев выглядит особенно чудовищно. Повторяю, многие государства возникли на фундаменте беззакония. Если мы попытаемся основать географию на справедливости, то многим странам придется исчезнуть с карты мира. Палестинцам пришлось заплатить за Холокост – геноцид, учиненный европейцами, а не арабами.

Сегодня Израиль контролирует до сорока процентов палестинских земель – я имею в виду прежде всего Западный берег… Израильтяне полностью перестроили Иерусалим. США должны были бы остановить этот процесс, но они продемонстрировали свою полную беспомощность перед крайне реакционной – и, по существу, самоубийственной политикой израильских правых. Провозглашение палестинского государства поможет оказать на Израиль большее давление – и постепенно сдвинуть дело с мертвой точки…»

Не ужесточит это давление позиции тех самых правых, политику которых американский журналист находит самоубийственной? «Нет, – убежден Крис Хеджес, – нельзя быть более правым и большим расистом, чем Авигдор Либерман – кстати, продукт России. Как нельзя быть более коррумпированным, чем Биби Нетаньяху. Я хорошо помню время, когда я находился в Израиле, и когда Либерман откровенно призывал к этническим чисткам по отношению к арабам.

… Повторяю, я ни в коей мере не оспариваю права Израиля на существование, но Израиль должен выполнить решения ООН и вернуться к границам 67-го года».

Вернуться – чтобы страна простреливалась насквозь? «Ни одно из граничащих с Израилем государств не имеет вооруженных сил, которые представляли бы для Израиля реальную угрозу, – убежден Хеджес. – Более того, израильтяне и палестинцы вполне могут ужиться друг с другом. Как только – прибегнем к расхожему образу – Ахмед и его семья получат нормальную работу, обзаведутся холодильником и заживут более или менее прилично, положение тут же изменится. Ибо тогда начнется экономическая интеграция палестинцев в израильское общество. Как это начало происходить в Северной Ирландии. Надеялись на это и на Ближнем Востоке. Но события, увы, развивались в противоположном направлении…»

Препятствия

«Западные защитники палестинцев любят поговорить об их страданиях, – продолжает Анна Гейфман. – Но почему-то они не обращают внимания на один очевидный факт. Да, есть все эти осмотры на КПП. И конечно, нельзя сказать, что права человека соблюдаются полностью. Но все-таки в первую очередь палестинцы страдают от своих собственных террористических руководителей. Чего на самом деле хотят арабы – простые люди, не заинтересованные в терроре, работающие в Израиле, использующие израильскую медицину? А их никто не спрашивает. Об их чаяниях неизвестно ничего – ибо они находятся под жесточайшим контролем палестинских властей. Мы знаем одно: террор там творится страшный. Простые палестинцы – вот первые жертвы палестинских террористов, подобно тому, как первыми жертвами большевистской диктатуры были русские».

«И еще одно, – подчеркивает Гейфман, – дичайшая коррупция. Абсолютно коррумпированное правительство. Помните, что было, когда открылись фонды Арафата? Когда стало известно, кто как был куплен, и кто на чем грел руки? И все – за счет своих. Кстати, поэтому они и проголосовали за ХАМАС – озверев от чиновников ФАТХ, всю гуманитарную помощь клавших себе в карман. Вот только левые защитники палестинцев об этом не беспокоятся…»

Накануне

Грань между внутренней и внешней политикой становится почти что призрачной, когда речь заходит о Ближнем Востоке. В особенности – применительно к России. «Я послал просьбу о встрече министру Лаврову, а также господам, которые руководят комитетами по зарубежной политике в Думе, – рассказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Михаил Членов, – но пока жду ответа. Вот наша позиция – то, что я сказал и Путину: власть должна прислушиваться к мнению гражданского общества. И в частности – представленного национальными организациями. Поскольку мы выражаем интересы определенной части российских граждан».

«В Израиле живет миллион с лишним наших соотечественников – евреев из бывшего Советского Союза, – продолжил руководитель Евроазиатского еврейского конгресса. – У каждого из них есть, скажем, от пяти до десяти знакомых и родственников, живущих на территории бывшего Союза, в частности в России. Иными словами, почти пять миллионов россиян кровно заинтересованы в поддержании стабильности на Ближнем Востоке. Это – не абстрактная вещь. Это не какая-то там "внешняя политика", а реальный, жизненный интерес российских граждан, которые не хотят, чтобы их друзья, родственники, знакомые оказались в тяжелой ситуации. В ситуации – не дай Бог! – нового вооруженного конфликта».

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG