Линки доступности

Изабель Сантуш о Болотной и Гуантанамо


Протесты на Болотной площади в Москве в 2012 году

Протесты на Болотной площади в Москве в 2012 году

Председатель комитета по правам человека Парламентской ассамблеи ОБСЕ ответила на вопросы «Голоса Америки»

На этой неделе в Варшаве заканчивается Конференция по человеческому измерению Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. В ее рамках прозвучали выступления парламентариев из стран ОБСЕ, известных правозащитников и общественных деятелей. Председатель комитета по правам человека Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Изабель Сантуш после своего выступления на конференции ответила на вопросы корреспондента «Голоса Америки».

Данила Гальперович: Расскажите, пожалуйста, в чем основной смысл этой встречи в Варшаве?

Изабель Сантуш: Совещание ОБСЕ по человеческому измерению созывается для того, чтобы проверить выполнение обязательств в этой сфере странами-членами нашей организации – всеми 57 государствами. На совещании эти страны представлены своими министрами иностранных дел. Мы смотрим, какой прогресс – или наоборот, регресс – произошел в сферах прав человека, верховенства права, свободы масс-медиа, демократических выборов и других областях. Что делает такую встречу особенной, это участие в ней представителей гражданского общества. На совещании представители неправительственных организаций, независимые журналисты и правозащитники могут присутствовать, участвовать в его работе и даже организовывать собственные мероприятия «на полях». Это – уникальная платформа для такого типа обменов в рамках ОБСЕ.

Д.Г.: Вы в своем выступлении на заседании назвали разочаровывающими случаи со смертью Сергея Магнитского и заключением в тюрьму участниц группы Pussy Riot. Если говорить о России – как вы пытаетесь воздействовать на ситуацию в этой стране, есть ли у вас какие-либо рычаги, кроме высказывания беспокойства?

И.С.: Я обеспокоена целым рядом проблем на пространстве ОБСЕ, в том числе и в России. Я глубоко сожалею о том, что в России нет «полевой миссии» ОБСЕ, так как подобные миссии проводят важную работу по наблюдению на месте и могут помочь ОБСЕ в информации о том, как выполняются обязательства в сфере человеческого измерения. Мы закрыли нашу миссию в Чечне несколько лет назад, и я полагаю, что это было сделано слишком поспешно. Как мы услышали здесь, в Варшаве, есть очень много проблем с правами человека на Северном Кавказе – особенно в сфере законности. Другая проблема, которую мы отмечаем, это злоупотребление Россией запросами через Интерпол. Россия является постоянным членом ОБСЕ, и диалог с ней для нас важен. Мы в Парламентской ассамблее ОБСЕ верим в то, что личные контакты между парламентариями Востока и Запада в Вене вносят вклад в предотвращение конфликтов, улучшают сотрудничество и помогают нам поднимать широкий круг тем в области безопасности и прав человека. Россия приняла на себя ряд обязательств в сфере прав человека, и мы на этой встрече смотрим, выполняет ли она эти обязательства. Я думаю, что, будучи соседями, Россия и Европа должны работать вместе для улучшения состояния дел в этой сфере.

Д.Г.: Заключенные в Гуантанамо. Вы сказали о сотрудничестве по этому вопросу с Соединенными Штатами. В чем оно заключается?

И.С.: Многие страны, включая и мою – Португалию, входят в коалицию с США по борьбе с террором. Гуантанамо – в какой-то мере результат этой борьбы. Тот факт, что эта тюрьма все еще открыта, трагичен, и, как мы понимаем, существует четкая политическая воля на ее закрытие. Но что делать с теми, кто там заключен? Мы полагаем важным, чтобы Европа вместе с США работала над тем, чтобы переселить для начала людей, признанных невиновными, в безопасные страны – в том числе и в Европу, если это необходимо. Страны Евросоюза должны разделить ответственность за Гуантанамо – взяв к себе тех бывших заключенных, за которыми не обнаружили совершенных преступлений, и которые не могут вернуться к себе на родину из-за сохраняющейся возможности преследования.

Д.Г.: Россия давно предлагает провести реформу ОБСЕ со сменой акцентов – меньше говорить о правах и свободах, больше о безопасности. Как вы относитесь к этому предложению?

И.С.: Некоторые из российских предложений разумны и интересны для обсуждения. Другие же подрывают сферу обязательств по человеческому измерению в ОБСЕ – и потому неприемлемы. ОБСЕ была создана как организация, всесторонне занимающаяся безопасностью. Права человека – это ключевой элемент безопасности, и мы в ОБСЕ в этом уверены. Независимое наблюдение за выборами, мониторинг судебных процессов, реформы в законодательстве, развитие независимых медиа – все это вещи, которые, по нашему мнению, должны быть должны быть базовыми элементами демократии и безопасности в странах ОБСЕ. Я со вниманием отношусь к тому, что Россия, как и другие страны СНГ, выступают с предложениями по реформе ОБСЕ. Парламентская ассамблея ОБСЕ часто призывала к проведению целого ряда реформ, и мы открыты для обсуждения российских, американских или чьих бы то ни было предложений по поводу того, как нам улучшить работу нашей огромной организации. Но мы не примем ничего, что шло бы в ущерб правам человека, демократии и верховенству права.

Д.Г.: Есть ли у Вас какие-то возможности поддержки гражданского общества в России?

И.С.: Я была наблюдателем на выборах в России в составе делегации Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Наша делегация получила информацию от известных гражданских активистов в России, и мы очень признательны им за этот вклад. Мы выступали в поддержку Ассоциации «Голос», так же, как и в поддержку других организаций, приверженных защите прав человека и демократии. Я нахожу антизападный тон, взятый Москвой в последние годы, достойным сожаления и не помогающим продуктивному диалогу. «Холодная война» закончена. Мы – партнеры по ОБСЕ, все в Евразии. Как вы знаете, мы приняли резолюцию по поводу смерти Сергея Магнитского и пытались принять резолюцию о положении в сфере прав человека в России в течение нескольких последних сессий. Мы хотим диалога с этой страной. Приклеивание гражданским активистам ярлыка «иностранный агент» полностью неприемлемо. Также я глубоко озабочена тем, как обстоит дело со свободой собраний, так называемым «Болотным делом», качеством недавних региональных и местных выборов (на которые наблюдатели от ОБСЕ не были приглашены) и не в последнюю очередь – положением ЛГБТ-сообщества, поскольку есть ощущение, что мы в Европе движемся с этим вопросом в одну сторону, а Россия – в другую. Я опасаюсь, что разрыв между нами увеличивается, тогда как в эпоху глобализации мы должны были бы работать более тесно.

Д.Г.: Как вы относитесь к поступку Эдварда Сноудена?

И.С.: Право на неприкосновенность частной жизни – неотъемлемое право, и есть пределы, которые недопустимо переступать. Это право может и должно рассматриваться вместе с необходимостью жить в безопасности. Не мне судить Эдварда Сноудена и то, что он сделал. Мы переживаем времена, отмеченные как старыми, так и новыми опасностями. И государства только еще учатся справляться с ними. Я надеюсь, что со временем мы обретем правильный баланс и не останемся в плену своих страхов.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG