Линки доступности

«Восточному сознанию вампиры вовсе не чужды»


Кадр из фильма Courtesy Photo

Кадр из фильма Courtesy Photo

Самый необычный иранский фильм выходит на экраны Америки

Ана Лили Амирпур (Ana Lili Amirpour) перепробовала разные виды искусства, от рисования до скульптуры, от музыки до театра, прежде чем поняла, что ее главная творческая стезя – кинематограф. В своей первой полнометражной игровой картине под интригующим названием «Девушка идет домой ночью одна» (A Girl Walks Home Alone at Night) она дерзко смешивает жанры вестерна и фильма ужасов, психологической драмы и музыкального фарса.

Картина самой необычной кинематографистки иранского происхождения выходит 21 ноября в кинотеатры Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Премьерный показ ее состоялся минувшей зимой в Санденсе. Предполагается, что прокатные фирмы Kino Lorber и VICE Films выпустят ее позднее по всей стране.

В Бруклине, в кинотеатре Nitehawk Cinemas на Метрополитен-авеню состоялся специальный показ фильма «Девушка идет домой ночью одна», после которого Ана Лили Амирпур ответила на вопросы журналистов и зрителей.

«Проект начался с того, что мне стала являться в снах некая девушка, – рассказала режиссер в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Мне всегда хотелось сделать комикс. Я бредила этими историями в картинках, и моя героиня тоже постепенно обретала зримые очертания. Когда я рассказывала друзьям и просто знакомым, что это будет история про одинокую вампиршу, мне говорили: “А можно мне с тобой поработать на этом проекте? Это так клево!”».

Воображаемый город, который не найти на карте Ирана, Америки или любой другой страны мира, Ана назвала «Плохим городом» (Bad City). На экране возникают ландшафты и ситуации, характерные для авангардной киноэстетики. Бэд-сити, который снимался на натуре в Бейкерсфилде, штат Калифорния, представляет собой пустынные улицы со столбами электропередач, заменяющими деревья, с заброшенными бензоколонками и с мусорной свалкой на окраине, куда местный серийный убийца привозит трупы убитых им людей.

В этом сюрреалистическом скоплении домов, улиц и пустырей обитают проститутки, наркоманы, сутенеры и другие столь же сомнительные личности. Вполне естественно, как считает Амирпур, что моральные ценности в этом мрачном мирке несет одинокий вампир.

«Фактически это первый иранский вестерн и одновременно вампирский ужастик, – сказала она. – Мне было очень интересно все смешать в один котел, все влияния, все эстетики, включая стилистику иранской “новой волны”».

Фильм снят на языке фарси в черно-белой гамме. Сама режиссер признает, что на нее сильное впечатление произвели в свое время фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Бойцовая рыбка», а также фильмы Серджо Леоне, Роберта Земекиса, Квентина Тарантино, Мартина Скорсезе и Дэвида Линча.

Критики особо выделяют оригинальную звуковую дорожку, представляющую собой микс иранского рока и эстрады, техно, аккордов из фильмов с музыкой Эннио Морриконе, ностальгических баллад.

В центре сюжета – молодая женщина-вампир в черном мусульманском хиджабе. Ее глаза сильно подведены черной краской. Шейла Вэнд играет вампира, обремененного чувством справедливости. Она убивает вовсе не всех подряд. Ее жертвы – люди плохие и злые. Других она только преследует, но не убивает.

Критики обращают внимание на возрождение вампирской тематики в артхаусном сегменте кинематографа. На фестивале синтетического кино SXSW в Остине (Техас) показали новозеландский псевдо-документальный фильм «Чем мы занимаемся в тени» (What We Do In The Shadows), ранее на экраны вышел вампирский love story культового мастера независимого кино Джима Джармуша «В живых останутся только влюбленные» (Only Lovers Left Alive). И вот полку прибыло прошлой зимой – в Сандансе показали дебют Амирпур. А затем им же в Нью-Йорке открылся престижный ежегодный показ дебютов «Новые режиссеры – новые фильмы», организуемый совместно Кинообществом Линкольн-центра и Музеем современного искусства (MoMA).

Критик Ричард Броди из журнала New Yorker выделил «крепко написанный сценарий, визуальное богатство и романтическую фантазию автора фильма».

Для критика Вайолет Лукка из журнала Film Comment лента дебютантки является «тонким комментарием» к гендерной политике Ирана. Но сама режиссер, родившаяся в Англии и живущая в Лос-Анджелесе, лукаво отмахивается, когда журналисты просят ее высказать позицию по поводу положения женщин в мусульманской стране.

«Я не собираюсь ничего комментировать, – отметила Ана. – Моя героиня – просто одинокая девушка на роликовых коньках, ну еще и вампир. Так получилось. Она пытается осмыслить свою жизнь, понять тех людей, которые ей встречаются на пути. Восточному сознанию вампиры вовсе не чужды. Но это не Иран, конечно – это сказка, вымышленный мир. Этот город такой же, как везде, где цветет коррупция, где люди таят секреты и где одиночество толкает к отчаянным поступкам».

«Для меня этот фильм – личное высказывание, а не политическое, – продолжала она. – Но характер обсуждений со зрителями после просмотров говорит об обратном. Послушайте, я выросла в Калифорнии, я обычная девчонка, которая любит слоняться по торговому центру. С другой стороны, все в нашей жизни пропитано политикой. Ромео и Джульетта – любовная история, но и политика тоже в ней присутствует».

Одним из продюсеров фильма выступил американский актер Элайджа Вуд («Властелин колец», «И все осветилось»). В связи с этим, критик журнала Film Comment напомнил в беседе с Амирпур, что Вуд сыграл крошечную роль прохожего в новелле о вампирше в международном альманахе «Париж, я люблю тебя».

«Я уже сняла короткометражку, у меня был сценарий и подобраны актеры, когда появился Вуд, – сказала Амирпур. – Ему понравился сценарий и короткометражка, и он как раз открывал свою компанию по производству артхаусных фильмов. Я похвалилась маме: “Слушай, Элайджа Вуд продюсирует мой иранский вампирский вестерн!”. Такое может быть только в Америке».

Амирпур сообщила, что ее новый проект будет представлять собой «постапокалиптическую историю каннибала». Фильм будет «брутальным, но романтичным», добавила она.

XS
SM
MD
LG