Линки доступности

Российско-иранские учения на Каспийском море – цели и задачи

  • Наджия Бадыкова

На прошлой неделе прошли двухдневные российско-иранские учения на море под лозунгом «За чистый и безопасный Каспий». За учениями наблюдали делегации прикаспийских стран – Азербайджана, Казахстана и Туркменистана.

Российское информационное агентство «Голос России» со ссылкой на официальное заявление Главного штаба ВМФ РФ сообщило, что российский военно-морской флот не имеет никакого отношения к учениям спасательных служб Ирана и России на Каспии, тем самым опровергнув утверждения в СМИ о том, что на море были впервые проведены военно-морские маневры двух стран. Главная цель совместных учений - повышение уровня подготовки спасательных служб и координация действий прикаспийских государств по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на Каспийском море. В учениях приняли участие 2 поисковых вертолета и 30 спасательных судов, и были задействованы более 500 человек. Однако эксперты продолжают ставить под сомнение истинные цели прошедших учений, а также интересы, которые преследовали страны-участницы.

Расим Мусабеков, вице-президент Центра FAR экономических и политических исследований в Азербайджане, обращает внимание на то, что учения проходили в иранском секторе Каспия, где пока не ведется разработка нефтяных месторождений, и говорить о безопасности нет оснований.

«Ведение учений в южной части Каспия с участием России да еще под лозунгом «За чистый и безопасный Каспий» звучит абсурдно, - отмечает Мусабеков. - Если Тегеран намерен дислоцировать нефтяную платформу на азербайджанском месторождении Алов, то в этом случае, да – мы можем столкнуться с серьезной экологической угрозой. У Ирана нет опыта ведения не только добычи, но и разведки на морских глубоководных месторождениях. Принимая во внимание то, что это спорное месторождение, и у Тегерана и Баку есть серьезные разногласия по этому поводу, я думаю, России не следовало помогать Ирану».

Мусабеков считает, что сам факт проведения Россией совместных учений с Ираном говорит о многом, «ведь до настоящего момента Тегеран не принимал участие в каких-либо морских учениях, даже в качестве наблюдателя. Поэтому первые российско-иранские учения на самом деле должны привлечь внимание аналитиков и политиков».

По мнению Расима Мусабекова, и Иран, и Россия, принимая участие в учениях, преследовали собственные интересы. «Иран находится в уязвимом положении из-за своей провокационной ядерной программы, поэтому Тегеран заинтересован показать, причем в любой форме, включая такого рода учения, что у него есть партнерство с такой державой, как Россия. Почему здесь, на Каспии? Потому что Тегерану больше негде демонстрировать такого рода партнерство. Политический аспект для Тегерана - показать миру, что он не полностью изолирован.

Для Москвы это был очередной шанс «уколоть американцев», указав, что у России есть альтернативные варианты сотрудничества на Каспии. Более того, учения представляли для России разведывательный интерес. Я думаю, Россия была крайне заинтересована посмотреть, чем располагает Иран на Каспии, и как следует принимать иранское присутствие на море».

По мнению Владимира Сокора, аналитика американского Фонда Джеймстауна, Москва была крайне заинтересована именно сейчас, после визита президента США Барака Обамы в Россию, в том, чтобы продемонстрировать свое доминирование в регионе. «Я думаю, учения на Каспии - это демонстрация того, что Москва не согласна с Вашингтоном по поводу его непризнания российского доминирования в каком-либо регионе бывшего Союза», - полагает он.

«Россия и Иран, проведя учения на море, выставляют напоказ свою мощь и союзнические отношения в противовес подписанному 13 июля соглашению по проекту «Набукко», - продолжает Владимир Сокор. - Они на самом деле послали сигналы западным странам, что они могут перемещаться во всех секторах моря и тем самым угрожать осуществлению проекта Транскаспийского газопровода», - отмечает он.

Расим Мусабеков не согласен с этим. По его мнению, торпедируя «Набукко», Россия оказывается в проигрыше, так как у Ирана больше шансов стать участником этого проекта. «Более того, проект «Набукко» первоначально вообще был задуман под иранский газ. Сейчас, когда у Туркменистана и Азербайджана натянутые отношения, разыгрывать карту Транскаспийского газопровода или «Набукко» не имеет смысла», - считает Мусабеков.

Владимир Сотников, старший научный сотрудник Центра международной безопасности в Институте мировой экономики и международных отношений РАН, считает, что эти учения демонстрируют то, что Иран является крупнейшим стратегическим и экономическим партнером России.

«Я не думаю, что Москва проводила учения на море в пику Вашингтону: Особенно после визита президента Обамы в Россию, Москва не заинтересована в нагнетании отношений. У Москвы есть куда более важные цели и задачи, чем иранский вопрос. Поэтому Москва не будет концентрироваться на Иране и проблемах вокруг него и тем более дразнить Вашингтон». Сотников согласен с азербайджанским экспертом в том, что «элемент разведывательного характера явно присутствовал в этой операции», что Москве действительно было интересно увидеть, на что способен Иран на море.

Еще в феврале 2009 года Азербайджан объявил, что проведет широкомасштабные тактические учения на Каспии этим летом. Аналитики задаются вопросом - не приведут ли все эти учения в конечном итоге к милитаризации Каспия?

Владимир Сотников считает, что процесс милитаризация Каспия - это не новый фактор. «Все прибрежные страны стараются наращивать свои морские вооруженные силы, так как интерес к Каспийскому морю очень высок. Поэтому я бы не стал говорить, что Россия начала милитаризацию, я думаю, что Москва была подневольно втянута в процесс милитаризации».

По мнению Расима Мусабекова, процесс милитаризации невозможно остановить, и в дальнейшем он может представлять определенную угрозу безопасности прикаспийского региона.

XS
SM
MD
LG