Линки доступности

Вячеслав Даниленко: «отец» иранской ядерной бомбы?

  • Виктор Васильев

Вячеслав Даниленко: «отец» иранской ядерной бомбы?

Вячеслав Даниленко: «отец» иранской ядерной бомбы?

Российские эксперты о роли российского ученого в ядерной программе Ирана

Упомянутый в недавнем докладе МАГАТЭ «иностранный специалист», который помог Ирану приобрести необходимый опыт в отраслях, связанных с производством ядерных боеголовок, – не кто иной, как российский ученый Вячеслав Даниленко. Это явствует из опубликованной в понедельник 14 ноября статьи в газете The Washington Post. По мнению автора Джоби Уоррика, оказанное Даниленко содействие Ирану «приподнимает завесу над ядерной программой».

«По словам дипломатов, ни одной бомбы еще не создано. Но помощь иностранных ученых вроде Даниленко помогла Ирану перескочить через технические сложности, для преодоления которых понадобились бы годы», – пишет газета.

«Работа аналитиков не дает непогрешимых результатов. Доказательства часто бывают амбивалентными, поскольку технологии могут иметь двойное применение – и военное, и мирное. В случае Даниленко его бизнес по производству синтетических алмазов служил правдоподобным объяснением для его частых контактов с ведущими иранскими учеными в течение пяти лет. Даниленко неуклонно отрицает, что когда-либо содействовал иранской ядерной программе осознанно», – говорится в статье.

По данным The Washington Post, Даниленко работал в НИИ-1011 (ныне Всероссийском НИИ технической физики) в закрытом городе Челябинск-70. В 1950-е и в начале 1960-х годов, когда туда пришел работать Даниленко, ученые института решали задачу по миниатюризации ядерных зарядов, дабы они помещались в ракетах, бомбах и даже артиллерийских снарядах.

«Сотни таких Даниленко»

Российские эксперты по-разному оценили статью и приведенные в ней аргументы.

Директор Центра энергетики и безопасности, главный редактор журнала «Ядерный клуб» Антон Хлопков признает, что иранцы активно работали в России и на всем постсоветском пространстве в поисках технологий двойного назначения.

«В 90-е годы был целый ряд операций ФСБ, в том числе публично озвученных, по задержанию и выдворению из страны иранских специалистов. Безусловно, среда для работы иранцев и представителей ряда других стран была тогда благоприятной с учетом развала в целом системы “оборонки”», – сказал он в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

На его взгляд, к концу 1990-х годов Россия и Иран в целом нашли статус-кво на официальном уровне, без какого-либо медийного освещения этих договоренностей, приведших «к взаимному пониманию – по каким направлениям можно взаимодействовать, по каким нет, и чего в России делать не надо».

«Я имею в виду в том числе попытку привлечения российских ученых», – пояснил эксперт.

Он полагает, что эффективность работы иранских эмиссаров по вербовке российских ученых в получении каких-то технологий была, к счастью, достаточно низка.

Директор Центра энергетики и безопасности обращает внимание, что Иран работал и работает в том же духе в других странах.

«Целая серия задержаний была и в Европе, и в США, и в других регионах мира. В первую очередь речь идет о технологиях двойного назначения», – подчеркнул он.

Антону Хлопкову трудно судить, что конкретно Даниленко мог привнести в иранскую ядерную программу.

«Круг лиц, допущенных к реальным секретам в области производства ядерных боезарядов, можно просчитать на пальцах рук двух человек», – заметил он.

По словам Хлопкова, он бы сильно удивился тому, что Даниленко попал в этот круг, и что тот действительно обладает информацией о производстве ядерного оружия.

«Не надо преуменьшать спектр задач, которые решаются в двух российских ядерных лабораториях – Саров и Снежинск. То, что упоминается в статье как Челябинск-70 – не что иное, как Снежинск. Там решается целый ряд и других задач», – констатировал эксперт.

С его точки зрения, американский журналист нарисовал достаточно туманную картину.

«Выдергивать факты 90-х годов и говорить, что человек является чуть ли не отцом иранской ядерной бомбы, как минимум преувеличение. Мы можем найти в истории целый ряд фактов, которые также можно трактовать как помощь Ирану в создании ядерного оружия», – резюмирует эксперт.

По его мнению, если искать косвенные улики, то в качестве помощи той или иной стране в области создания ядерного оружия, в том числе Ирану, можно трактовать широкий спектр исторических событий, и именно это сейчас происходит.

«Не совсем правильно, что компетентные российские структуры отмалчиваются вместо того, чтобы представить всеобъемлющую информацию о том, что это за человек, когда он выезжал в Иран, какое у него гражданство и так далее. Такая информация у них наверняка имеется», считает он.

По оценке директора Центра энергетики и безопасности, это подыгрывает желанию поспекулировать о возможном российском следе в иранской ядерной программе.

«Роль Даниленко трактуют уж слишком свободно вплоть до того, что он отец иранской ядерной бомбы, которой пока еще нет и, надеюсь, в обозримой перспективе не будет», – заключает Хлопков.

Он рекомендует не преувеличивать значение одного человека не только в иранской ядерной программе, но и в советском ядерном проекте. Как ему представляется, таких Даниленко в Снежинске были сотни.

«Это человек не из узкого круга реально допущенных к соответствующим секретам», – подытоживает эксперт.

«Им просто хочется денег»

По мнению сопредседателя группы «Экозащита!» Владимира Сливяка, то, что советские специалисты принимали участие в ядерной деятельности Ирана, имеющей двойное назначение, совершенно неоспоримый факт.

«Все началось с подписания договора с Ираном много лет назад. Интересно, что тогда же был подписан секретный договор, который касался далеко не мирного использования ядерной энергии, и этот протокол просуществовал несколько лет, пока, если не ошибаюсь, в середине 90-х по этому поводу не произошел громкий скандал. Документ случайно попал в руки журналистов, и его обнародовали. Только после этого протокол был аннулирован», – вспоминает он.

По его информации, в документе речь шла о военном сотрудничестве, а отнюдь не о мирном строительстве АЭС «Бушер».

«Поэтому в принципе история, описанная в The Washington Post, конечно, могла произойти и, скорее всего, произошла», – заключил эксперт.

Он думает, что далеко не один Даниленко помогал Ирану в ядерной отрасли.

«Другое дело, что вся эта деятельность, конечно, сильно засекречена. Информация по ней появляется только случайно, когда кто-то где-то что-то откопает», – рассуждает Сливяк.

Ему представляется, что все утверждения о том, что ученый якобы не знал, что его знания и консультации используются в военных целях, идут «от лукавого».

«Это выглядит как-то несуразно. Человек работал в секретном советском учреждении, с военными технологиями. В Челябинске-70 ведь не мирными электростанциями занимались. Это оружейное производство. Понятно, весь опыт Даниленко касается исключительно оружейной области, а не какой-то другой», – аргументирует эксперт.

Как ему видится, у ученых такого профиля просто нет никакого опыта в сфере гражданских технологий. Поэтому все их попытки сказать, что они не знали, в каких целях используются знания, которыми они обладают, выглядят бедно.

«Все они прекрасно знали, просто денег захотелось, а остальное было уже неважно», – уверяет он.

XS
SM
MD
LG