Линки доступности

Ахмадинежад предрекает успех будущим «ядерным переговорам»


Махмуд Ахмадинеджад (на снимке - в центре).

Махмуд Ахмадинеджад (на снимке - в центре).

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, выступая перед большим стечением народа на севере страны, заявил, что дальнейшие переговоры по ядерной программе могут привести к соглашению с ведущими мировыми державами. Это заявление появилось после двухдневных переговоров в Стамбуле, на которых не было достигнуто никакого соглашения.

Президент Ирана Махмуд Ахмидинежад предположил, что будущие ядерные переговоры между Ираном и странами «шестерки» имеют необходимый потенциал, который может привести их к заключению соглашения.

Однако дата новых переговоров не была назначена после того как дискуссия пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии, проходившая в Стамбуле в пятницу и субботу, зашла в тупик.

Во время публичного выступления на севере Ирана, Ахмадинежад заявил, что он предвидит заключение «хороших соглашений» в результате «будущих встреч», если обе стороны будут работать вместе.

По его словам, в ходе двух-трех последних раундов переговоров имели место важные дискуссии, и теперь стороны знакомы с позициями друг друга. Он добавил, что в будущем могут быть достигнуты хорошие соглашения, если «другая сторона» будет привержена справедливости и уважению.

Ахмадинежад осторожно подчеркнул, что Иран «стал ядерной страной» и предупредил, что никакая страна не сможет заставить его изменить курс. Он также обвинил Израиль в давлении на международное сообщество в отношении ядерной программы Ирана.

Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон по окончании переговоров в Стамбуле настаивала, что дверь к переговорам остается открытой и что процесс может сдвинуться с места, если будет позитивная реакция Ирана.

Переговоры провалились после того как Иран объявил, что он не готов заморозить работы по обогащению урана и требовал, чтобы международные санкции против него были сняты.

В отношении Тегерана действуют четыре серии экономических санкций ООН за отказ прекратить обогащение урана.

Иранские официальные лица настаивают, что их страна нуждается в уране для гражданских целей. Западные страны подозревают, что Тегеран тайно пытается создать ядерное оружие.

Аналитик Международного института стратегических исследований Марк Фицпатрик сообщил информагентству Reuters, что он не верит, что глава иранской делегации в Стамбуле Саид Джалили мог проявлять гибкость на переговорах, возглавляемых Эштон. Он добавил, что позиции Ирана «будут препятствовать дополнительные санкции», вводимые отдельными государствами.

Аналитик Института Ближнего Востока в Вашингтоне и уроженец Ирана Алекс Ватанка добавляет, что президент Ахмадинеджад, по-видимому, представляет себя жестким переговорщиком для внутренней аудитории, чтобы его не обошел верховный лидер Али Хаменеи, который хочет ослабить позиции Ахмадинеджада.

«Он не хочет, чтобы его оттеснили на второй план, чтобы люди Хаменеи изображали его как слабую фигуру, которая продала все, поступая совершенно непатриотично, – говорит Ватанка. – Думаю, нам нужно более детально знать, как внутренняя политика Ирана определяет его дипломатическую позицию, потому что, на поверхностный взгляд, то, что делают иранцы, не логично. Для них появиться в Стамбуле и в буквальном смысле уйти ни с чем не может быть проявлением некомпетентности. Здесь что-то есть, есть какие-то разногласия, о которых они не могут публично рассказать, и эти разногласия коренятся в амбициях реальных игроков, стоящих за ядерной программой. В данный момент я считаю, что это Ахмадинеджад и Хаменеи».

Ватанка говорит, что Ахмадинежад хочет найти третий путь популиста между реформистами и консерваторами и не может позволить, чтобы на Иран обрушились новые санкции.

Вернуться на главную страницу.

XS
SM
MD
LG