Линки доступности

Иранские военные учения: взгляд из Москвы

  • Вадим Массальский

Крупнейшие в истории современного Ирана военные учения с целью отработки методов защиты ядерных объектов от «вражеских нападений» вызывают интерес в российском экспертном сообществе. Например, сегодня эта тема обсуждалась в ходе круглого стола в Московском Центре Карнеги. Это оказалось тем более логичным, что гость и докладчик – эксперт Вашингтонского офиса Фонда Карнеги, а в прошлом один из руководителей Комиссии по aтомной энергетике Израиля Ариэль Левит – как раз выступал по теме, посвященной иранскому ядерному вызову.

«Нынешние учения – это попытка продемонстрировать мировому сообществу, что Иран полон решимости защищать свой национальный атомный проект, – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» Ариэль Левит. – Но вместе с тем, эти маневры служат еще и задаче сплотить иранское общество вокруг ныне действующего руководства и его политического курса».

«Учения, возможно, в значительной степени нужны сейчас иранским властям в интересах внутренней политики, – продолжил директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин, – ведь иранское общество весьма неоднородно. Это показали недавние президентские выборы. А значит, игра «военными мускулами» должна консолидировать народ и элиту против внешней угрозы».

«Иран продолжает идти к ядерному статусу, и, как я убежден, он обязательно придет к этому статусу, – заявил в комментарии Русской службе «Голоса Америки» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Нынешние учения как раз показывают: тем, кто попытается Иран остановить, придется дорого заплатить». Как считает Евгений Сатановский, в будущем растущий военный потенциал южного соседа может стать проблемой и для Москвы, с которой Тегерану есть, что делить: например, шельф Каспийского моря. Ведь Иран является единственной страной региона, с которой у России существуют серьезные разногласия по этому вопросу, отмечает профессор Сатановский.

«Нынешние учения, на мой взгляд, это еще одна попытка Тегерана «прощупать» новую вашингтонскую администрацию, – полагает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. - Иранские лидеры считают Барака Обаму политиком более мягким, чем Джордж Буш, и сейчас пытаются понять, на какие крайние уступки он готов пойти на Ближнем Востоке». По мнению Алексея Фененко, подобным образом Советский Союз пытался поступать в отношении Соединенных Штатов в середине прошлого века, когда на смену жесткому республиканцу Дуайту Эйзенхауэру в Белый Дом пришел более гибкий молодой демократ Джон Кеннеди.

«Но в перспективе сегодняшняя провокационная политика тегеранского руководства может создать проблемы для самого Ирана, – заключает кандидат исторических наук Алексей Фененко. – Среди американского военного истеблишмента уже заметна критика президента Обамы за уступчивость. И не исключена ситуация, при которой новый американской президент будет вынужден нивелировать все те позитивные сдвиги на переговорах с Тегераном, на которые он пошел ранее». Что же касается России, акцентирует Алексей Фененко, то для нее нынешние иранские учения тоже «не очень приятны». Ведь Москва попыталась сыграть роль посредника между Вашингтоном и Тегераном. Кстати, также она действовала два года назад, когда глава МИД РФ Сергей Лавров побывал в Иране и постарался взять на себя роль посредника в заключении «плутониевого соглашения» с МАГАТЭ. «Но Тегеран и тогда, в конце концов, ответил серией военных учений, жестких заявлений и, по сути, сорвал переговорный процесс», – напоминает российский эксперт Алексей Фененко.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG