Линки доступности

Иранский атом в контексте арабской весны

«Последний доклад МАГАТЭ не оставляет камня на камне от попыток Ирана представить дело так, будто его ядерные разработки носят «исключительно мирный характер». В докладе детально показано, как в Иране была разработана полномасштабная программа по развитию всех основных технологий для создания… ядерного оснащения баллистических… ракет».

Так высказался о только что обнародованном международным ядерным агентством документе директор программы по ядерному нераспространению и разоружению при лондонском Международном институте стратегических исследований (ISS) Марк Фитцпатрик.

Конец многолетней дискуссии? Не похоже, считает московский политолог-иранист Владимир Сажин. «Дело в том, – рассказывает аналитик, – что благодаря многочисленным утечкам последний доклад МАГАТЭ еще до публикации сам оказался в центре острых споров. В особенности после заявления генерального директора агентства о том, что ноябрьский доклад – в случае согласия соответствующих стран – будет содержать (в качестве приложений) разведданные, подтверждающие, что в иранской ядерной программе есть военная составляющая. А точнее – что Иран идет к созданию ракетно-ядерного потенциала».

Работа над ошибками

«Тут-то, – продолжает Сажин, – и разгорелась полемика. Россия и Китай решительно высказались против обнародования разведданных – мотивируя это тем, что Иран может в таком случае отказаться от переговорного процесса. Иными словами, и в Москве, и в Пекине рассчитывают только на дипломатическое решение проблемы».

Есть ли основания для подобных расчетов? «В последние недели появились признаки того, что иранские власти готовы пойти на некоторые уступки, – констатирует московский политолог. – А именно – предоставить МАГАТЭ полный контроль над всей деятельностью Ирана в ядерной сфере. Это может быть достигнуто в течение пяти лет – если санкции против Ирана будут отменены. Более того, Иран может ограничиться приблизительно двадцатипроцентным уровнем обогащения урана, если ему будет предоставлена возможность получить ядерное топливо для тегеранского исследовательского реактора».

«Эти подвижки, – продолжает Сажин, – результат санкций, введенных США и Евросоюзом. Оказывающих, среди прочего, и влияние на темпы иранских ядерных разработок. И в частности – затрудняющих получение необходимых материалов – даже через третьи страны. Тем не менее, практическая деятельность тегеранского режима в ядерно-ракетной сфере продолжает чрезвычайно беспокоить Запад. Потому и была предпринята попытка повысить, так сказать, градус напряженности вокруг Ирана. Отсюда – и использование разведданных, и заявления главного противника Ирана в Европе – Николя Саркози, а теперь и решительные высказывания Шимона Переса о возможности израильского удара по ядерным объектам. В общем – напряженность растет…»

Что же явствует из доклада МАГАТЭ? «Прежде всего – что Иран располагает оборудованием и технологиями, позволяющими создать атомную бомбу, – сказала в интервью Русской службе «Голоса Америки» обозреватель лондонской газеты «Кейхан» Назенин Ансари. – Что идет работа по созданию ядерной боеголовки – и находится, по-видимому, на весьма продвинутой стадии. Что в этих научно-технических разработках участвуют, как минимум, двое иностранных ученых. Что речь идет о производстве двадцатипроцентного урана, который в течение нескольких месяцев может быть доведен до «военного» – девяностопроцентного – уровня обогащения. И, наконец, – что относящиеся к 2007 году оценки американских спецслужб, согласно которым еще в 2003 году в Иране была приостановлена работа по созданию ядерного оружия – основывались на недостоверной информации».

Ядерные аргументы Тегерана

Не отмалчиваются и лидеры Исламской республики. «Президент Ахмадинежад, – рассказывает Назенин Ансари, – уже заявил, что в докладе МАГАТЭ использованы недостоверные данные. Другие деятели тегеранского режима поспешили охарактеризовать публикацию доклада как попытку загнать Иран в угол, – оказав на него психологическое давление. В связи с чем Ахмадинежад заверил общественность, что с избранного пути Исламская республика не свернет».

«По существу, – констатирует Ансари, – иранский истеблишмент сам загнал себя в угол, не будучи в силах найти компромиссное решение. Тогда как очень многие люди, не вхожие в коридоры власти, хотят, чтобы правительство начало, наконец, сотрудничать с международным сообществом: ядерная программа, считают они, не стоит тех жертв, которые приходится нести народу. У страны слишком много других забот…»

А у политической элиты? «В преддверии приближающихся парламентских выборов (они должны состояться в марте) взаимные упреки Ахмадинежада и его религиозно-консервативных оппонентов становятся все более резкими, – подчеркивает Владимир Сажин, – и ядерный вопрос занимает тут не последнее место. При этом нельзя забывать: в Иране существует консенсус по национальной ядерной программе. Да, есть нюансы. Да, некоторые представители высших эшелонов власти говорят порой о возможности компромиссов (правда, не совсем ясно, каких). Однако все – от последнего феллаха до верховного лидера – решительно за иранский атом, и каждому иранскому политику приходится это учитывать. Т.е. – оттягивать дискуссию по ядерной проблеме, пока не пройдут выборы».

Энергетика «арабской весны»

Существует, правда, еще один немаловажный фактор: соседи. «Арабские страны, – отмечает Назенин Ансари, – чаще всего выступают за превращение Ближнего Востока в безъядерную зону. Но приведенные в докладе данные, пожалуй, могут заставить их еще серьезнее, чем прежде, задуматься о собственных ядерных программах. В общем, весь регион – на пороховой бочке».

«Не забудем, – подчеркивает журналистка, – и продолжающуюся «арабскую весну». Вполне способную привести к власти разного рода джихадистов, салафитов и иных экстремистов. Которые, несомненно, попытаются получить доступ к ядерным технологиям. Иными словами, глобальное обострение проблемы налицо…»

«Другой вопрос, – отметил в этой связи Владимир Сажин, – чем объяснить резкую риторику израильского президента Переса, а до него – премьер-министра Нетаньяху?» «По-видимому, – считает аналитик, – это пробный шар. И вот результат: в Израиле за удар по Ирану высказался приблизительно сорок один процент населения. Ну, а мировое сообщество – в значительной степени – против. Но дело в том, что и администрация Обамы – тоже или молчит, или высказывается против военного решения. И вот месседж израильского правительства: если не ужесточить санкции против Ирана, то можно нанести и удар. И даже – самостоятельно, без американской поддержки…»

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG